home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Ким почувствовала, что успокаивается, как только они оказались в машине. В ее машине.

Теперь к ней вернулась уверенность, что она контролирует ситуацию и что расследование движется вперед со скоростью, которую выбрала она сама.

Сидящий рядом с ней Тревис делал какие-то заметки.

Приятный и представительный мужчина, которого детектив видела в помещении отдела криминальных расследований, там и остался. В машину к ней уселось его бледное подобие.

Ким не могла не подумать, как здорово было бы, если б сейчас рядом с ней сидел Брайант. Они обменивались бы теориями, фонтанировали идеями, обсуждали, спорили… В общем, работали бы над расследованием.

Инспектор резко свернула налево, на грунтовую дорогу. Тревис уронил ручку и неодобрительно посмотрел на нее.

Пора бы ему понять, что без присмотра ее оставлять не стоит, а то она может начать развлекать себя сама.

Том засунул ручку в проволочную спираль, соединявшую листы блокнота, и закрыл его. Они как раз проехали мимо парковки перед пабом, на которой расположилась пресса. В первых рядах стояла Трейси Фрост, которая разговаривала с пареньком, одетым в куртку от «Файертрэп»[437]. Прервав разговор, Трейси слегка кивнула проезжающей мимо Ким.

– Вот уж по ком я совсем не скучаю, так это по этому жалкому подобию человека, – заметил Тревис.

Стоун ощетинилась, хотя три месяца назад это вполне могло бы стать единственной темой, по которой у них бы не было разногласий.

– Она не так уж плоха, – сказала детектив, вспомнив все, что узнала о Трейси Фрост.

– В этой женщине нет ничего, что могло бы оправдать ее существование, – продолжал настаивать ее коллега.

Ким раскусила его игру. Том почувствовал, что надавил ей на больную мозоль, и теперь тыкает в нее вилкой, ожидая, когда она начнет кусаться. Он с удовольствием вовлечет ее в спор, а потом бросится к своему начальству с рассказом о том, как трудно с ней работать. И начальство ему поверит. Черт побери, даже ее начальство ему поверит! Стоун так же, как и Тревис, ненавидела саму идею совместного расследования, но не собиралась становиться причиной его провала. По крайней мере, не в первый же день.

– Так вот, создавая прецедент для нашей дальнейшей совместной работы, Том, давай сразу же согласимся с тем, что мы не во всем согласны друг с другом, – предложила она.

Паркуясь, детектив заметила выражение разочарования на лице своего соперника.

Выбравшись из машины, Стоун направилась к раскопу, нимало не волнуясь, успевает ли он за ней. А когда Том поравнялся с ней, она увидела, что он прижимает к животу папку для бумаг, будто защищаясь от кого-то.

– Тебя здесь никто не обидит, – заметила Ким, взглянув на этот щит.

– Слушай, ты делаешь по-своему, а я…

– Как можно более неуклюже, – перебила Стоун Тревиса.

Она заметила, что на небольшом клочке земли толпилось не менее двадцати человек, но при этом они говорили приглушенными, благоговейными и уважительными голосами. Все понимали, что они находятся рядом с могилой.

Над раскопом был натянут белый тент – для защиты этого места и для обеспечения приватности. Таким образом, техники-криминалисты получили возможность обследовать территорию вокруг раскопа без боязни атмосферных осадков. Кроме того, хотя пресса и была остановлена в полумиле от могилы, случаи появления в воздухе вертолетов новостных телеканалов были хорошо известны.

Полицейские, одетые в черную униформу, осматривали дальний периметр поля, а техники в белом занимались территорией непосредственно вокруг раскопа. Ким знала, что они ищут следы обуви и автомобильных покрышек, окурки… словом, все, что могло бы пролить свет на преступление. Такова была стандартная процедура, но инспектор никак не могла оценить ее необходимость в условиях, когда они не знают, как долго череп находится в земле.

Ким хотелось бы увидеть на поле команду с георадаром. Надо было выяснить, нет ли здесь еще костей, но она понимала, что радар допустят сюда, только когда поверхность будет обшарена на предмет улик.

