home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 51

Ким сделала шаг назад и облокотилась на край сестринского поста.

– Именно поэтому я хотел поговорить с вами, прежде чем вы ее увидите. У Исобел ретроградная амнезия[321]. Чаще всего теряются воспоминания о событиях, произошедших за несколько секунд или минут до травмирующего инцидента, реже – за несколько лет и совсем редко – полностью.

– А они вернутся? – Ким выдохнула воздух, который задержала в груди.

– Пока ничего не могу сказать, инспектор. – Врач неопределенно подвигал плечами. – В большинстве случаев, с которыми мне приходилось сталкиваться, воспоминания возвращались как части составной картинки в совершенно произвольном порядке. Больная может вспомнить что-то, что происходило с ней на прошлой неделе, а потом, буквально через несколько мгновений, – то, что случилось с ней в возрасте семи лет. В ближайшие дни нам придется столкнуться с массой проблем. И еще только предстоит оценить объем нанесенного вреда.

– А разве это еще не понятно? – Ким совершенно запуталась. Женщина ничего не помнит. Что здесь еще можно выяснить?

– Понимаете, есть разница между самой памятью и процессом хранения воспоминаний… – Врач помолчал. – Вот представьте себе: в вашей гончарной мастерской произошел пожар, и все горшки уничтожены. Запас пропал, того, что было создано раньше, больше не существует. А как насчет гончарного круга? Он еще работает – или тоже уничтожен?

– И она не находится в сознании достаточно долго, чтобы вы все это выяснили? – поняла детектив.

– Вот именно, – улыбнулся доктор Сингх. – Кратковременную память можно проверить где-то минут через тридцать. А вот что касается долговременной, то здесь придется ждать день, два дня, неделю, а может быть, и дольше.

Качая головой, Ким наматывала на ус новую информацию. Но она уже жалела Исобел, которой предстоит такая тяжелая битва.

– Спасибо за уделенное время, доктор Сингх, – поблагодарила инспектор.

– Не стоит благодарностей. А теперь вы можете увидеть ее.

Ким заколебалась, прежде чем войти в палату. Шла она на цыпочках, чтобы ее байкеровские ботинки не сообщили о ее появлении заранее.

Инспектор глубоко вдохнула и вошла в отсек.

Первое, что она заметила, была пустая кровать рядом с кроватью Исобел. Но в этой палате спрашивать «почему?» было не принято.

Потом Ким увидела Дункана, который осторожно помогал Исобел есть.

С улыбкой Стоун подошла к постели и легонько коснулась плеча Дункана, прежде чем заговорить.

– Привет, Исобел. Я детектив-инспектор Стоун и хотела бы поговорить, если не возражаете.

После беседы с врачом Ким не знала, на что она может рассчитывать.

– Ей больше нравится имя «Иззи», – с улыбкой подсказал Дункан.

Исобел молча смотрела на них.

У нее было бледное лицо и темные глаза. Казалось, что ее веки налиты усталостью. Ким не могла даже представить, каких сил женщине стоило вернуться оттуда, где она была.

Детектив обошла кровать женщины. Так как на ней разместился Дункан, Стоун пододвинула себе свободное кресло, причем не стала тащить его по полу, а осторожно перенесла с места на место.

– Мне уйти? – спросил Дункан.

Ким отрицательно покачала головой. Молодой человек помогал Исобел поднимать правую руку ко рту от миски с жидким супом, стоявшей на тумбочке.

Женщина попыталась поднять левую, чтобы поприветствовать Ким. Инспектор коснулась руки и уложила ее на кровать. Затем наклонилась, оперевшись руками о колени.

– Иззи, я понимаю, что вы ничего не помните, но все равно должна спросить вас, хорошо?

Пострадавшая кивнула, а Дункан еще раз помог ей поднести ложку ко рту. Было заметно, что процесс глотания мутноватой жидкости отнимает у нее много сил.

– Если вы слишком устанете, то дайте мне знать.

– Я не хочу закрывать глаза, – произнесла Исобел.

Голос был тихим, чуть громче шепота. Если б Ким сидела немного дальше, то ничего не разобрала бы.

Инспектор понимала, почему Исобел не хочет закрывать глаза. Скорее всего, она боялась опять вернуться в коматозное состояние или вовсе не прийти в себя.

Держа ее руку, Дункан помог ей зачерпнуть ложку супа, прежде чем поднести ее ко рту. Она опять с трудом проглотила суп и левой рукой показала, что больше не хочет.

Дункан положил ложку в миску, но руку девушки не отпустил.

– Исобел, я знаю, что вам, может быть, трудно это принять, но ваши травмы – это не результат несчастного случая.

Женщина сглотнула и кивнула. За то короткое время, что она находилась в сознании, это уже пришло ей в голову.

– Мы уверены, что вас похитили и удерживали против вашей воли. А удар по голове был нанесен вам с целью убить вас.

