home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Дом с большими окнами по обеим сторонам от входа прятался за рядом высоких деревьев, которые отсекали его от шума транспорта на Мюклов-Хилл и на дороге, ведущей из Хэйлсовена в Куинтон.

Белая гравийная дорожка переходила в подъездную аллею, выложенную красным кирпичом. Ни единое масляное пятно не нарушало совершенства этой аллеи. По бокам от тяжелой входной дубовой двери висели абсолютно одинаковые корзины с цветами.

На первом месте в гараже, рассчитанном на три машины, располагался белый «Рейнджровер», а рядом с ним стояла зеленая спортивная машина. Красная «Воксхолл Корса», которая, судя по повреждениям на кузове, побывала не в одной аварии, стояла снаружи, доступная всем стихиям.

– Эта старая кляча что, пытается спрятаться? – поинтересовался Брайант, паркуя рядом с ней свой универсал «Астра».

– Это не хозяйская машина, – уверенно заявила Ким. Здесь даже брошенный автомобиль не мог иметь столько повреждений.

– Ну и что ты думаешь? – спросил ее коллега.

Это была их игра, в которую они играли, посещая дома состоятельных семей.

– От миллиона с четвертью до полутора миллионов, – ответила инспектор.

Сержант согласно кивнул, а потом постучал, подняв и дважды опустив голову льва на входной двери.

Ее практически мгновенно открыла невысокая пухлая женщина лет сорока пяти. Волосы этой дамы напоминали шлем из кудряшек, которые начали седеть на висках. На ее бледном лице выделялись красные круги вокруг глаз.

Ким протянула свое удостоверение, а Брайант начал официальное вступление. Дверь широко открылась еще до того, как он успел закончить.

Величина холла подчеркивалась крупными каменными изразцами, выкрашенными в хорошо сочетающиеся бежевые и кремовые цвета.

Увидев перед собой столько дверей, Стоун остановилась, ожидая указаний.

– Они в гостиной, – сказала женщина, показывая в конец помещения.

– А вы?.. – спросил сержант, глядя сверху вниз на ее лицо, находившееся на добрый фут ниже, чем его собственное.

– Анна, приходящая домработница.

Ким направилась к указанной двери, а сама Анна исчезла где-то в задних комнатах. Было очевидно, что эта женщина старается ступать как можно тише, чтобы не нарушать печальную тишину дома.

В комнате, полутемной из-за опущенных штор, находились три человека.

– Мистер Брайтман? – произнесла инспектор, делая шаг вперед.

Мужчина кивнул и сделал попытку встать, но Ким жестом показала ему, что он может сидеть.

Выглядел он так, будто мог свалиться на пол в любой момент. Его лицо все еще было белым как бумага. Стоун могла представить себе, что краски сошли с этого лица в тот момент, когда он узнал новости, да так и не возвратились.

Инспектор заняла место напротив него и только после этого осмотрелась.

Рядом с мужчиной сидела женщина, так похожая на убитую, что Ким с трудом сдержалась, чтобы не вскрикнуть.

– Я – Сильвия, сестра Дианы, – пояснила эта женщина, заметив реакцию инспектора.

– Простите, но схожесть…

– Всё в порядке, офицер, – успокоила Сильвия гостью с полуулыбкой. – Так было всегда. Диана моложе меня всего на один год.

Ким не могла не вспомнить лицо мертвой женщины в машине – ее омертвевшие мускулы, обвисшую кожу, остекленевшие глаза и опущенный рот. В сидящей напротив нее копии убитой была видна живость, которая навеки покинула ее сестру.

Волосы Сильвии были на пару оттенков темнее каштановых локонов Дианы, а нос – чуть шире.

– Моя дочь, Ребекка, – представила она сидящую рядом девушку. Это имя было единственным, чего не хватало, чтобы закончить картину. Было очевидно, что сестра Дианы передала свою красоту дочери. Длинные черные блестящие волосы свободно лежали по плечам девушки, а зеленый цвет ее глаз был подчеркнут черной обводкой.

Услышав свое имя, Ребекка приподняла голову, натянуто улыбнулась и вновь наклонилась к своему телефону. Если она и плакала, то до того, как нанесла грим на лицо.

– Мы сожалеем о вашей потере, мистер Брайтман… – начала Ким.

Мужчина поднял голову, подтверждая, что слышит слова, которые для него ничего не значили. Он сидел в центре софы, наклонившись вперед. На нем была мятая белая рубашка и черные брюки. Скорее всего, он так и не ложился в кровать и не переодевался со вчерашнего дня.

– Я понимаю, как вам тяжело, но мы должны задать вам несколько вопросов, – продолжила инспектор.

– Конечно, – прошептал в ответ Митчелл Брайтман.

– Вас уже проинформировали об обстоятельствах?

– Это была попытка завладеть машиной, не так ли? – прервала инспектора Сильвия.

– Нет, не так. – Ким нахмурилась и покачала головой.

И муж Дианы, и его племянница с удивлением уставились на нее, но она смотрела только на лицо мужчины. Его густые темные брови опустились.

