home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 88

– Какого черта ты несешь? – крикнула Стоун, пытаясь схватить рацию.

Понимание пришло к ней слишком поздно, как раз в ту секунду, когда первая капля дождя упала ей на руку.

На какое-то мгновение она забыла обо всем вокруг. О своих коллегах, об операции, даже о жертвах – ее мозг судорожно тасовал известные ей отрывочные факты.

– Боже, так вас двое… Именно поэтому он привозит их сюда. Ты помогаешь ему избавляться от тел. Но почему…

Ким замолчала – и еще несколько фрагментов встали на свои места. Ее мозг выстраивал их по порядку, и у нее перед глазами возникала стройная картина. Как же она могла не заметить связи между этими двумя?

– Вы же встретились с Грэмом в Бромли, правильно? – спросила Ким, мысленно складывая два и два. Они должны были быть там в одно время, а Ким прекрасно знала, как ущербные души могут находить друг друга.

Еще две капли дождя упали ей на руки, а вдали раздался удар грома.

– Верно, и я никогда этого не забуду. Эти идиотские групповые обсуждения, на которых мы должны были говорить о своих чувствах и таким образом лечиться… Неужели постоянные мысли о собственном страхе могли помочь нам избавиться от него? Опять сделать нас полноценными людьми? – резко прозвучали в темноте слова Кэтрин.

Ким не могла двинуться. Проблеск молнии осветил искаженное гримасой ожесточенное лицо женщины, которая стояла перед ней. Кэтрин Эванс идеально освоила искусство ношения масок, подходящих к случаю, но сейчас она была самой собой. Той самой настоящей Кэтрин, которая никак не могла избавиться от кошмарного испытания, пережитого в детстве.

– И только один человек там имел мужество говорить правду. Свою правду, или… нашу. Он открыто говорил о том, что хочет отомстить людям, которые причинили ему боль. И не делал секрета из того, что его не интересуют ни излечение, ни всепрощение. Он жаждал мести, и только она одна могла его излечить. И да, у нас было нечто общее, что связало нас. Мы оба хотели отомстить. И оба знали, что не сможем жить нормальной жизнью, пока наши мучители не наказаны.

– Но как ты могла помогать ему, Кэтрин? – спросила потрясенная Ким. – Ты же на себе испытала страх, когда тебя похищают, когда лишают безопасности нормальной жизни… Только посмотри, что это сделало с тобой, – и ты помогаешь кому-то делать то же самое?

– Не будь идиоткой. – В голосе Кэтрин звучал гнев. – Это совсем другое. Тогда я была ребенком, и…

– Но даже будучи взрослой, ты не можешь избавиться от ужаса, когда думаешь о том, что они могут за тобой вернуться. Я же была у тебя в доме, Кэтрин. Я видела тебя в этом ящике. Я вытащила тебя из него. И тогда ты не притворялась.

– Конечно, нет. Я никогда не притворялась. Пока эти негодяи были живы, я пребывала в постоянном страхе, – сказала Кэтрин, и на небе блеснула еще одна молния.

– А ты думаешь, что женщины, которых похищал Грэм, боялись меньше? А ты ведь помогала ему… Я не понимаю, Кэтрин. Две женщины умерли из-за вас двоих. Как ты могла пойти на такое?

На лице Кэтрин, освещенном светом молнии, не было ни сомнений, ни раскаяния.

– Потому что у нас была договоренность. Что мы будем помогать друг другу.

– Но твои похитители никогда… – Ким не закончила фразы, потому что в этот момент вспомнила одну ключевую деталь из их беседы в доме Кэтрин. Женщина настолько потерялась из-за своего страха, что проговорилась о том, что боится, что «он» вернется. А похитителей и насильников было двое. И то, что Кэтрин использовала единственное число, говорило о том, что она знает: один из них уже мертв.

– Это были Айвор с Ларри, так? Эти двое растлили тебя. И перемены, которые произошли с тобой, не имеют ничего общего с возможностью спокойно работать в «Вестерли». Они случились потому, что умер твой второй обидчик. Он вышел из тюрьмы две недели назад. И вы что, оба дожидались этого момента?