Инспектор направилась к раскопу, который с того момента, как она видела его в последний раз, стал глубже почти на фут, хотя сами раскопки, казалось, топтались на месте. Кости еще не извлекли из земли, а без этого расследование не могло двигаться дальше.

Пока у жертвы не было ни имени, ни личности, Стоун всегда испытывала чувство разочарования.

Она увидела доктора Эй, которая стояла на коленях посередине раскопа и серьезно разговаривала с женщиной, одетой в белое. Верхняя часть белого комбинезона археолога была спущена, а его рукава были завязаны вокруг пояса.

Фотограф-криминалист делал снимки раскопа со всех возможных углов.

Ким откашлялась.

Доктор Эй повернулась к ней и прищурила глаза.

– Я не понимаю этой английской привычки прочищать горло, чтобы сообщить о своем прибытии, вместо того чтобы просто сказать «привет».

– Привет, доктор Эй, – сказала детектив.

– Ну наконец-то вы здесь! – С этими словами македонка посмотрела ей за спину. – Вижу, что вы захватили с собой вашего друга.

– Доктор Эй… – предупредила ее Ким.

Археолог наверняка видела их ссору накануне и понимала, что никакие они не друзья.

Тревис промолчал. Его внимание привлекло нечто в дальнем левом углу раскопа.

Эй озорно улыбнулась, прежде чем подвести Стоун к краю могилы.

– Прошу вас. Знакомьтесь с Лесли, нашей жертвой.

У нее была привычка называть жертвы именами, подходившими как женщинам, так и мужчинам, до тех пор пока она точно не устанавливала их пол.

Пока Ким смотрела в раскоп, рядом с ней возник Том. Она услышала звук медленно расстегиваемой молнии – он раскрыл свою папку. У нее появилось предчувствие, что до конца расследования этот звук успеет вынести ей мозг.

Присмотревшись, Стоун нахмурилась. Она ожидала большего.

– Заморозки, – пояснила доктор Эй, увидев выражение ее лица.

Времени было почти половина одиннадцатого утра, а температура поднялась всего до каких-то жалких шести градусов.

Ким понимающе кивнула, но не прекратила хмуриться. Команда раскопала еще несколько костей, но их расположение не походило ни на что из того, что инспектору приходилось видеть раньше.

– Из глазницы торчит пястная кость, – сказала археолог, взяв руку Ким в свои. Она нажала на кость между костяшкой одного из пальцев и первой фалангой. – Вот эта. Мне кажется, что к ней прилегает проксимальная фаланга. – Ощупывание руки детектива продолжилось.

– Вы хотите сказать, что из глаза жертвы торчит палец? – удивилась инспектор.

Ее собеседница утвердительно кивнула.

Ким попыталась представить себе сценарий, при котором в этом была бы хоть какая-то логика.

Безуспешно.

– Есть идеи о том, сколько он здесь пролежал? – спросила Стоун. Для себя она решила, что пока жертва побудет мужчиной.

– Еще нет, – покачала головой доктор Эй. – Но есть кое-что, о чем вам необходимо знать, прежде чем мы двинемся дальше.

– Продолжайте, – попросила Ким, двигаясь за археологом по краю раскопа.

– Вы видите кость, которая торчит из земли вон там?

Детектив кивнула, а Тревис подошел к краю тента и выглянул наружу. То, что ему не нравится доктор Эй, было вполне объяснимо, но он мог хотя бы, черт побери, уважать ее знания!

– Это похоже на лучевую кость, – сказала македонка и провела по руке Ким от локтя до кисти.

Стоун так и не поняла, когда успела превратиться в наглядное пособие, но не стала заострять на этом внимание.

– Такое впечатление, что эта кость лежит довольно далеко от остального скелета, – заметила инспектор. Расположение останков казалось ей нелогичным.

– По первым результатам анализов, почва здесь кишит аномалиями, – ответила археолог. – Множество элементов, которых здесь не должно быть. Мы направили образцы в лабораторию.

Теперь Ким выглядела озадаченной.

– Доктор Эй, что вы хотите сказать этим?

– Я говорю о том, что думаю, что это не первое место захоронения жертвы.

– Но почему? – Инспектор совсем запуталась.

– Простите, доктор, а вон тот человек – из ваших? – спросил Тревис, по-прежнему оставаясь у края тента.

