home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 97

Доусон почувствовал, как рвотные массы заполнили его горло. Из него вышибло весь дух, когда какая-то расплывчатая форма рядом с ним вдруг с силой толкнула его назад. Пронизывающая боль говорила о том, что сержант ударился затылком обо что-то твердое и на мгновение потерял сознание. Сколько он пролежал в беспамятстве, Кевин не знал, но его руки были связаны у него за спиной.

Ноги тоже были соединены вместе. Инстинктивно он с силой выбросил их вперед.

– Вам надо было уходить, пока у вас был шанс, – услышал он.

Одновременно с этими словами что-то твердое ударило его по правому колену.

Сержант закричал от боли и сам не узнал своего голоса.

Чья-то темная фигура направила луч своего фонаря вверх и осветила свое лицо, фото которого Кевин видел прикрепленным к доске в помещении отдела.

– Анна, – произнес он, вспомнив, что она относится к прислуге Брайтманов.

На какое-то время Доусон окаменел. Он, наверное, сотню раз смотрел на это ничем не примечательное лицо, но ему и в голову не приходила такая возможность. Постепенно он начал что-то соображать.

– Вы работали во всех семьях, – произнес сержант в темноту. – И так смогли сблизиться с ними со всеми. В тот вечер вы позвонили Диане, что-то ей сказали… – Он замолчал, чувствуя, что вот-вот что-то вспомнит. Телефон. – Вы позвонили Диане с ее собственного телефона. Вы украли ту старую трубку, которую она хранила, и позвонили ей с нее, сообщив, что случайно на нее наткнулись. Она встретилась с вами, а потом подвезла до Колли-Гейт. И высадила вас там, прежде чем…

– Диана была очень великодушной женщиной, – сказала женщина.

Кевин заморгал в темноте, как будто это могло прочистить ему мозги.

– Она же вам нравилась! – сказал он в шоке. – Вы же искренне сожалели о ее смерти…

– А как же иначе.

Теперь удар пришелся по левой коленке сержанта. Боль пронзила его ногу.

– Я же не какой-нибудь монстр, – продолжила Анна Миллз. – Диана была очаровательной женщиной, и мне очень жаль, что она умерла. Но по-другому я поступить не могла.

Доусон подумал об одном мертвом ребенке и о втором, который тоже мог быть уже мертв. Нет, она самый настоящий монстр!

– Но почему родственники? – спросил он, стараясь заставить ее говорить. Группа поддержки должна быть совсем близко.

– Потому что родственники всегда страдают сильнее всех, – ответила Анна. – Жертвы умерли, и их боль прошла. Но ничто так не ранит, как потеря любимого человека. А надо продолжать жить. И простого выхода из ситуации у тебя нет. Тебе приходится страдать. Действительно страдать.

– Люк Суини был вашим сыном, – понял сержант.

– За то, что совершил наш мальчик, нас облили грязью с головы до ног. Наверное, в том, что произошло, была и наша вина. Не смогли его правильно воспитать. Или должны были предвидеть, что он собирается сделать. Или как-то остановить его. Другие дети издевались над нашими детьми и избивали их. Наш дом забрасывали кирпичами чуть ли не каждую ночь. В почтовый ящик нам бросали собачье дерьмо. С нами творили все, на что хватит вашего воображения, и даже больше. Жизнь превратилась в ад.

– Он умер в тюрьме, – произнес Доусон.

Ему ничего не ответили, но и по коленям больше не били.

Сержант знал, что ему необходимо заставить Миллз говорить. Группа поддержки уже на подходе, и скоро здесь будет полно полицейских. Шансов скрыться у нее нет никаких. Просто ему надо постараться не умереть за это время.

– А он вообще не должен был там оказаться! – огрызнулась Анна. – Он был явно болен. Но Митчелл Брайтман нарисовал перед присяжными портрет настоящего монстра, а девчонка преувеличила все, что сделал с ней мой мальчик.

В машине Стейси успела рассказать Кевину о своих раскопках и описала раны, которые насильник нанес девочке, так что Доусон не мог поверить тому, что слышал сейчас, но реагировать на это не стал. Тот факт, что обвинение основывалось на показаниях жертвы, а не на ее собственных утверждениях, казалось, ничуть не смущал Анну. О самоубийстве девочки она даже не вспоминала. Однако Кевин не мог показать ей сейчас свое раздражение. Он должен был постараться сделать так, чтобы она не отвлекалась от рассказа.

– А эта Джеральдина? – продолжала Миллз. – Она под присягой подтвердила, что Люк способен предстать перед судом.

– Сначала вы ведь попытались убить ее компаньонку, правда? Ее она любила больше всего на свете, но вам не удалось довести дело до конца.

– Вместо этого я добралась до ее дочери, – сказала женщина с видом триумфатора. – Это ведь был ее ребенок, и она никогда не сможет смириться с его потерей, так же как и я не могу смириться с потерей своего. Эта глупая сука под присягой показала, что мой мальчик может предстать перед судом, а этот омерзительный судья упек его.

– Но вы убили ребенка, – заметил Доусон.

Он чувствовал, что Миллз ходит вокруг него в темноте. Хруст сухих веток раздался рядом с его левым ухом.

– Он не был образцом послушания. – Анна говорила абсолютно равнодушным голосом. – Но Ховард его боготворил. Сначала я собиралась убить его жену, пока не увидела, какими глазами он смотрит на малыша. Так что план слегка изменился. Вот и всё.