– Эти двое мерзавцев лишили меня жизни, – огрызнулась Кэтрин. – Ты даже представить себе не можешь, что эти гребаные свиньи со мной делали. Каждый вечер я ощущала на себе их вонючее отравленное дыхание; слышала скабрезности, которые они шептали мне на ухо. Один за другим, один за другим – они передавали меня по кругу, как какую-то бутылку виски, от которой не отлипали. Они забрали у меня мое детство и мою семью. Я уже не могла вернуться к нормальной жизни. Вернувшись из Бромли, я уже не знала своих родителей, а они не знали меня. Ужас, который вселили в меня эти двое, разъедал мое тело, как раковая опухоль. Он был везде. И выбора у меня не было, инспектор. Я могла жить, только если они умрут.

Ким услышала в словах Кэтрин непреходящие эмоции. Не важно, во что верит эта женщина, – она никогда в жизни не сможет освободиться от этих двух негодяев.

Капли стали падать чаще. Сухая земля вокруг, которую орошал дождь, стала издавать неприятный сладковатый запах.

– А сегодня моя жизнь только начинается, инспектор. Я снова смогу жить.

– Их убил Грэм, правильно? – уточнила Ким, внезапно прозрев. – В этом и заключалась ваша сделка. Вы согласились помогать друг другу, и это была его помощь тебе?

Ким знала, что кричать ей нельзя. Стоит ей издать малейший звук, и Грэм исчезнет. Захватив с собой Трейси. А без этого его контакта с «Вестерли» Ким никогда в жизни его не разыщет. Он ведь походил на кошку, которая сама приносит хозяйке замученную мышь. Так что без его связи с Кэтрин у Стоун на него ничего не было.

Капля дождя упала ей на щеку, и неожиданно инспектору пришла в голову мысль.

– Но если вы партнеры, то почему ты не предупредила его, чтобы он не приходил?

– Догадайся с трех раз, – ответила женщина.

– Боже мой, ты хочешь, чтобы его поймали, нет? – сказала Ким, потрясенная двуличностью этой женщины. Грэм убил людей, которые похитили ее и совершили над ней насилие. И теперь, когда они были мертвы, Кэтрин хотела, чтобы Грэм исчез. Он выполнил свою задачу, а о его связи с Кэтрин знали только двое.

Но когда его поймают и посадят за решетку, останется только один человек.

Ким.

Могильный холод, исходивший от женщины, стоявшей перед ней, пробрал Стоун до костей.

Неожиданно она получила удар рацией в левый висок. Инспектор постаралась устоять на ногах, но оступилась.

Для Кэтрин этого оказалось достаточно, чтобы сбить ее на землю.

Ким попыталась взбрыкнуть, когда противница бросила ее на живот. Но уже через мгновение ее руки были связаны у нее за спиной. Она лягнулась еще раз, но энтомолог легко ушла от удара.

Кэтрин поволокла ее за волосы, и Ким почувствовала спиной целлофановую обертку букета. Сухие щепки под ней ломались и впивались в ее обнаженную кожу. Шипы роз кололи ее. Влажная трава касалась тела.

Ким уперлась спиной в дерево, но со связанными руками далеко уйти она не могла. Кора натирала ей руки.

– Но ты же понимаешь, что тебе не удастся замести все следы, а? – спросила она, пытаясь выиграть время. Ей пришла в голову одна идея.

Инспектор постаралась сдвинуть целлофан в сторону и почувствовала спиной стебли цветов. Она развела локти как можно дальше и стала двигать связанными кистями вверх и вниз по коре. Заскорузлое старое дерево поранит ей кожу на руках, но она не может позволить себе ждать, когда прибудет помощь.

– Насколько я понимаю, до первой контрольной связи у нас не меньше двадцати минут, а организация несчастного случая с тобой не займет много времени.

У Ким кровь заледенела в жилах, когда она услышала этот лишенный эмоций голос. Если Кэтрин сможет организовать несчастный случай, а потом вызовет по радио подмогу, то Грэма поймают и все следы будут заметены.

Кэтрин говорила спокойным и размеренным голосом:

– Думаю, что ты свалишься или к Джеку, или к Вере и сломаешь себе шею. А если нет, то у Грэма всегда есть с собой нож.

Невозмутимость ее голоса наполнила Стоун ужасом. Ее смерть была просто способом все закончить. Способом позволить Кэтрин зажить новой жизнью – при живой Ким, знающей всю правду, это было невозможно.

Инспектор услышала долгий вздох Кэтрин.

– Слава Создателю, он почти добрался.

Ким знала, что если к моменту появления Грэма ее руки будут все еще связаны, то она – труп.

Стоун сморгнула влажную пелену с глаз и стала быстрее двигать кистями рук по коре.


Глава 87 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 89