home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Ким застонала от удовольствия, чувствуя, как струйки воды впиваются в ее тело, прежде чем скатиться по коже вниз и исчезнуть в сливе душевой кабины.

Все это, конечно, от лукавого, но она действительно чувствовала себя так, будто очищается от присутствия Тревиса.

После того как они уехали от доктора Эй, Том демонстративно посмотрел на часы. Они действительно переработали уже целых полчаса. Сама Стоун была готова немедленно отправиться к семейству Прис или погрузиться в отчеты о без вести пропавших, но выражение на физиономии напарника поведало ей о том, что это невозможно. Поэтому инспектор благополучно доставила его к жене, которая суетилась за тюлевыми занавесками. Наверное, она боялась, что подгорит мясо с овощами.

Ким вышла из душа и закуталась в пляжное полотенце. Она вытерла голову вторым полотенцем, встряхнула ею; ее короткие черные влажные волосы оказались торчащими в разные стороны.

Надев мешковатые джинсы и простую черную футболку, Стоун улыбнулась Барни, который терпеливо сидел и ждал ее внизу лестницы. Детектив никак не могла понять, почему собака даже не пытается забраться наверх. Лестницу она ничем не закрывала, и тем не менее ее питомец никогда не пересекал этот невидимый порог.

Хозяйка почесала ему голову и прошла на кухню. Оглянувшись, она увидела, что пес даже не пошевелился. Оказывается, он ждал вовсе не ее. Он ждал, когда откроется входная дверь.

Ким громко рассмеялась. Даже у собаки появился какой-то мистический нюх на появление посетителей.

Она подошла к кофеварке и приготовила две пустые кружки – черный кофе для нее и молоко с подсластителем для гостя.

Стук в дверь раздался в тот момент, когда она наливала кофе во вторую кружку.

– Заходи, коль не боишься! – крикнула инспектор.

Ее коллега открыл входную дверь и оказался в центре гостеприимного мохнатого круговорота. В руке он держал свой полицейский знак.

– Меня зовут Брайант. Может быть, вы меня не узнаёте, но я…

– Боже, да я видела тебя только сегодня утром! – рассмеялась Ким и подвинула ему чашку с кофе.

– Как тебе это удается? – спросил сержант, протягивая Барни жевательную косточку. – Я не звонил, не писал, не посылал тебе почтового голубя – откуда ты узнала?

– Брайант, ты приходишь ко мне без предупреждения только в двух случаях: чтобы проверить, всё ли у меня в порядке, или чтобы что-то выведать. – Стоун подняла бровь. – Сегодня мне весь день пришлось проработать с человеком, которого я ненавижу, над делом, о котором ты ничего не знаешь. Так что можно было смело спорить на что угодно по поводу того, что ты сегодня появишься. Даже эта псина знала, что это произойдет.

– Вполне логично, – согласился гость. – Ну и как прошел день? – Он не мог больше сдерживаться.

– Все это было похоже на просмотр игры в гольф в замедленном темпе. Он методичен до неприличия. Никаких эмоций, если только он не спорит со мной. Все обязательно записывает, а его самым отчаянным шагом за сегодня было добавление карамельного сиропа в жиденький латте.

Брайант чуть не поперхнулся.

– Ну ладно, – вздохнула Ким, – может быть, латте и не был таким уж жиденьким, но ты понимаешь, о чем я. Со своей командой он такой же представительный и занятный, каким я его помню, но вот со мной…

– А разве вы когда-то не жили с ним душа в душу? – негромко спросил сержант.

– Это было давно, – ответила Ким.

– Года четыре или пять назад, да? – посмотрел на нее коллега. – Тогда об этом ходило много слухов.

Хозяйка дома скрестила руки на груди. Да, она тоже слышала об этих слухах, но не стала на них реагировать. Стоун открыла было рот, чтобы объяснить Брайанту, каким полицейским был в те времена Том, но так и не смогла сделать этого. Ей сразу же пришел на ум пример, о котором она пообещала самой себе никогда не говорить. И никогда не заговорит.

– Он не всегда был таким, – просто сказала Ким.

– Некоторые люди, – пожал плечами ее собеседник, – просто работают по-другому… Более организованно, что ли…

– Ты что, хочешь сказать, что я неорганизованная? – уточнила Стоун.

– Скажем так: по-своему… И давай больше не будем об этом.

– Как я понимаю, сейчас ты разговариваешь просто с Ким, правильно? – прищурилась инспектор.

– Ну конечно. А теперь расскажи мне о деле.

– Доктор Эй считает, что речь идет о трех жертвах, которые сначала были захоронены в другом месте. А еще у нас есть нитка и дырка от пули.

– Огнестрел? – переспросил Брайант.

Детектив кивнула. Использование огнестрельного оружия все еще было редкостью на их территории.

– У нас есть вероятное описание первой жертвы, – добавила Стоун. – И пока ничего не известно о том, сколько лет этим костям и как долго они находятся в земле. Доктор Эй оставила вместо себя свою коллегу Марину, которая продолжит раскопки, а сама перебралась в морг, где занимается сортировкой костей.

