home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 37

Когда они шли к припаркованным автомобилям, все огни на ферме ярко горели, но это еще больше подчеркивало царившие вокруг грязь и разруху. Ржавые части каких-то механизмов стояли прислоненными к стенам надворных построек, а в десяти футах от дома лежала куча сена, насквозь пропитанная навозом. Повсюду были разбросаны наполовину пустые мешки с кормом для скота.

Полицейская лента была протянута между дождевой трубой на самом доме и деревом в конце подъездной дороги, покрытой щебенкой. Оно стояло приблизительно в десяти футах от того места, где выстрелили в Билли Коули.

Ким всю передернуло от омерзения, когда она увидела жирную крысу, которая спокойно пробиралась сквозь грязь к старому амбару.

– Это место, конечно, – полная задница, но все-таки интересно, Том, почему они не платят ренту вот уже много лет, – с отвращением заметила женщина.

– Точно. Ни фартинга, – согласился с ней Тревис, когда они подошли к коттеджу.

Естественно, Фиона уже ждала их на пороге.

Полицейских задержало плохо припаркованное такси, в которое садился дышащий на ладан старик. К тому моменту, когда Ким смогла выехать со стоянки, Коули уже и след простыл, так что ей хватило времени объяснить отцу все, что он должен будет сказать.

Красный «Ягуар» Фионы был припаркован на самой границе участка, как будто она боялась, что машина может чем-то заразиться на нем.

Стоун это не удивило. Она насчитала возле дома еще шесть транспортных средств: четыре в возрасте от семи до пятнадцати лет и два фургона, на которых приехали криминалисты.

По акценту одного из них инспектор узнала техника-криминалиста Бена, лицо которого скрывала маска. Бен работал с ней во время расследования многих преступлений.

– Привет, – сказала Стоун, подходя к нему в тот момент, когда он доставал из фургона свежую пачку пакетов для вещественных доказательств. – Кто-нибудь вам мешает?

Мужчина снял маску.

– Скорее внимательно наблюдает, – ответил он, кивая на входную дверь.

Ким легко в это поверила.

– Если можно, обратите внимание на нитки, Бен, – попросила она, вспомнив недавнее открытие доктора Эй.

– Без проблем, – ответил криминалист и направился к дому.

– Быстро вы обернулись, – заметила Стоун, проходя в дом мимо бросающей на нее сердитые взгляды женщины.

– Вы не можете просто… – начала было Фиона.

– Нет, можем, – ответила ей детектив. Эта женщина и так уже достаточно долго путалась у них под ногами. Пока они были в больнице, был выдан ордер, и Фиона Коули знала, кто они такие. Объяснять что-то дальше не имело смысла, а кроме того, Ким была уверена, что мисс Коули знает гораздо больше, чем говорит.

Открытая входная дверь вела в темную убогую кухню с небольшим окном в северной стене. Простые прямоугольные настенные шкафы были плохо покрашены. На двух дверях все еще оставались деревянные панели, как будто кому-то неожиданно пришла в голову мысль, что все попытки модернизировать помещение – это пустая трата времени.

Громадная печь «АГА»[470] занимала всю стену напротив окна. Инспектор не знала, работает ли она, потому что на ней стояли электрический чайник и банки с чаем. Здесь же приткнулась походная кухня, вся заляпанная фасолью. Черный пластиковый бак для мусора, из которого вываливались прямо на пол обертки от бургеров и коробки из-под пиццы, занимал весь угол кухни. Запах несвежей пищи был несколько лучше всепроникающего аромата сырой плесени, который заполнял весь дом.

Стоун повернулась к Фионе, которая стояла прямо у нее за спиной.

– Если не возражаете, дайте ваш адрес Тревису, – сказала детектив. – Позже он может нам понадобиться.

Казалось, что мисс Коули удивилась, однако она стала диктовать адрес Тому, который открыл свою кожаную папку.

Фиона здесь, естественно, не жила. Если б это было так, дом выглядел бы совсем по-другому. Ухоженная и изящная женщина не смогла бы жить в таком свинарнике. Черт возьми, она даже свой «Ягуар» поставила подальше на случай возможной заразы!

Ким прошла в гостиную, вполне могущую быть сердцем этого жилища со своими сохранившимися оригинальными деталями, которые владельцы современных домов копируют за большие деньги. Камин из камня и дубовые стропила терялись среди плохо сочетающихся друг с другом отдельных предметов мебели и многочисленных украшений на стенах, которые создавали серьезный диссонанс с ними. Все это освещалось единственной желтой лампой без абажура, свисавшей с потолка в самом центре комнаты.

Само помещение было заполнено тяжелой мебелью темного цвета, относившейся по крайней мере к семи или восьми прошедшим десятилетиям. Стен не было видно из-за изображений сельскохозяйственных животных и бронзовых подков, свисающих на кожаных шнурках.