– Так это было не…

– Нет. Это не было случайным актом насилия, мистер Брайтман. Более того, мы полагаем, что ваша жена знала нападавшего.

Сильвия в ужасе открыла рот и придвинулась на дюйм ближе к зятю. Ребекка с трудом сглотнула и медленно вернулась к своему телефону, хотя краем глаза Ким видела, что она не нажимает никаких кнопок.

– Вы можете назвать кого-то, у кого были нелады с вашей женой, мистер Брайтман? – продолжила инспектор.

Было видно, как в ее собеседнике борются ужас и смятение.

– Минуточку, офицер. – Сильвия вздернула подбородок. – Диана…

В комнату вошла Анна, и она замолчала.

– Э-э-э… мы здесь обсуждаем семейные дела, Анна, – сказала Сильвия, кивая на дверь.

– Могу я предложить напитки – кофе, чай? – Домработница не обратила на нее никакого внимания.

Все находившиеся в комнате отрицательно покачали головами, а Митчелл бросил на Сильвию осуждающий взгляд за ее грубость. Анна вышла из комнаты.

– Мистер Брайтман, – Стоун смотрела только на него, – мне необходимо, чтобы вы сосредоточились. Подумайте, что могло бы нам помочь. Важна любая мелочь.

– Если честно, мне ничего не приходит в голову, – отозвался Митчелл. – Диана не любила скандалов. Она и мухи…

– А как насчет этого скандала на работе? – спросила Ребекка, взглянув на своего дядю.

При этих словах девушки Ким заметила признаки раздражения на лице мужчины. Он даже не взглянул на племянницу.

А Стоун взглянула.

– Что за скандал? – поинтересовался Брайант.

– Ну с той девочкой, которая умерла в том жилом массиве, – пояснила девушка, сдвинув свои идеально выщипанные брови.

– В Холлитри? – подсказала Ким.

Ребекка согласно кивнула.

Инспектор перевела взгляд на Митчелла Брайтмана.

– Она что, была замешана в этом скандале?

Стоун читала об этом в газетах. Труди Парсонс, трехлетняя девочка, основную часть своей жизни находилась в списках Службы защиты детей. У ее матери были проблемы с алкоголем, но она каждый раз устраивала скандалы, когда Труди хотели у нее забрать. К сожалению, у нее был бойфренд, который не терпел детского плача. В приступе ярости, пока Ширли Парсонс ходила за выпивкой, он нанес малышке такой сильный удар по голове, что та никогда уже больше не пришла в себя.

Суд состоялся неделю назад и вызвал волну обвинений в том, что службы социальной опеки полностью несут ответственность за происшедшее.

– Диана не занималась этой семьей непосредственно, – кивнул Брайтман, – но она отвечала за деятельность всего отдела.

– Но вы же не думаете, что кто-то мог обвинять Диану в том, что сделал этот мерзавец? – покачала головой Сильвия.

Ким пожала плечами. Об этом стоило подумать. Насколько глубоко убитая занималась этим делом? Узнала бы она кого-то из членов этой семьи? Позволила бы сесть к себе в машину?

– Мистер Брайтман, а вы не можете объяснить, почему Диана вчера была не дома в столь поздний час? – спросила инспектор.

И вновь в разговор встряла сестра погибшей:

– Она…

– Сильвия, я прошу тебя… – остановил ее зять и повернулся к Ким. – Вчера вечером Диана с коллегами была в итальянском ресторане. Это было празднование дня рождения, организованное для одной из работниц в качестве сюрприза. Около шести жена позвонила и сказала, что у нее нет настроения идти туда. А я сказал, что там она развеется.

Стоун послышалась ирония в его голосе.

– А почему? – спросила детектив. – Почему вы сказали, что там она развеется?

Мужчина на какое-то время задумался.

– Право, не знаю. Это просто такая фигура речи, нет? После суда она была немного не в себе… – Митчелл покачал головой. – Бедная малышка! А вот когда они спасают кого-то, то все обходится без фанфар.

Ким все это было хорошо знакомо. В полиции так же. Людей интересуют только те преступники, которым удалось скрыться.

– Во сколько она должна была вернуться? – спросила Стоун.

– В одиннадцать, в половину двенадцатого, – ответил Брайтман.

Инспектор не была уверена, что сможет узнать еще что-то от мужа Дианы, пока в комнате находится Сильвия. Казалось, что женщина считала своим долгом отвечать за него на все вопросы.

– Мой коллега задаст вам еще несколько вопросов, – сказала Стоун, вставая, – а я пока поищу себе стакан воды. Не возражаете?

Тут она сделала знак Брайтону. Он сам знал, что надо спрашивать.

Ким вышла из комнаты и направилась туда же, куда скрылась Анна после того, как впустила их в дом. Она прошла мимо входа в сауну, который был с левой стороны, и чулана с правой и, наконец, оказалась в просторной кухне.