– Китс наверняка будет в восторге, – заметил Брайант.

– Не больше, чем сама доктор Эй. Она уже обращалась в УКИЧТ, но те не стали выдавать…

– Не так быстро, – прервал сержант свою начальницу. – Что это еще за УКИЧТ такое?

– Управление по контролю за использованием человеческих тканей[456]. Они лицензируют деятельность моргов, даже временных. Но возле раскопа не существует ни одного здания с постоянным водоснабжением, а это одно из основных требований. Так что останки пришлось перевезти в морг. Поверь мне, Эй с большей радостью осталась бы на раскопе.

Ким знала, что археолог во многом походит на нее саму, и поэтому предпочла бы проводить все исследования прямо на месте, где она могла бы лучше их контролировать.

– А что насчет самого земельного участка? – продолжил расспрашивать ее Брайант.

– Кое-что есть. Ферма находится в лизинге у семейства Коули, которое состоит из отца, сына и дочери. Про мать еще ничего не знаю. Дочь – это терьер в юбке, которая запретила нам работать в пределах ее собственности, а братец сегодня утром попал в перестрелку.

Глаза сержанта широко раскрылись.

– Вот! – воскликнула детектив, указывая на его лицо. – Вот именно этого мне не хватает при работе с Тревисом.

– И со всеми этими проблемами на руках ты уже успела принять душ, а на часах нет еще и половины седьмого?

– Вот именно, – согласилась Ким.

Обладая таким количеством информации, ее команда давно погрузилась бы в расследование, спрашивая, разыскивая и зондируя до тех пор, пока все не свалились бы без сил или пока не исчерпали бы все возможные версии.

– Да, а еще у меня создалось впечатление, что семья Коули, мягко говоря, недолюбливает семью Прис, которая является фактическим владельцем земли, – добавила инспектор.

– Черт побери, Ким, даже я уже разволновался! А ты уверена, что нет никаких шансов забрать это дело у мерсийцев?

Стоун сама уже думала об этом сто раз. Если б ей платили по фунту всякий раз, когда ее рука тянулась, чтобы позвонить Стейси, или когда она думала о том, что хорошо было бы, чтобы Брайант сидел сейчас рядом с ней в машине… Ее останавливало только уважение к своему боссу.

– Я дала Вуди слово сделать все, чтобы это сработало, – пояснила она.

Сержант понимающе кивнул.

– Тебя, наверное, убивает то, что не ты одна руководишь расследованием, – сказал он, испытывая легкое возбуждение.

– И не говори!.. Но хватит обо мне. Как там молодежь? Сближаешься с Доусоном?

– А как же! На уикенд он приедет к нам с ночевкой, – сказал сержант со смешком.

– Ну, а как поживает Стейси?

– А сама-то как думаешь?

Ким понимала, что имеет в виду ее коллега. Стейси Вуд была человеком, который лучше всего функционировал в состоянии стресса. Под давлением ее мозг творил чудеса, которые двигали ее пальцами по клавиатуре.

– А вы не можете побольше загрузить ее? – поинтересовалась инспектор.

– Да мы-то с удовольствием. – Брайант сделал глоток кофе. – Но ей нужна отправная точка, а у нас у самих ее еще нет.

– До меня дошли слухи, что этому Хенрику здорово досталось, – заметила Стоун.

– Его семье угрожали, – согласно кивнул сержант. – У него жена и трое малышей. Сообщения в телефоне просто отвратительны, и посылал их, уверен, полный псих. Всё по полной программе – угрожающие письма, акты вандализма, оскорбления, нацарапанные на дверях…

– А сейчас семья в безопасности?

Брайант слегка покраснел.

– Конечно, – ответил он, вставая со стула. – Ну, мне, пожалуй…

– Что ты с ними сделал? – прямо спросила его Стоун. – Меня ты не обманешь.

Ее гость покачал головой и направился к двери.

Ким быстро сообразила: женщина, одна, с тремя маленькими детьми, которой угрожают и муж которой недееспособен и находится в больнице.

– Ты забрал их к себе, правда? – догадалась детектив.

– Используя свое право не свидетельствовать против самого себя, я отказываюсь отвечать на этот вопрос.

Но Ким ответ Брайанта был не нужен. Ей хотелось напомнить ему о правилах и необходимости держать дистанцию со свидетелями, но она сама не верила в это, к тому же ее предупреждение ничего не изменило бы. И никакие слова о карьере ее сотрудника не заставили бы его оставить детей в опасности.

– Будь осторожнее, – предупредила она сержанта.

– Обязательно, – пообещал сержант, подходя к двери.

– Ты сможешь провести брифинг завтра утром? – спросила Стоун.

– Без проблем, – ответил Брайант, выходя на улицу.

Здесь он остановился и повернулся лицом к хозяйке дома.

– И вот еще что, Ким. То, что ты не одна руководишь расследованием, еще не значит, что ты не можешь его контролировать.

Инспектор улыбнулась и закрыла за ним дверь.

Но улыбалась она недолго.

У нее появились нехорошие предчувствия, и она знала, что это как-то связано с ее командой.


Глава 21 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 23