home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Пока Ким ждала, когда откроются ворота, подъехала «Астра» Брайанта. Ворота задвигались, и она проехала, как только расстояние между створками достигло полутора футов.

Брайант еще парковал машину, когда она уже слезла с мотоцикла и направлялась к офису.

Даррен, ночной охранник, сидел за маленьким круглым столиком. В трясущихся руках он держал кружку с какой-то жидкостью. Краски на его лице еще не успели полностью восстановиться.

– Вы трогали ее? – нетерпеливо спросила Ким.

Мужчина покачал головой.

– Тогда откуда знаете, что она все еще?..

– Она стонет. – У него был голос сломленного человека. – Бог мой, эти звуки… – Он покачал головой и уставился в чашку.

– А профессор сейчас с ней?

Охранник кивнул, даже не взглянув на инспектора.

– Оставайся с ним и открой ворота «Скорой помощи», – приказала Ким Брайанту, который встал рядом.

Тот кивнул.

Она распахнула дверь и достала из кармана фонарь.

Свет, лившийся из двери офиса, доходил только до конца парковки. Луна на небе обещала осветить общее направление движения, в реальности же Ким вступала в темноту, смутно представляя себе, в какую сторону ей надо двигаться.

Стоун шла во мраке – и с каждым шагом запутывалась все больше. После нескольких шагов она не была уверена, что двигается в правильном направлении.

Брайант опросит Даррена и выяснит, когда он делал свои обходы. Ким надеялась, что на этот раз охранник более внимательно относился к своим обязанностям, ведь он уже чуть не потерял работу. Правда, после такой находки, подумала Ким, он может пожалеть, что его не выгнали.

– Профессор! – крикнула она во тьму.

Неожиданно где-то у земли вспыхнул луч фонаря и осветил одинокую фигуру, стоящую рядом с дубом.

Слава богу, а то она уже собиралась повернуть в другую сторону.

Стоун бросилась к профессору, ощущая, как длинная трава хлещет ее по коленям. На бегу она забрала слегка влево, вспомнив, что где-то рядом находятся незакрытые могилы Джека и Веры. Когда она наконец добралась, профессор опустил луч фонаря вниз; правда, Ким успела увидеть его лицо, которое было пепельного цвета.

Она опустилась на землю, и ее колени погрузились в грязь – перед заходом солнца прошел небольшой дождь.

Раздался стон, но Ким видела только что-то красное, сочащееся на траву.

Она знала, что должна осмотреть местность на предмет вещественных доказательств, но сейчас самым важным являлась женщина, которая все еще была жива. Инспектор осторожно дотронулась до ее обнаженной руки.

– Всё в порядке. Мы с вами, и сейчас подъедет «Скорая».

Ким еще раз позвонила в диспетчерскую, чтобы сообщить им точные координаты точки на карте. Для них было бы затруднительно найти место, которое всячески стараются спрятать.

Фигура не застонала и никак не показала, что слышит ее.

– Вы можете присесть и положить руку на то место, где сейчас моя рука? – Детектив подняла глаза на профессора. – Важно, чтобы она знала, что рядом кто-то есть.

Райт опустился на колени и положил свою руку вместо ее.

От сборной конструкции лаборатории светили фонари, которым помогали фары патрульной машины и машины «Скорой помощи». Да поможет им бог, а ей надо искать улики.

– Посветите вот сюда, – велела инспектор, показывая на голову женщины.

Та была шатенкой с короткой стрижкой – сейчас ее волосы были измазаны кровью и грязью. Ким не видела ее лица и не смела до него дотронуться из страха нанести еще какие-нибудь повреждения. Она опустила луч фонаря вниз и осветила грудину. Все тело под подбородком было покрыто коричневыми пятнышками, напоминающими веснушки.

Дьявольщина, ее рот, подумала Ким, наклоняясь и внимательно осматривая губы женщины. На них тоже виднелись коричневые пятна. Проклятье – ее рот забит землей.

Инспектор поняла, что выбора у нее нет. Она взяла женщину за подбородок и осторожно потянула вниз ее нижнюю челюсть. То, что должно выглядеть как зияющее отверстие, было забито землей. С помощью указательного пальца Ким осторожно обследовала рот жертвы и удалила из него часть грязи. Она знала, что должна быть очень осторожной, чтобы не сдвинуть эту массу слишком резко, иначе та может опуститься ниже и добраться до дыхательных путей. Удалив первую порцию, Ким придвинула свою щеку так близко к губам жертвы, как это было возможно без того, чтобы их коснуться.

Она услышала хрипение вдыхаемого и выдыхаемого воздуха. Ей захотелось выгрести всю землю одним быстрым движением, но она осторожно удалила еще немного.

– Я пытаюсь облегчить вам дыхание, – голос Ким звучал успокаивающе. Женщина могла дышать носом, но усилия пропихнуть воздух сквозь ноздри заставляли ее грудь быстро вздыматься и опадать.

Еще одно осторожное движение, и Ким удалила столько земли, сколько сочла безопасным.

– Прибыли парамедики[290], – сообщил профессор. В его голосе ясно слышалось облегчение.

Ким не могла не заметить всю иронию того, что она чувствовала себя с мертвыми гораздо свободнее, чем он. Правда, подумалось ей, показаний от трупов ждать не приходится.

