home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 65

Когда все расселись, Ким вышла из своей «кутузки» и призвала участников утренней пятиминутки к порядку.

– Итак, ребята, сегодня давайте побыстрее. Мне сообщили, что меня хочет видеть Исобел. Все мы знаем, что Трейси Фрост или похищена, или отправилась в самоволку. На телефонные звонки она не отвечает, и ее машины перед домом нет.

Ким уже трижды с утра звонила Трейси на мобильный, а по дороге в участок проехала мимо ее дома.

– И вы действительно думаете, что ее захватил наш парень? – спросил Доусон.

Подумав мгновение, Ким утвердительно кивнула.

– Хорошая газетная статья, – продолжил Кевин и поднял руки вверх. – И, скажу сразу, я здесь ни при чем.

Ким не была уверена, почему он подумал, что первое подозрение упадет именно на него.

– Я знаю, Кев, – сказала она.

– Я думал, что все обвинят меня… потому что… ну… я трепач, а информация получена явно от кого-то, кто всем этим занимается.

– Кев, это была я, – сообщила инспектор.

– Что? – хором воскликнули Брайант и Стейси.

Стоун промолчала.

– Вы сами говорили с Трейси Фрост? – в ужасе переспросил Доусон.

– Да, говорила. А теперь пойдем дальше. Итак, Луиза Хикман – первая жертва, о которой нам известно. Потом на несколько лет наступил перерыв, пока Джемайма не вернулась из Дубая. После нее он попытался убить Исобел, а теперь захватил Трейси. Теперь мы знаем, что они, все трое, ходили в одну и ту же школу. В школе произошло нечто, что директор смутно припоминает и что могло положить начало этим убийствам. При этом у двух жертв такая же заколка-«невидимка», как та, которую Луиза Хикман носила в школе. И мы понимаем, что в этом ключ к разгадке тайны.

– Немного притянуто за уши, – вступила в разговор Стейси. – С кем из нас в школе не случались неприятности?

– Согласна, – кивнула Ким. – Нам нужны подробности происшедшего. – Несколько секунд она думала, а потом повернулась к Стейси. – Найди мне подавальщицу[327] из этой школы, Стейс. Подавальщицы всегда в курсе всего происходящего, а здесь явно что-то есть.

– Да, и командир уже практически готова признать, что она не права, – добавил Брайант с улыбкой.

– Да неужели? – переспросила удивленная Ким.

– Ну вы же слышали, что сказал директор школы. Он сказал, что речь идет о девочке. Так что даже вам придется признать, что мы были правы, а вы – нет. Мы разыскиваем женщину.

– А не может это быть ее брат, отец, дядя, ухажер, муж? – поинтересовалась инспектор.

– Ах, вот как… Вместо того чтобы признать свою ошибку, вы готовы только допустить, что, может быть, не совсем правы? – уточнил сержант.

– Я ничего не собираюсь признавать до тех пор, пока мы точно не будем знать, что произошло в тот день, – покачала головой Ким.

– Я все еще пытаюсь разобраться, каким образом здесь замешана Исобел, – сообщила Стейси. – Я выяснила, что Джемайма Лёве и Луиза Хикман ходили в один класс; я знаю, что Трейси Фрост была на год старше…

– А ты проверь вторые имена[328], Стейс, – посоветовала ей детектив. – Некоторые люди пользуются вторыми именами.

– Сделаю, командир.

– И меня все еще интересуют отметины на ногах и животе жертв. В них нет никакого смысла, но и у Джемаймы, и у Исобел они есть. Относительно Луизы мы этого, скорее всего, никогда не узнаем. Мягкие ткани у нее на бедрах успели слишком разложиться, чтобы это можно было определить… Кстати, что касается Исобел – вчера она пришла в себя, но ничего не помнит ни о случившемся, ни вообще о своей жизни. Кроме этого у девушки гепатит С. И я не уверена, что она об этом знает.

– Она что, наркот?

– Кев, ты же не такой тупой, чтобы искренне считать, что это единственный способ заразиться, – рявкнула Ким.

Хотя, если честно, исходя из их собственного опыта, эта причина была наиболее частой. Возможно, что Исобел наркоманка, которая сумела соскочить с иглы. Хотя Ким не заметила у нее никаких признаков абстиненции или следов уколов.

– А ее молодой человек об этом знает? – поинтересовался Доусон.

И собирается ли Ким сказать ему об этом – этот вопрос явственно прозвучал в его голосе.

Этот же вопрос уже давно не давал покоя самой Стоун. Было приятно наблюдать, как Дункан заботится об Исобел, – это значило, что у нее кто-то есть; но был бы он таким же любящим, если б знал о болезни? В конце концов Ким решила, что это не ее тайна.

