home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 75

– Я здесь никогда не был, – сказал Брайант, въезжая на стоянку, которая полукругом охватывала двухэтажное здание.

«Вязы» представляли собой часть Центра психического здоровья районов Дадли и Уолсолла. Именно в этом здании располагалась служба, занимающаяся психическим здоровьем детей и подростков, или, иначе, СПЗДП.

– И что, службы социальной опеки тоже здесь базируются?

– Не уверена, – пожала плечами Ким. – Но Стейси сказала, что она работает именно здесь.

Двойные двери автоматически открылись в пристройку с пластиковыми стульями, которые стояли вдоль стен. За стеклянной стеной располагалось офисное помещение.

Ким подошла и постучала в стекло, а через мгновение заметила кнопку звонка с надписью «ЗВОНИТЕ».

Молодой человек, по виду лет двадцати с небольшим, с челкой, падающей на глаза, подошел к стеклу.

– Чем могу помочь? – произнес он в отверстия, просверленные в стекле и расположенные в виде ромба.

– Валери Вуд – она нас ждет, – сказала Ким, прислоняя свой знак к стеклу.

На молодого человека это не произвело никакого впечатления. Стоун пришлось напомнить себе, что в этом здании работают с трудными подростками.

Молодой человек прошел в конец офиса и кому-то позвонил. Пару раз он кивнул, а потом сделал широкое движение рукой в их сторону, как бы приглашая их присесть.

Ким отошла от стеклянной стены и стала прогуливаться по помещению.

Учреждение не походило ни на одно из тех, в которых ей пришлось побывать в детстве. И тем не менее она знала, что это такое. Потому что сам подход мало поменялся с тех времен. Выговорись, сними камень с души, и тебе сразу станет легче.

«Да неужели?» – всегда думала Ким. И предпочитала молчать.

Из главного здания с помощью карточки, которая висела у нее на шее, вышла женщина и прошла в пристройку. Ей было ближе к шестидесяти, кудрявые светлые волосы коротко подстрижены. На лице никакой косметики, и у глаз и рта несколько глубоких морщинок. Когда она улыбалась, был виден небольшой просвет между ее передними зубами.

– Я Валери Вуд. Чем могу быть вам полезна?

Значит, Стейси назначила эту встречу, но не стала распространяться о ее причинах.

– Вы помните дело молодого человека по имени Грэм Стадвик? – спросила Ким.

– Да, это было еще в мою бытность в службе социальной опеки. А в чем дело?

– Мы хотели бы задать вам несколько вопросов.

Женщина на мгновение задумалась, а потом согласно кивнула.

– Давайте выйдем на улицу. У меня как раз сейчас перекур.

Ким прошла вслед за женщиной, которая достала из заднего кармана джинсов пачку сигарет и крохотную зажигалку.

– Ужасная привычка, – сказала она, затягиваясь сигаретой. – Пытаюсь бросить после каждой выкуренной сигареты.

– Так, значит, вы работали в службе социальной опеки? – уточнила Ким для того, чтобы лучше понять связь между этой женщиной и их возможным подозреваемым.

– В прошлой жизни, но работа была не для меня. Вы должны или научиться полностью выключать свои чувства и эмоции, или долго там не протянете. Я не протянула. В принципе Грэм был одним из моих последних дел и совершенно точно одной из причин, почему я переключилась на психологию.

– А почему так?

– Да потому, что этому мальчику надо было выговориться. Ему необходим был кто-то посерьезнее, чем просто социальный работник… Может быть, врач… Друг, конфидент, в конце концов… но когда у вас на руках тридцать девять дел одновременно, сложно им стать. А кроме того, мне было сложно скрывать свое отношение к нерадивым родителям.

Ким с трудом сдержала улыбку. Она смутно подозревала, что у нее на месте Валери возникли бы те же проблемы.

– В какой момент вы с ним столкнулись? – поинтересовалась Ким.

– А что вам уже известно? – спросила Валери, наглядно демонстрируя инспектору, почему ей в детском возрасте никогда не удавалось договориться с психологами.

– Мы знаем, что Грэм пережил ужасно травмирующий эпизод в школе. Вы встретились с ним именно тогда?

– Я встретилась с ним, когда ему было уже одиннадцать лет, – покачала головой Валери. – Я знаю о том случае в школе, но тогда социальные службы не привлекались – одному богу известно почему. Его забрали из школы, и после этого его мать обучала Грэма на дому. В школу он больше не вернулся.

– А разве это законно? – спросил Брайант.

– Конечно, домашнее образование вполне законно на всей территории Соединенного Королевства, и так было всегда. Вы просто исключаете вашего ребенка из школьных списков – обычно для этого достаточно простого письма, – а потом представляете в местный орган образования предложение по тому, как вы собираетесь обучать своего ребенка.

– Но должны же быть какие-то проверки того, что национальные образовательные стандарты соблюдаются? – продолжал настаивать Брайант.

– В обязанности государства не входит обучение вашего ребенка. Оно должно только обеспечить наличие соответствующих возможностей, если таковые вам понадобятся. А вот родители обязаны обеспечить соответствующее образование ребенку, находящемуся в школьном возрасте. Можно воспользоваться школой, но если родители считают, что смогут справиться лучше, у них есть полное право учить свое дитя самостоятельно.

– Вы хотите сказать, что мать Грэма смогла забрать его из системы школьного образования и после этого ее никто не проверял? – уточнила потрясенная Ким.

– Вот именно. В законе ясно сказано, что местные органы образования не обязаны проверять, как обучается каждый ребенок, – такие проверки случаются в очень редких случаях.

Ким понадобилось какое-то время, чтобы осознать то, что она услышала.

– А вы знаете, что мать кормила его гормонами с трех лет? – продолжила Валери.

Ким покачала головой. Нет, этого она не знала, но сейчас ее занимало нечто другое. Если ни выяснение его настоящего пола, ни исчезновение Грэма из школы не повлекли за собой разборок со стороны социальных служб, то что же, черт побери, их вызвало?

– И как же вы с ним встретились? – спросила Ким.

– Я была тем социальным работником, который забрал мальчика из дома после смерти его матери. Грэм сам вызвал «Скорую помощь» и полицию.

– Полицию? – переспросил Брайант.

Валери утвердительно кивнула.

– Это еще слава богу, что ему не предъявили обвинение в совершении преступления. После того, что его матушка с ним творила, парню было больше чем достаточно. Ему нужна была помощь, а не наказание.

Ким посмотрела на Брайанта.

– Не понимаю. О каком преступлении идет речь?

Валери загасила бычок об урну.

– Боже мой, инспектор, а вы действительно мало что о нем знаете. Речь шла об убийстве. Грэм Стадвик немедленно признался в том, что убил свою мать.


Глава 74 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 76