Насколько могла судить Стоун, убийца уже начал ритуал по заполнению рта жертвы землей и превращению ее лица в кровавое месиво, но данный случай слегка отличался от предыдущего. Удары, которые он нанес женщине, пришлись по боковой части ее головы, а не по середине лица – это значило, что жертва нашла в себе силы более активно двигать головой, чтобы избежать их.

То, что женщина, лежащая перед ней, была полнее Джемаймы, могло означать, что введенные ей аналогичные препараты не оказали на нее такого расслабляющего эффекта, который они оказали на более худую девушку. А то, что во рту оказалось меньше земли, говорило о том, что убийца торопился. Возможно, он увидел вдали луч фонаря Даррена, но был настроен закончить ритуал любой ценой. Комочки земли на груди женщины подтвердили, что он запихивал землю именно на этом месте. Если бы он сделал это раньше, то она осыпалась бы, пока он волок труп вверх по холму. Даже в такой напряженной обстановке ритуал был для него чрезвычайно важен. Но ему пришлось полностью отказаться от него, когда приблизился Даррен.

– Все хорошо, – успокоила Ким женщину, в то же время изучая ее. – Врачи уже здесь и позаботятся о вас.

Двигая луч дальше по телу жертвы, детектив обнаружила, что та одета в открытое платье с цветочным узором и воротником-хомутиком. От ее кожи шел сильный запах мыла. Платье не задралось выше колен, и Ким не увидела никаких повреждений на теле.

Кроме того, что на месте затылка женщины зиял провал.

Голоса и лучи фонарей приближались. Один из лучей упал на голые ноги жертвы.

– Посветите сюда, – велела Ким профессору.

Оставив тело пострадавшей в темноте, тот поднес фонарь к тому месту, которое указала ему детектив.

Обуви нигде не было видно.

Теперь Ким слышала, о чем Брайант говорит с парамедиками и как трава шуршит у них под ногами. Услышав еще один стон, она быстро наклонилась к женщине, легко дотронулась до ее руки и потерла пальцем по ее ногтю. Так же, как и у Джемаймы, ногти были шероховатыми. Обе женщины предпочли удалить лак с ногтей перед тем, как выйти на улицу. Такое совпадение не давало Ким покоя.

– Прошу вас, отойдите в сторону, – сказал первый парамедик, опускаясь на колени возле головы пострадавшей. – Ваше имя? – спросил он у нее.

Ким покачала головой. Платье оказалось без карманов, и сумочки тоже нигде не было видно.

– Имя неизвестно, – ответила инспектор. – Рот у нее полон земли, и она, вероятно, находится под воздействием препаратов.

Рану на голове они могли увидеть сами.

– Ну хорошо, милочка, – сказал парамедик и придвинул свою сумку. Второй врач поменялся местами с профессором.

Ким сделала несколько шагов назад и остановилась рядом с Брайантом. Парамедики были гораздо важнее, чем она. Здесь и сейчас.

– Даррен немного не в себе, – доложил сержант. – Но его формуляр в порядке. Он клянется жизнью дочери, что обошел территорию в одиннадцать, а потом в двенадцать часов ночи. На жертву он наткнулся где-то в двенадцать пятнадцать.

Ким кивнула и вновь посмотрела на врачей. Первый из них достал из сумки бинт, а второй слегка приподнял голову женщины.

– Кровотечение почти прекратилось, но мы все равно ее забинтуем, Джефф, – сказал он.

Жертва издала еще один негромкий стон.

– Все хорошо, милочка. Теперь с вами всё в порядке, – сказал Джефф, не отрывая глаз от бинта, которым перевязывали голову женщины.

После того как перевязка была закончена, вновь заговорил первый врач.

– А теперь, Джефф, ставь носилки.

– Как она? – спросила Ким, делая шаг вперед.

– Надо везти в больницу, – пожал плечами Джефф. – Она дышит, но с такой раной головы ее надо как можно быстрее доставить туда.

Парамедики осторожно уложили женщину на носилки и на счет «три» подняли их. Профессор вызвался поднести остальные вещи и двинулся по полю вслед за ними.

В луче фонаря Брайанта Ким увидела, что к ним приближаются трое экспертов.

– Как думаешь, чем он ее так? – спросил сержант.

Инспектор взяла у него фонарь и поводила лучом вокруг того места, где была найдена женщина. Рядом с Джемаймой не было найдено никакого оружия, и она подозревала, что на этот раз будет так же.

– Может быть, Даррен сейчас и не в себе, но ему надо сказать, что он спас этой женщине жизнь.

Ким ничуть не сомневалась, что именно луч фонаря Даррена, обходившего территорию, спугнул убийцу прежде, чем тот смог выполнить задуманное до конца. И именно благодаря Даррену у второй жертвы все еще было лицо.

– Дело не в самом убийстве, – заметила Ким. – Все дело в том, что он делает с ними до него.

– Но на Джемайме не было никаких следов сексуального насилия, – напомнил Брайант.

Прибывшие эксперты взяли место преступления под свой контроль.

Слегка покачав головой, инспектор отошла в сторону и остановилась возле своего коллеги. Одна вещь не давала ей покоя с того момента, как было найдено тело Джемаймы, а теперь она стала беспокоить ее еще больше.

– Брайант, почему, черт побери, он оставляет их именно здесь?


Глава 20 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 22