Белые шкафы выглядели стерильными. Ультрасовременная кухня, казалось, не подходила к теплой атмосфере остального дома. Стоун видела, как все окружающие предметы отражаются в дверях шкафов. Над плитой, расположенной в самом центре помещения, вращался вытяжной вентилятор.

Когда Ким вошла в помещение, домработница стояла спиной к ней. Не шевелясь, она смотрела в окно.

Инспектор кашлянула.

Анна повернулась и вытерла слезу со щеки.

– Простите, – быстро сказала она. – Вам что-то надо?

– Просто стакан воды. – Ким сделала шаг вперед.

Домработница протянула руку к одному из навесных шкафов и достала стакан. Наполнив его отфильтрованной водой, она протянула его детективу.

– Спасибо, – поблагодарила Ким и заглянула ей за спину.

Раковина была полна мыльной пены. Чистая посуда сушилась на сушилке из нержавеющей стали.

– А разве это не посудомоечная машина? – уточнила Стоун, взглянув налево.

– Никогда ей не пользуюсь, – кивнула Анна. – Все равно сначала надо очистить посуду от остатков еды, и потом, я никогда не видела машину, которая могла бы соперничать с усердным ручным мытьем.

Ким была вынуждена согласиться с ней. У нее тоже была такая машина, которой она не пользовалась именно по этой причине.

– Так вы, значит, работаете в этой семье уже…

– Почти год.

– Приходите каждый день?

– Нет, три раза в неделю, – покачала головой домработница.

– Кажется, мистер Брайтман – приятный мужчина.

– Именно так.

– А у них есть дети? – спросила Ким, поняв вдруг, что на всех фотографиях хозяева были только вдвоем.

– Она была бы прекрасной матерью, – покачала головой Анна. – И была прекрасной теткой для Ребекки.

Это удивило инспектора. По Ребекке нельзя было сказать, что она убита горем.

– И много времени они проводили вместе? – поинтересовалась Стоун.

Неожиданно Анна повернулась к ней лицом.

– Послушайте, инспектор, если вам необходимо задать мне вопросы, то задавайте.

Услышав такое прямолинейное высказывание, Ким улыбнулась. Отлично, она любит, когда играют открытыми картами!

– Как они жили? – задала она следующий вопрос.

– Очень хорошо, – не задумываясь, ответила Анна. – Теперь я могу сказать, что они очень любили друг друга.

– И никаких проблем?

– Я бы так не сказала. У всех семей бывают свои хорошие и плохие времена, но мне кажется, что им с честью удавалось выйти из всех передряг.

– А как насчет Сильвии?

– А что насчет нее? – уточнила Анна.

– Какие у них были отношения?

– Сложные.

– Продолжайте, – попросила Ким.

– Это довольно странно, потому что сестры были очень близки. – Казалось, что домработница чувствует себя не в своей тарелке. – Они остались вдвоем после того, как потеряли родителей в юном возрасте. И больше у них никого не было. Тем не менее между ними присутствовало какое-то странное соперничество. Ни одна не хотела, чтобы другая взяла верх. Однако когда муж Сильвии умер, Диана практически переехала в дом сестры. Занималась похоронами и всем остальным. И сильно расстроилась, когда Митчелл спросил ее, когда она собирается вернуться домой.

Ким запомнила эту информацию.

– А Ребекка? – спросила она.

– Насколько я могу судить, Ребекка – не такой уж плохой ребенок. Здесь она появляется не очень часто и старается помалкивать в присутствии матери. Вы, наверное, заметили, что Сильвия контролирует любой разговор.

– Старается контролировать, – поправила инспектор.

Рот домработницы слегка скривился.

– Ну что ж, Анна, спасибо вам, – сказала Стоун. – Вы нам очень помогли, и если б я могла получить…

– Вот мой точный адрес. И телефон. – Анна протянула ей листок бумаги. – И чтобы вы знали – я была на шоу Салли Морган[360] в «Вулверхэмптон Гранд». Это чтобы вы не тратили время зря.

Детектив взяла листок и убрала его в карман.

– Люблю деловых людей, – улыбнулась она. – А ведь я вас даже не спрашивала.

– Я смотрю телевизор, офицер, – ответила домработница.

Стоун хотела было объяснить ей, что реальная работа полицейских не имеет никакого отношения к телевизионным шоу, но передумала. Подобные откровения всегда влекут за собой разочарование.

Однако эта встреча была полезной, подумала Ким. Анна много знала о семье и о нюансах отношений между ее членами, что ее совсем не удивило. Именно поэтому детектив и решила побеседовать с этой женщиной.

Очень часто жители больших домов перестают замечать своих слуг, так что те многое узнают о своих хозяевах. Только хорошие слуги не сплетничают.

– И еще, инспектор. Если вам еще что-то понадобится – только скажите, – добавила Анна. – Я готова рассказать все, только бы помочь поймать этого негодяя. Диана была очаровательной женщиной. Она совсем не заслужила такую смерть.

Стоун кивнула и запомнила это предложение о помощи. У нее было впечатление, что она ей еще понадобится, принимая во внимание странные отношения между членами этой семьи.


Глава 10 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 12