Диван, рассчитанный на трех человек, был фиолетового цвета, и на его валиках виднелись потертости. В центре спинка дивана напоминала по форме опахало. Такой же диван имелся во второй приемной семье Ким в конце восьмидесятых.

В гостиную, миновав трех техников, которые работали при свете карманных фонарей, вошел Джеффри Коули. Казалось, что он появился из какого-то чулана.

– Мистер Коули, рада снова видеть вас, – сказала Стоун, делая шаг вперед. Она чувствовала присутствие Фионы рядом с собой, но обращалась напрямую к ее отцу. – Спасибо за ваше разрешение сделать смыв с рук Билли. Уверена, что скоро мы сможем закрыть дело об этой стрельбе.

Инспектор услышала, как мисс Коули резко втянула в себя воздух. Оказывается, хозяин дома не сказал дочери о своем разрешении.

Как только Фиона выскочила с парковки, Ким позвонила Джеффу и получила у него разрешение еще до того, как до него добралась его дочь.

– Должно быть, криминалист как раз этим сейчас и занимается, – добавила инспектор.

Коули сделал поклон в ее сторону. Он не смотрел на дочь, но его глаза прищурились. Детектив заметила, что мужчина что-то перебирает у себя в кармане.

– Ваша дочь говорила нечто о том, что вы запомнили какие-то детали произошедшего с вашим сыном, – продолжила Стоун. – Более того, она упомянула, что вы были свидетелем этого несчастного случая.

И опять Джеффри молча поклонился. Его рука двигалась в кармане без остановки.

– Так не могли бы вы, мистер Коули, рассказать нам, что же вы видели? – попросила инспектор.

– Да. Я как раз выбрасывал мусор и увидел, как Билли возится с ружьем возле коновязи. Я его окликнул…

– Не так быстро, – попросила Стоун, уже обратив внимание на три важных факта. Первый – мусор все еще захламлял кухню, и его не выносили уже много дней, а может быть, и недель; второй – от мужчины разило алкоголем; и, наконец, третий – он хотел закончить свой рассказ как можно быстрее.

«Прежде чем забудет то, что должен сказать», – подумала Ким.

Тревис уселся на покрытый пятнами диван, и она мысленно поаплодировала его смелости – пока не поняла, что он делает. Воспоминания чуть не вызвали улыбку у нее на лице, но Стоун постаралась сдержаться. Ее коллега еще не все успел забыть.

– Итак, вы выносили мусор? – уточнила инспектор.

– Ну да, мы обычно оставляем его прямо перед дверью.

Это объяснило наличие упитанного грызуна, который только что встретился полицейским.

– И что же заставило вас обратить внимание на сына? – продолжила Ким свои вопросы.

Она подозревала, что в том, что Билли ошивался возле хлева, не было ничего из ряда вон выходящего.

– Не знаю. Наверное, то, что у него в руках было ружье, – ответил хозяин.

– Это была винтовка, правильно? – уточнила детектив.

Стандартная вещь на любой ферме.

– Да, и он вертел его в руках, и помню, я еще подумал…

– Так вы обратили на него внимание потому, что у него в руках было ружье, или потому, что он вертел ружье в руках? – спросила Стоун, вновь осаживая рассказчика. В голове Коули сейчас разворачивается определенный сценарий, и он старается ему следовать. Инспектор никогда не была сторонницей жестких опросов, но ей необходимо было каким-то образом отвлечь внимание фермера от телесуфлера у него в голове.

– Думаю, он просто держал ружье в руках, но я подумал, что что-то должно…

– Вы это подумали, глядя на то, как ваш сын держит в руках ружье? – не отставала от него Ким. Мистер Коули слишком торопится перейти к самому несчастному случаю. – Он что, не умеет с ним обращаться?

Джефф провел рукой по своему лысому черепу.

– Нет-нет, это не так! – сказал он, как бы защищаясь. – Просто в этом было что-то странное, – закончил он, окончательно запутавшись.

Ким не оставалось ничего другого, кроме как использовать его смятение на полную катушку. Она повернулась так, чтобы периферическим зрением видеть Тревиса.

– Может быть, мы выйдем на улицу и посмотрим все на месте? – предложила Стоун. Но сейчас ее не интересовала реакция мистера Коули. То, что Том слегка кивнул ей, было гораздо важнее.

Фиона вышла вместе с ними из гостиной, прошла по кухне и оказалась на улице.

– Так значит, вы стояли здесь? – уточнила инспектор, останавливаясь прямо перед дверью.

– Да, я уже говорил, – кивнул хозяин дома. – Я выбрасывал…

– Мусор. Это я уже слышала, – закончила за него фразу детектив, демонстративно ища глазами мешок с мусором. – А Билли стоял возле коровника? – повторила она.