– Кев, я хочу, чтобы ты поспрошал в местных притонах, а еще лучше – у известных нам проституток, не слышал ли кто-нибудь о женщине по имени Исобел.

– Вы думаете, что она шлюха?

Ким резко откинула голову назад.

– Даю тебе целых три секунды, чтобы ты изменил терминологию.

Прежде чем Доусон смог открыть рот, Брайант встал.

– Пойду-ка я за кофе, а Стейси мне поможет.

Стоун подняла брови в знак согласия и со скрещенными на груди руками подождала, пока они не выйдут из кабинета.

– Как ты смеешь? Я хочу сказать, как ты смеешь говорить об этих женщинах, да и о любых женщинах вообще в столь непочтительном тоне? – спросила Ким и подняла руку. – И можешь мне не отвечать, потому что в этой беседе твое мнение никого не интересует. Это понятно?

На лице Доусона появилось выражение удивления, смешанного с раздражением.

– Мы ведем с тобой этот разговор практически во время каждого расследования, и, честно сказать, мне это все надоело, Кев. Иногда на тебя находит просветление, и тогда я горжусь, что ты член моей команды. Но бывают и моменты, когда мне, честно говоря, совсем нечем гордиться. Понимаешь, Кев, меня бесит, когда ты обращаешься с людьми в соответствии с первым впечатлением, которое у тебя складывается при встрече. А все дело в том, что меня совсем не волнует, кем Исобел была или не была до того момента, как я ее встретила. Я знаю только, что видела, как она стонала, лежа на земле, пытаясь вздохнуть, а из головы у нее потоком лилась кровь. А потом я говорила с невероятно храброй женщиной, которая смогла вырваться из комы – и все для того, чтобы понять, что она даже имени своего не помнит. Поэтому, когда тебе хватает наглости назвать ее шлюхой, это меня бесит! Это понятно?

Ким видела, как лицо сержанта медленно краснеет, что случалось только тогда, когда его захлестывали эмоции.

– Весь вопрос в твоей впечатлительности, Кев, – сказала Стоун, покачав головой. – Так что думай об этом, прежде чем открывать свой рот.

Она услышала кашель Брайанта в коридоре. Кашлял сержант довольно громко.

– Буфет еще не открылся, – сообщил он, усаживаясь на свое место. Стейси тоже села.

Естественно. Все знают, что буфет открывается в восемь.

– Командир?.. – начал Доусон.

– Слушаю тебя, Кев.

– Вы думаете, что Исобел может быть проституткой?

Ким ответила не колеблясь. Все что хотела, она уже ему высказала.

– Думаю, что она могла ею быть. Шрамы на ее кисти говорят о том, что в какой-то момент жизни она дошла до такого отчаяния, что была готова покончить с собой. А то, что у нее гепатит С, может говорить о том, что в какой-то момент она занималась проституцией, чтобы заработать себе на жизнь. А такие женщины приходят и уходят, никого об этом не предупреждая. Так что она могла легко обмануть полицию, но не своих товарок. Они просто обязаны знать, что происходит вокруг них.

Если она работала на улице, то кто-то об этом обязательно знает, Кев. Поэтому постарайся копнуть поглубже по дороге в «Вестерли».

– Сделаю, босс. Сегодня там появится Кёртис Грант. Хочу с ним пообщаться. Внезапное назначение Даррена на ночные дежурства кажется мне немного странным. И вообще, сдается мне, что Кёртис проводит в «Вестерли» гораздо больше времени, чем это действительно необходимо. Что-то здесь не так.

– Работай – и сообщи мне, если что-то обнаружишь.

На мгновение Стейси оторвалась от компьютера.

– А что мне делать с Айвором и Ларри?

Ким тяжело вздохнула.

Она знала, что расследование возобновилось и его ведет участок в Брирли-Хилл. Но что-то не позволяло ей забыть об этом деле. Да и выяснила она со своей командой за эти два дня больше, чем другие за все предыдущие три года.

Теперь они знали, что было сделано все возможное, чтобы лишить этих двух мужчин их идентичности. Они являлись друзьями или, по крайней мере, знакомыми, и Стейси подтвердила, что оба были зарегистрированы как совершившие преступление на сексуальной почве.

И теперь Ким уже не страдала так сильно от того, что имя Айвора было неизвестно в течение нескольких лет.

– Попробуй поискать среди их жертв, Стейс. Они оба мотали срок, но, может быть, кто-то считает, что этого недостаточно.

– Например, я, – подал голос Доусон.

Никто не стал соглашаться с ним вслух. В этом не было никакой необходимости. Все это и так понимали. Так же, как и верили в то, что нельзя безнаказанно убивать людей, независимо от того, что эти люди совершили.


Глава 64 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 66