home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 47

– И все-таки я не понимаю, почему ты так… э-э-э-э… возбуждена? – заметил Брайант, когда они выходили из больницы.

Ким включила телефон и увидела, что пропустила звонок от Стейси. А она как раз хотела с ней переговорить.

Стоун нажала кнопку на телефоне и бросила ключи Брайанту. Он уже достаточно настрадался от ее манеры вождения.

– Что у тебя, Стейс? – спросила инспектор.

– Кое-что, что должно вам понравиться.

– Продолжай…

– Я разыскала адрес директора школы, в которой училась Джемайма. И у меня есть список педагогов, которые преподавали в ней в ее время.

– Отличная работа, Стейс. Скинь адрес на телефон Брайанта. И узнай у родителей Джемаймы, не было ли в школе, в которую она ходила, случаев ювенильной беременности приблизительно в то же время. – Ким продолжала разговор, пока они садились в машину.

– Уже делаю, босс. И вот еще какая штука: у нас в районе есть семь клиник, в которых применяется варфарин. Я связалась со всеми и получила список из одиннадцати мужчин, которые перестали являться на регулярные проверки приблизительно в то время, когда был найден Боб.

– Черт побери, Стейс, куда ты так торопишься? – поинтересовалась Ким. – Продиктуй мне их имена, – велела инспектор, когда Брайант уже выезжал с больничной парковки.

– Алан, Чарли, Эдвард, Джеффри, Айвор, Джек, Лестер, Малкольм, Норман, Филип, Уолтер…

Ким громко повторяла имена вслух вслед за Стейси.

– Командир, вы что, не видите, что я за рулем и не могу ничего записать?

– А память тебе на что? – сказала инспектор, оторвавшись от телефона.

Брайант покачал головой и продолжил свое дело. Он встал на светофоре на главной улице Брирли-Хилл.

– Уточним позже, – сказала Ким, закончив разговор.

Она посмотрела налево, потому что Брайант резко затормозил перед группой мальчишек-подростков, которые выскочили на дорогу в шести футах от перехода.

– Боже, иногда я…

– Притормози-ка здесь, Брайант, – распорядилась детектив, не отрывая глаз от витрин.

Сержант мгновенно припарковался на месте, которое только что освободил развозной фургон.

– Командир, ты что?..

И замолчал, увидев, где они остановились.

На каждой главной улице она была обязательно. И не важно, насколько неимущим был район и какой в нем был уровень безработицы. Для аркады с игральными автоматами в нем всегда находилось место.

– Подожди меня, Брайант, – велела Ким, выпрыгивая из машины.

Она открыла дверь и вошла внутрь помещения. Ей потребовалось несколько мгновений, чтобы глаза после яркого солнечного дня привыкли к полутемной атмосфере заведения.

В ряд стояли три игральных автомата, и мужчина в джинсах и белой рубашке протирал их стеклянные дисплеи.

– Прошу прощения, – сказала Ким, подождав, пока дверь за ней закроется.

Лицо у мужчины было бледным, а улыбка открытой.

– И чё надо, сладкая моя?

Ким решила не тратить время на объяснение, кто она такая. Вопрос у нее был самый простой.

– Вы здесь используете лотерейные билеты? – спросила она, осматриваясь. – Для «Бинго»[315] или для…

Она остановилась, потому что мужчина уже отрицательно качал головой.

Черт возьми, хотя шансы с самого начала были минимальные.

– Нет, сладкая…

– Хорошо. Тогда спасибо.

– Мы их давно не используем. Лет уже пять или больше, – сказал мужчина.

Хорошие и плохие новости уместились в такой короткой фразе.

– А для чего вы их использовали раньше? – поинтересовалась Ким.

– Призы. У нас была еженедельная лотерея, но мы прикрыли ее, когда бизнес сдулся.

Ким кивнула и приготовилась выйти из этого вызывающего клаустрофобию пространства.

– Спасибо за уделенное время…

– Попробуйте спросить в Мерри-Хилл. Мне кажется, там все еще их используют.

Инспектор улыбнулась и посмотрела на его именную бирку.

– Мелвин, вы мне здорово помогли. Спасибо большое, – сказала она, прежде чем выйти.

– Ты улыбаешься? – заметил Брайант, когда Ким села в машину.