Кевин внимательно прислушивался – ему хотелось бы услышать звуки, свидетельствующие о том, что помощь на подходе.

Женщина продолжала кругами ходить вокруг него в темноте. Шорох сухих листьев и веток у левого уха – два шага – шорох у правого уха. Шесть шагов – шорох у левого уха.

Сержант решил, что она не знает, что с ним делать. Ему надо было держать ее в напряжении. Он знал, что у Анны есть нож. Руки у него связаны, но, может быть, он сможет использовать ноги?

– В доме у Джеральдины вы встретили Джейсона Кросса, так? – спросил Доусон. – И вы же порекомендовали его Диане Брайтман? У вас появилась идеальная возможность подставить его, после того как он переспал с Дианой. Ведь его одежда оказалась вычищенной и высушенной. Это вы тогда взяли его волос, который потом положили в машину.

Кевин пошевелил ногой, чтобы понять, насколько свободно он может ею действовать. Нога не встретила никакого сопротивления. Он вспомнил, как дернул ногами после того, как пришел в себя. Видимо, из-за этого Миллз не смогла связать их как надо.

– Так, небольшое отвлечение внимания, офицер, – хихикнула Анна. – Этакий ложный след.

Неожиданно сержант понял, что ему надо делать, чтобы выйти из этой ситуации живым.

Ему надо считать шаги.

– А старший детектив-инспектор Вудворд? Почему?..

– Я присутствовала при том, как этот ублюдок арестовывал моего сына.

Шорох слева.

– С ним вообще не было никаких проблем, – добавила убийца.

Два шага.

Шорох справа.

– Я получила удовольствие, убивая эту девочку, – призналась Анна.

Три шага.

Кевин постарался отвлечься от того ужаса и шока, в которые его повергли эти слова, и сосредоточиться на счете.

– Она не умерла, – заметил он.

Пауза. На полпути. Где-то на уровне его ног.

– Что за ерунду вы несете? – удивилась Миллз.

Сержант сложил ноги так, что колени почти коснулись его подбородка.

А потом резко их распрямил.

Боль пронзила колени, в то время как его ступни ударили женщину по ногам. От боли и шока она закричала еще громче, чем он, и упала на спину.

Из глаз у Кевина посыпались искры, но он знал, что должен по максимуму использовать замешательство убийцы.

Он резко сел и подвел связанные руки под свою пятую точку, после чего с громким криком протащил их под коленями. Затем, когда его руки оказались впереди, он начал шарить по земле в поисках Анны.

Под руку ему попался ее ботинок. Она упала прямо на спину.

Доусон знал, что не сможет встать достаточно быстро, чтобы воспользоваться теми несколькими секундами преимущества, которые у него были. Ему оставалось только одно – и если нож все еще был у нее в руке, ему конец.

Сержант бросился вперед и приземлился прямо на убийцу.

Она издала глухой звук, словно из нее вышел весь воздух. С помощью связанных рук Доусон повернулся и теперь лежал поперек ее тела.

– Убирайтесь… с… меня! – выкрикнула женщина.

Но Кевин понимал, что его вес не только удерживает ее на месте, но и связывает движения ее рук. Мысленно проверив себя с ног до головы, он понял, что новых болевых точек у него на теле не появилось.

Сержант сообразил, что может больше не бояться ножа.

Убийца пыталась что-то сказать, скованная его тяжестью. Его же все еще волновал один вопрос, из-за которого, собственно, они вычеркнули ее из числа подозреваемых с самого начала.

– Ваш телефон, ваше алиби – мы же все это проверили… – пробормотал Кевин.

– Она послала его по почте, Доусон, – раздался из темноты голос его босса.

Фонарь, как театральный прожектор, осветил всю мизансцену, и Кевин быстро замигал глазами.

Его начальница вошла в круг света.

– Она послала телефон самой себе, поэтому он и оказался рядом с ближайшей к Вулверхэмптону мачтой. А на новый номер Дианы она позвонила с ее пропавшего телефона. На следующее же утро, когда мы приехали, чтобы опросить ее и членов семьи, у нее в руках был уже ее собственный телефон.

Стоун сделала еще один шаг в сторону головы лежащей на земле женщины.

– Иногда все объясняется очень просто, – сказала она, делая еще один шаг. Дальше шагать было некуда, но инспектор не остановилась.

Носок ее ботинка врезался в висок убийцы.

– Ой-ой, прошу прощения, но это вам за детей.

Миллз вскрикнула и попыталась освободиться.

– Доусон, с тобой все в порядке? – спросила Ким, наклоняясь и протягивая сержанту руку.

– Ага. А что это на вас нашло? – поинтересовался Кевин, опираясь на нее.

– Знаешь, хочется время от времени чем-то вас повеселить, – улыбнулась Стоун.

Кевин полностью выпрямился и вскрикнул от боли в коленях. Он споткнулся, но его босс обхватила его за талию и поддержала.

Сержант не мог не обратить внимания на парадоксальность этого простого жеста.

Он улыбнулся, и инспектор улыбнулась ему в ответ.

Так они и стояли рядом, гладя на бесформенную кучу на земле.

Первой заговорила Ким:

– Ладно, пора ее поднимать. – Тут она замолчала и посмотрела на сержанта. – Ты готов к допросу?

Кевин почувствовал, как его физиономия расплывается в улыбке, потому что начальница была готова поверить в него после всего того, что он натворил.

– Конечно, босс. Конечно, я готов.


Глава 96 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 98