Исобел глухо вскрикнула. Ким постаралась успокоить ее, положив свою руку на ее предплечье.

– Не волнуйтесь, здесь вы в безопасности. Здесь он до вас не доберется. Но нам надо поймать этого человека, прежде чем он опять сделает это.

Инспектор не хотела пугать жертву рассказом о том, что двум женщинам не повезло так, как повезло ей самой.

Выражение ужаса на лице пострадавшей уступило место разочарованию.

– Я не…

– Поберегите ваше горло, – велела Ким. – Я просто хочу проверить, не придет ли вам что-то в голову.

Исобел кивнула, но продолжала хмуриться. Детектив заметила, как она взглянула на Дункана, словно искала у него поддержки. Тот улыбнулся и пожал ей руку.

– Ты прекрасно справляешься, Иззи.

– На задней части ваших ног и на животе у вас какие-то отметины, – объяснила Ким. – Вы не знаете, откуда они взялись?

Исобел покачала головой.

– Вы помните хоть что-то о том моменте, когда вас захватили? Может быть, запах, шум или что-то еще?

Девушка вновь покачала головой.

– А не помните, куда вас отвезли после этого?

И опять Исобел покачала головой, а потом посмотрела на Дункана, который страдал от того, что ничем не может ей помочь.

– А хоть что-нибудь вы помните о месте, где вас держали? Хоть самую малость? – задала новый вопрос Ким.

Глаза Исобел наполнились слезами, и Стоун ее поняла.

Потеряв память, женщина превратилась в пустое место. Она ничего не знала о себе самой. Ее мозг был для нее абсолютно чужим. В нем не было ничего знакомого, ничего, что она могла бы узнать. Ни воспоминаний о себе, ни о других людях, дорогих ей.

– Всё в порядке, детка. Всё еще вернется, – Дункан погладил ее по руке.

Ким всей душой надеялась, что он прав, и не только потому, что ожидала узнать что-то важное для расследования, но и ради самой Исобел. Иначе женщине придется начинать все с чистого листа. Ей нужно будет стать совершенно новым человеком. И память ее начнется с того момента, когда она пришла в себя – всего полчаса назад, – и это при условии, что ее мозг нормально функционирует; правда, об этом можно побеспокоиться завтра.

Вновь открыв рот, Ким заметила врача, который стоял у входа в блок.

Он сказал ей, что войти можно лишь ненадолго, и сейчас напоминал ей о своих словах. Пациентку нельзя утомлять.

А Ким хотела продолжить свои вопросы, на тот случай если хоть какой-то гран информации сохранился в мозгу пострадавшей, прежде чем ранение полностью стерло все воспоминания. Хоть какой-то упрямый кусочек, отчаянно уцепившийся за какую-нибудь мысль…

Хотя такая ее настойчивость, скорее всего, оказалась бы неправильной и бесполезной.

Инспектор встала и вернула кресло на место.

– Исобел, вы молодчина, но не заставляйте себя думать только об этом. Чем больше вы будете стараться, тем трудней будет вспомнить. Вот здесь я оставляю свою карточку. Если что-то вспомните, попросите Дункана связаться со мной.

Девушка кивнула и попыталась улыбнуться. Дункан тоже кивнул. У него был уставший и печальный вид.

– С вами всё в порядке? – не могла не спросить его Ким.

– Всё отлично, – ответил он, оживившись.

– Вам тоже не мешает отдохнуть, – посоветовала детектив. Больница и так способна высосать последние силы, а на его лице виднелась еще и печать тревоги.

– Со мной всё в порядке. Когда я уйду отсюда, то куплю несколько вещей для Иззи. – Мужчина повернулся и посмотрел на свою девушку. – Розовую пижаму. Ты же всегда носишь розовое.

Ким понравилось та теплота, которая появилась на лице Исобел. Любые факты, любая информация, малейшие крупицы воспоминаний она будет воспринимать с благодарностью и хранить с надеждой.

Интересно, подумала Стоун, сколько раз за предстоящие дни она вспомнит о мельчайших деталях их нескольких встреч? И с каждым воспоминанием она будет узнавать чуть больше о себе прошлой…

Ким попрощалась и отошла к доктору.

– Простите, если я слишком задержалась.

– Нет, нет, инспектор. Дело не в этом. Мне кажется, вы должны знать еще кое-что.

Он отошел от входа в отсек. Ким прошла за ним.

– Анализы крови, о которых вы спрашивали, готовы. В крови явные следы рогипнола, но там есть кое-что еще.

– Продолжайте, – поторопила его инспектор.

Доктор повернул свой планшет и еще раз просмотрел данные анализов.

– У нашей пациентки гепатит С.

Отступив на шаг, Ким заглянула в отсек. Дункан помогал женщине сделать глоток из пластикового поильника.

«Интересно, знает ли кто-нибудь из них об этом?» – не могла не подумать инспектор.


Глава 50 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 52