– Поехали в Мерри-Хилл, – распорядилась Стоун, застегнув ремень безопасности. Шансы все равно были слишком малы, но она впервые почувствовала, что у нее наконец появилась какая-то реальная цель.

В комплексе Мерри-Хилл они оказались почти мгновенно, выехав из Брирли-Хилл по Левел-стрит. Брайант припарковался на месте, которое, по счастью, образовалось прямо перед ними. Он заглушил мотор, и они прошли через автобусную остановку в аркаду с игральными автоматами.

Полутемное помещение освещалось сполохами яркого света от автоматов, которые обещали посетителям джекпоты[316] и различные призы.

Две пожилые женщины резко обернулись, когда в соседнем проходе раздался звон высыпающихся фунтовых монет. Где-то в глубине помещения выкрикивали номера лотереи «Бинго».

– Прошу прощения. – Ким подошла к женщине, одетой в голубой комбинезон; на поясе у нее висел кошель с мелочью.

Женщина автоматически запустила руку в кошель, и Ким подумала, что ей не мешало бы пройти курсы по распознаванию клиентов. Естественно, внешнего вида, который можно было бы охарактеризовать как «вид типичного игрока», в природе не существует, однако они с Брайантом были одеты для чего угодно, но не для приятного времяпрепровождения.

Ким достала свой знак. Женщина прищурилась, и морщинки вокруг ее глаз стали глубже. Она приняла к сведению документ и мгновенно напустила на себя озабоченный вид.

– Как давно вы здесь работаете, Джин? – поинтересовалась Ким, прочитав имя на ее именной карточке.

– Восемь лет, – ответила женщина таким тоном, как будто сама не могла в это поверить. Но Ким считала, что любая работа хороша, а каждый человек, который задерживался на одном месте на такой срок вместо того, чтобы искать место полегче, мог всегда рассчитывать на ее поддержку.

– Вы используете лотерейные билеты? – задала следующий вопрос инспектор.

Джин медленно наклонила голову, как будто признавалась в чем-то противозаконном.

– А для чего, не подскажете? – поинтересовалась Ким, молясь о том, чтобы это дало ей хоть какую-то улику.

– Да много для чего, – пожала плечами женщина. – Для получения товаров в гастрономах или мясных отделах, как ваучеры для покупок, для бесплатной игры в «Бинго»…

Каждое ее слово увеличивало нетерпение детектива.

– Розыгрыши происходят каждую неделю? – вмешался в разговор Брайант.

Джин утвердительно кивнула.

– А как вы различаете, какой билет для чего предназначен?

– По цвету, – просто объяснила женщина.

Ким благодарно посмотрела на Брайанта.

– А синий у вас для чего? – спросила она.

– Синий – это для розыгрыша бутылки «Беллс»[317], – улыбнулась Джин.

– И так было всегда? – Надежда вновь возродилась в Ким – где-то очень глубоко.

– Насколько я помню, – ответила женщина. А Стоун уже знала, что речь идет о периоде в восемь лет. Простая, но хорошо работающая система.

– А вы ведете какой-то учет? – В голосе инспектора прозвучало нетерпение. Обычно лотерейные билеты регистрировались или по адресу, или по номеру телефона. Если розыгрыш проходит раз в неделю, то речь идет меньше чем о двухстах розыгрышах за три года – над этим стоило поработать, чтобы дать Бобу имя.

– Записи хранятся всего несколько месяцев, – покачала головой Джин. – А потом невостребованные призы передаются в хоспис Мэри Стивенс. И мы предупреждаем об этом при покупке билета, – добавила она на всякий случай.

– Я бы хотела поговорить о мужчине, который мог быть вашим постоянным посетителем несколько лет назад. У него есть один из ваших билетов на приобретение виски.

Но сами эти слова, когда она произнесла их вслух, заставили Ким подумать о тщетности ее усилий. И выражение лица женщины только подтвердило ее правоту. Джин за день сталкивается с несколькими сотнями посетителей. Умножьте это количество на два-три года, и станет ясно, что Ким пытается найти одного человека из более чем ста тысяч. Однако фунтовые монеты тоже имели какое-то значение.

