home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Алекс наблюдала за вечеринкой молодняка. Мелани Джексон откидывалась после двух с половиной лет, проведенных за решеткой за торговлю героином, и Алисе Троманс позволили приготовить по этому случаю праздничное желе. Той самой Алисе, отсидевшей лишь четыре года из десяти, к которым ее приговорили за ряд вооруженных ограблений.

Просто чертовски потрясающе!

В отличие от этих жалких существ, Алекс вовсе не собиралась провести весь свой срок в этой чертовой дыре. За хорошее поведение ее двенадцатилетний срок сократят до семи-восьми лет. Но и этого не произойдет, размышляла она, глядя на женщину, которая была неотъемлемой частью следующего этапа ее плана.

Охранники согласились, что кухня в бараке была слишком маленькой, и позволили им перенести вечеринку в блок для свиданий. На стенах с зарешеченными окнами не было никаких поздравительных транспарантов, с забранного металлическими полосами потолка не свисало никаких надувных шаров, а на намертво закрепленных круглых металлических столах, расставленных по комнате, не было никакой праздничной еды.

Несмотря на то что вечеринка была устроена в честь Мелани, на время вручения жалких подарков ее центром стала Таня Нил. Мелани получила пакет конфет «Харибо»[361], неновую заколку для волос и книжку с кроссвордами.

Как будто кожей почувствовав внимание к себе, Таня повернулась и посмотрела Алекс прямо в глаза. Та смело ответила на ее взгляд. Она ничего не боялась в этих стенах.

– Ты чего глаза вылупила, сука? – произнесла Нил нараспев.

Все головы в комнате повернулись в сторону Александры. Она улыбнулась.

Таня посмотрела на свою группу поддержки, встала и с угрожающим видом двинулась в сторону доктора Торн. Несмотря на свой небольшой рост, Нил состояла из одних мускулов и внушала страх всем находящимся в комнате.

Алекс осталась стоять, прислонившись к торговому автомату и небрежно скрестив руки на груди. Таня остановилась в футе от нее. Доктор возвышалась над ней на добрых десять дюймов.

– Я спросила, ты куда пялишься, сука? – повторила Нил.

Александра пожала плечами и промолчала, глядя на сальные светлые волосы этой женщины. Тонкий шрам начинался от угла ее правого глаза, шел по щеке и заканчивался возле рта.

Ее пальцы, до самых разбитых суставов, были украшены самодельными татуировками, нарисованными простой шариковой ручкой. На пальцах правой руки было написано «прочь», а на левой – «суки!» с восклицательным знаком на мизинце. Наверное, пунктуация здесь – это самое главное, размышляла Алекс.

Таня ласкающим жестом провела по одной из своих грудей.

– Тебе этого хочется, да, сучка?

Доктор никак не могла понять, почему эта тридцатипятилетняя женщина переходит на гангстерский жаргон всякий раз, когда открывает рот. Она чуть не рассмеялась, но сдержала себя. Сейчас не время. Вся комната замерла в ожидании возможной развязки этой драмы. Алекс почувствовала напряжение, когда женщины задвигались на своих стульях, надеясь стать свидетелями драки. Она продлится всего несколько минут, но обсуждать ее будут много дней.

Все звуки стихли. Надзирательница наблюдала за происходящим из угла комнаты. О любой стычке между ними двумя будет немедленно доложено офицерам-воспитателям. А такое развитие их отношений не входило в планы Александры.

– Может быть, позже, сладкая моя, – ответила Торн. – Поживем – увидим.

Оторвавшись от торгового автомата, она обошла воинственную женщину.

Благодарение Богу, Таня решила не быковать и вернулась к празднику. Сев за стол, она что-то сказала, и вся группа захохотала. Разговоры возобновились по всей комнате. Теперь им придется поискать новую тему для обсуждения.

Краем глаза доктор увидела, что эта стычка не ускользнула от внимания Наталии Козловой. Алекс повернулась к ней лицом. Эта женщина отдала бы все на свете, чтобы посмотреть, как Александру превращают в кровавое месиво. Но не сегодня, Наталия, говорил взгляд Алекс. С ненавистью взглянув на нее, Козлова отвернулась.

Кэсси, соседка Алекс по камере, поставила на стол два бумажных стаканчика с кофе.

– Все еще не могу поверить, что она убила трех мужиков, – сказала она, посматривая на Таню.