– Да, – ответил Джеффри, и рука в его кармане вновь задвигалась.

– И в руке у него было ружье? – продолжала допытываться Стоун.

– Да.

– И какой же длины было это ружье?

– Около двух футов, – ответил Коули. – Может быть, чуть больше.

Ким осмотрелась. Ее взгляд упал на кусок тонкой доски.

– Вы позволите?

Старик кивнул и быстро посмотрел на свою дочь, которая задумчиво наблюдала за происходящим, сложив руки на груди. Детектив прислонила доску к стене и ударом ноги сломала ее.

– Приблизительно такой? – спросила она, поднимая более длинный обломок.

– Да, – ответил Джефф.

– Вы можете постоять там, где стоите, мистер Коули? – спросила инспектор.

Фермер кивнул.

Стоун прошла к тому месту, где стоял Билли. Тревис последовал за ней.

Ким понизила голос, чтобы было слышно только им двоим:

– Итак, Билли вертит в руках ружье и умудряется выстрелить себе практически в затылок. Давай проверим, как такое возможно, а? – Женщина стала вертеть в руках палку, как полицейскую дубинку. – Значит спусковой крючок должен быть где-то здесь? – спросила она у Тома.

Тот кивнул, а Ким завертела головой в поисках чего-нибудь, чем можно было бы отметить это место.

– Губная помада? – подсказал ей напарник.

– Ты что, первый день меня знаешь? – не глядя огрызнулась Стоун.

Наконец, она наклонилась, мысленно молясь о том, чтобы перед ней снова не появилась жирная крыса, и подняла кусок шифера, после чего нацарапала им на доске небольшой желобок и положила на него палец.

– Ну что, они смотрят? – поинтересовалась детектив.

– И с большим интересом, – откликнулся Тревис.

Хорошо. Пусть отец с дочерью сами убедятся, насколько смехотворен их рассказ, и если для этого Ким придется сыграть роль, то она совсем не против.

Инспектор вытянула руки, не убирая пальца с предполагаемого спуска. Импровизированное «ружье» качнулось и уперлось ей под подбородок. Как раз подходящее положение для самоубийства. Стоун изменила угол, и конец палки двинулся дальше по ее шее.

Затем она поменяла положение и, положив деревяшку на плечо, прицелилась себе в шею.

– Скорее всего, это должно было быть именно так, – заметил Тревис.

– Правильно, но так я не достаю до спуска… А ну-ка, у тебя руки длиннее! – Ким передала палку-ружье своему коллеге.

Он взял ее и под наблюдением Стоун повторил все ее движения, после чего объявил:

– Теоретически это возможно, но, скорее всего, результатом будет то, что пуля пройдет вскользь, а не войдет в тело.

Однако оба инспектора знали, что пуля в него вошла.

Они все еще ждали ответа от баллистиков, которые должны были подтвердить, что выстрел был произведен именно из найденного ружья. До этого Ким не могла броситься к Джеффри Коули с криком: «Лжец! Лжец!»

Стоун вздохнула и двинулась в сторону того места, где стояли Фиона и ее взволнованный отец.

Телефон тренькнул – ей пришло сообщение. Она достала его и прочитала одну короткую фразу, а затем, улыбнувшись Тревису, вернулась к членам семейства и спросила:

– Вам ничего не показалось знакомым из того, что мы сейчас делали, мистер Коули?

– Показалось, – с готовностью ответил Джефф. – Когда вы положили палку на плечо. Мне кажется, что ружье было у Билли на плече.

Фиона сделала шаг вперед. Ким давно уже удивляло, что она так долго хранит молчание.

– Офицер, каким образом это все связано с костями, которые нашли на нашей земле? Здесь не было совершено никакого преступления. С моим братом произошел несчастный случай, что он и подтвердил.

– Что вы подтвердили вместо него, – напомнила ей Стоун. Самого Билли Коули ей еще только предстояло услышать.

– Но мой отец…

– Пересказывает все то, что вы ему сказали. – Голос Ким был холоден.

– Как вы смеете…

– Нет, это как вы смеете? – огрызнулась инспектор. – Как вы смеете так нагло нам врать? Вы что, думали, что мы поверим вам на слово, несмотря на то что в деле фигурирует огнестрельное оружие?

– Это все правда, – проворчала Коули.

– Значит, несмотря на то что это физически практически невозможно, – Ким глубоко вздохнула, – и несмотря на тот факт, что нам только что сообщили из больницы, что на руках вашего брата нет никаких следов пороха, вы продолжаете настаивать на том, что выстрел был сделан случайно?

– Да, инспектор, мы на этом настаиваем. – Фиона посмотрела Ким прямо в глаза.


Глава 36 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 38