– Милочка, если это не шутка, то…

Ким дала себе время прийти в себя после такой фамильярности и решила продолжить:

– Ближе к шестидесяти, с темными волосами, немного полноватый…

Джин затрясла головой и молча протянула горсть фунтовых монет долговязому парню, который подошел к ней справа. Банкноту она спрятала в специальный карман под молнией у себя на поясе.

– Его могли звать, – Брайант сделал шаг вперед, – Алан, Чарли, Эдвард, Джеффри, Айвор, Джек, Лестер…

Ким бросила взгляд на своего коллегу, заметив, что Джин нахмурилась.

– Минуточку, – попросила та. – Как вы сказали? Айвор?

Брайант кивнул. Достаточно обычное имя для этих мест.

– Было время, когда к нам часто заходил парень по имени Айвор. Обычно он часами играл в крестики-нолики. Все, что выигрывал, снова шло на игру… – Неожиданно глаза Джин расширились от нахлынувших воспоминаний. – И каждую неделю он покупал лотерейный билет на розыгрыш виски. И не какого-то другого, а только «Беллс». Нередко выигрывал, – добавила она, кивнув. – Правда, уже много лет он не появляется. Мы решили, что его за что-то здорово отметелили.

– А почему вы так решили? – переспросила Ким, хмурясь. Она не думала, что это было стандартное объяснение отсутствия постоянных посетителей.

– Да так просто, – женщина покраснела, и Стоун ей не поверила.

– Неправда. Прошу вас, Джин: все, что вы можете рассказать нам, для нас очень важно. Нам действительно надо узнать как можно больше об этом человеке.

Джин какое-то время колебалась, а потом глубоко вздохнула.

– Подождите здесь, я скоро вернусь, – сказала она, прежде чем отойти.

– Черт возьми, командир, Вуди был абсолютно прав, когда говорил, что ты можешь сделать конфетку из ничего, – заметил Брайант, когда Джин отошла достаточно далеко.

– Да и ты тоже не так уж плох, – заметила инспектор. – Не могу поверить, что ты смог запомнить все эти имена…

– Ты же не держишь меня при себе просто за красивые глазки, хотя…

– Это Рита, – представила Джин женщину одного с ней роста, но с копной ярко-красных волос. Она тоже была одета в голубой комбинезон и носила пояс для денег. – Ты помнишь того парня, с которым у тебя была проблема, – этого Айвора, любителя виски?

Рита кивнула и подозрительно посмотрела на Ким и Брайанта.

– Не бойся, расскажи им все. Они из полиции, – настойчиво попросила ее Джин.

Женщина с сомнением посмотрела на свою товарку, но та слегка толкнула ее локтем в бок.

– Давай. Все это может быть связано одно с другим.

Интерес Ким достиг своего пика.

– Он был здоровым парнем – то есть я хотела сказать толстым. Невысокий. От его вида слегка бросало в дрожь, но к этому здесь быстро привыкаешь. Только не ловите меня на слове – сюда иногда приходят и очень милые люди, и…

– Но Айвор… – Инспектор вернула женщину к цели их беседы.

– Знаете, время от времени к нам заходят дети, – продолжила Рита, глядя на Джин. – Мы всё делаем для того, чтобы остановить их, но они игнорируют надписи на дверях, так что нам приходится выгонять их сразу же, как только мы их засекаем, верно, Джин?

Ким совершенно не интересовали игры подростков, не достигших совершеннолетия, на игральных автоматах.

– Понимаю, все это непросто, – сказала она. – А что насчет Айвора?

– Какое-то время назад – может быть, года два – к нам зашла группа девочек, и я их не заметила, пока одна из них не пожаловалась, что Айвор пристает к ее подруге.

– И что же вы сделали?

– Ну полицию я вызвать не могла – девочка отказывалась делать заявление, ну потому что ей вообще нечего было здесь делать.

Значит, ни девочка, ни эта женщина не хотели влипнуть в историю.

– А с Айвором что?

– Я велела ему убираться и больше сюда не приходить, – пояснила Рита, уверенная, что поступила наилучшим образом.

– А он что, вернулся? – уточнила детектив.

– Не. – Женщина потрясла головой. – И дружок его больше здесь не появлялся.

Сердце Ким забилось быстрее. Если Айвор был Бобом, то его друг мог быть их первым подозреваемым.


Глава 46 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 48