Торн кивнула и сделала глоток кофе. Нил вполне могла это сделать, и доктор знала почему. Частный детектив, которого порекомендовал ей адвокат, собрал досье на всех заключенных в ее бараке. Она знала, кто и за что сидит, каково их семейное положение и как они вели себя с момента попадания в тюрьму.

Ни один человек здесь не мог противостоять Алекс. Кэсси она раскусила за одну минуту и обращалась с ней соответственно.

Эта женщина воспринималась как интроверт, склонный к соглашательству. Типичная личность типа Б[362], которая проживает свою жизнь с очень низким уровнем стресса. Предпочитает неторопливую работу, достаточно креативна и склонна к размышлениям.

Понять Кэсси было совсем не сложно: каждый вечер она плакала над фото своих двух дочек, и каждый месяц ее мать приносила ей альбом для рисования и журнал по искусству.

Когда Алекс предложила соседке по камере дружбу, между ними мгновенно установилась прочная связь. Манипуляторы прекрасно знают слабости своих жертв. Основной слабостью Кэсси была излишняя сентиментальность, которая привела ее к одиночеству. Все в ней кричало о том, что ей нужен особенный друг.

Чтобы завоевать ее доверие, Торн стала использовать технику под названием «отзеркаливание». Все начинается с повторения манер собеседника: потирания носа, скрещивания ног… Таким образом объекту сообщается на подсознательном уровне о том, что вы с ним одинаковы, что, в свою очередь, вызывает его доверие.

После этого Алекс поболтала с Кэсси, чтобы понять ее тип личности. Этот метод обычно используют маркетологи, чтобы определить, что именно мотивирует клиента. Кэсси мгновенно оказалась в «желтой» категории, что говорило о том, что ее основным мотиватором является жалость. К зеленой категории относились люди, которым были важны детали, к синей – люди, предпочитающие уже знакомую продукцию, а красная категория объединяла людей, готовых экспериментировать.

Александра часами слушала рассказы соседки о ее девочках и о том, как они прекрасно жили вместе. Она ни разу не напомнила Кэсси, что та находится в тюрьме.

Постепенно доктор стала узнавать о других заключенных такие подробности, которые ей не мог сообщить ее источник за стенами тюрьмы. Но все это происходило очень медленно. Да и Кэсси иногда охватывало чувство вины за то, что она слишком много рассказывает.

Тогда Алекс стала все меньше внимания уделять их дружбе – и Кэсси почувствовала себя растерянной и обделенной. «Положительное подкрепление через нефиксированные интервалы»[363] привело к неопределенности, которая на подсознательном уровне потребовала позитивного одобрения – и в результате Кэсси стала охотиться за своей соседкой, добиваясь от нее одобрительной реакции.

И она ее получила.

А после этого рассказала ей абсолютно все.

Многие вещи, которые услышала от нее Торн, помогли ей отточить свои подходы, и Таня Нил не была в этом смысле исключением. Алекс точно знала, что она любит, чего не любит и, что гораздо важнее, знала, что является для нее главным в жизни.

Кэсси все еще не отрывала глаз от этой женщины.

– Знаешь, я здесь уже двадцать семь месяцев – и ни разу с ней не говорила. Я ее слишком боюсь.

Еще бы, подумала Александра. Кэсси была заблудшей овцой, которая просто сделала неправильный выбор и подсела на мет[364]. Теперь же она могла служить тем образцом, на примере которого можно было демонстрировать успехи Системы. Время в тюрьме Кэсси тратила на то, чтобы избавиться от зависимости, и вступала в каждый клуб и каждую группу, в какие только могла. Слушания по поводу ее УДО[365] были назначены через неделю.

Глядя на эту глупую вечеринку, Кэсси изнывала от нетерпения.

– Не могу дождаться, когда окажусь на ее месте. Еще несколько дней – и я уже буду с ними…

М-м-м-м, а может быть, и нет, подумала Алекс, согласно кивая. К несчастью для Кэсси, та тоже была неотъемлемой частью следующего этапа глобального плана ее соседки. Правда, глупышка об этом и не догадывалась…

Мелани Джексон сидела в камере с Таней Нил и скоро должна была покинуть тюрьму. А это значило, что Таня, которую боятся все остальные заключенные, останется в камере одна.

Алекс сжала в кармане несколько пакетиков с солью. Пришло время начинать игру.


Глава 12 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 14