Детектив прошла вслед за археологом к тому месту, где она стояла, и тоже выглянула наружу. В середине поля они увидели одинокого мужчину, с ног до головы одетого в черное.

Эй покачала головой.

– Не из моих, – ответила она.

– Вы в этом уверены? – уточнил Том. – Он уже стоял там, когда мы подъехали.

– Если б это был один из моих, то он не стоял бы столбом, – резонно заметила археолог.

Стоун посмотрела на Тревиса, и они оба вышли из-под тента.

Ким старалась удержаться, чтобы не побежать, видя, как сокращается расстояние между ними и нарушителем. Ему здесь было явно не место, и поэтому она ожидала, что, увидев их с Томом, он постарается скрыться.

Но мужчина остался стоять, как стоял, глядя в их сторону и глубоко засунув руки в карманы пальто.

– Мало похоже на полевую форму, – заметила Стоун, осмотрев его с расстояния в тридцать футов.

– Похоже на кашемировое пальто фирмы «Данхилл»[438]. Стоит около двух штук, а на сдачу вполне можно сходить на ланч, – заметил Тревис.

– Так ты что, собираешься меня пригласить? – уточнила Ким с сарказмом.

– Ну, не совсем…

– Простите, сэр, – крикнула инспектор с расстояния в пятнадцать футов, – но вам здесь сейчас нечего делать!

Незнакомец никак не отреагировал на ее слова, пока она не подошла и не встала прямо перед ним.

Стоун решила, что ему лет тридцать пять. Черные волосы, слегка посеребренные на висках. Густые темные ресницы окаймляли проницательные голубые глаза, которые смотрели на нее серьезно и холодно.

– Как раз мне-то есть что здесь делать, офицер. Вы стоите на моей земле, – заявил мужчина.

– Мистер Прис? – уточнила Ким.

– Дейл Прис, – подтвердил владелец поля, даже не пытаясь вынуть руку из кармана для рукопожатия.

– Как вы сюда попали, мистер Прис? – спросила Стоун, оглядываясь.

Дейл ничего не ответил и посмотрел на белый тент у нее за спиной.

– Я должна попросить вас покинуть эту территорию, – вежливо обратилась к нему инспектор. – Здесь проводится полицейское расследование, и вы можете уничтожить улики на месте преступления.

– Я хотел бы, чтобы вы четко сказали мне, что нашли, – произнес Прис.

– Всему свое время, сэр. В ходе расследования мы обязательно встретимся с вами.

– А вы уже общались с семейством Коули?

Ким открыла было рот чтобы ответить, но ее опередил Тревис:

– Мистер Прис, вам действительно необходимо уйти. Немедленно.

Стоун прикусила язык, а Дейл Прис внимательно осмотрел их с коллегой еще раз, прежде чем повернуться и направиться в дальний угол поля.

Ким была уверена: ушел он только потому, что сам решил, что ему пора.

– Никогда больше так не делай! – набросилась женщина на Тревиса. – У меня все было под контролем. – Сказав это, она повернулась и пошла в сторону тента.

Том не попытался ни догнать ее, ни как-то прокомментировать ее указание.

– Минутку, инспектор, – остановила Стоун доктора Эй, когда та проходила мимо нее.

Ким сделала два шага назад и зашла под тент. Археолог протянула руку к длинной кости, которая лежала в дальнем углу раскопа.

– Это бедренная кость, – негромко сказала она, и в этот момент к ним подошел Тревис.

Эй достала из-за уха карандаш и указала на округлость на одном конце кости.

– Вот это ямка головки бедренной кости, ниже идет внутренний мыщелок, а потом…

– Доктор Эй, я знаю, что такое бедренная кость, и, полагаю, их здесь должно быть две, – перебила ее Стоун. – Так к чему весь этот шум?

– К тому, инспектор, что это бедренная кость номер три.

– Простите доктор, но что вы имеете в виду? – задал никому не нужный вопрос Тревис.

Отвечая ему, археолог не стала скрывать своего раздражения:

– Я имею в виду, инспектор, что если только у Лесли не было больше двух ног, то мы имеем дело со второй жертвой.


Глава 11 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 13