home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

– Боже, меня чуть не стошнило в машине, – язвительно заметил Брайант.

Путь от Рассел-Холла до Дадли-Вуд занял меньше десяти минут. Адрес, который они искали, находился прямо напротив старого спидвейного стадиона «Крэдли Хит».

Команда по спидвею была организована в Дадли в 1947 году. Она стала одной из самых успешных в восьмидесятые и девяностые годы прошлого столетия, завоевав в общей сложности семь мировых титулов по спидвею. А в 1995 году команда была изгнана новым владельцем земли, который купил стадион, чтобы на его месте построить жилые дома.

Каждый раз, когда Ким проезжала мимо, ее сердце начинало биться быстрее. Большинство субботних вечеров в возрасте десяти – тринадцати лет она проводила здесь, стоя между Китом и Эрикой и наблюдая, как по треку проносятся мотоциклы.

Стоун могла легко вспомнить визг покрышек по красному гравию дорожки, который разносился над субботней толпой. Визг, который ненавидели жители соседних домов, но по которому все скучали, когда он прекратился. И запах метанола, который использовали для заправки мотоциклов, который смешивался с запахом дешевых хот-догов и превращался в незабываемый аромат.

Вначале Ким не понимала, что ее приемные родители находят в спидвее. Мотоциклы носятся и носятся по кругу, пока один из них не победит. И все эти мотоциклы ничем не отличаются друг от друга. Ким никогда не отдавала предпочтения какой-то конкретной команде.

Но увлечение было заразительным – ее приемные родители отчаянно болели за местный клуб. И она тоже одобрительно относилась к нему – не потому, что гордилась им, а потому, что им гордились Кит и Эрика. А вот ужин с рыбой и картошкой на обратном пути всегда оставался одним и тем же, независимо от того, выиграли они или проиграли.

И не важно, понимала она это или нет тогда, но те вечера были просто волшебными.

За большими участками, которые шли вдоль Дадли-Вуд-роуд, пряталась небольшая группа недавно построенных домов. Таунхаусы и жилые апартаменты были расположены вокруг мощеного внутреннего двора.

Саймон Роуч жил в квартире на первом этаже, перед окнами которой была припаркована старая «БМВ».

На двери виднелись пятна синеватой краски, которая совершенно не подходила к ее изначальному цвету.

Брайант нажал на кнопку звонка, но внутри все оставалось тихо.

Ким постучала три раза, а потом прислушалась. Никакого движения.

Сержант попробовал еще раз. Стоун отступила на шаг и осмотрела окна. Казалось, внутри никого нет.

Она посмотрела на своего коллегу. Парень явно был не на работе. Его машина стояла здесь же, а его девушку убили всего сорок восемь часов назад. Брайант все понял без слов.

– Думаю, что на этот раз я с тобой соглашусь, – кивнул он.

Детектив подергал за дверь и определил точное расположение замка.

Ким заняла позицию у него за спиной. Она ударит ногой ниже замка в тот момент, когда Брайант всем своим весом нажмет выше его. В этом не было ничего красивого – какой-то уличный вариант твистера[281], – но они уже делали так раньше, и это работало.

– На счет три, – сказал Брайант.

Приготовившись, Ким подняла ногу.

– Раз… два… три…

Их совместные усилия заставили дверь распахнуться. По инерции она врезалась во внутреннюю стену.

– Полиция! – прокричала Стоун, входя в небольшой темный холл. Закрытые двери, выходившие в него, закрывали доступ света в это убогое помещение.

Вторая дверь дальше по стене открылась. В проеме появилась мужская фигура, подсвеченная сзади лучом света.

– Какого черта?

– Саймон Роуч? – задала вопрос Ким.

– Да, черт побери. А вы кто?

Брайан предъявил их документы мужчине, который даже не пытался прикрыть отдельные части своего тела. Ким не могла не подумать, что подобная наглость была в данном случае неуместна.

– И какого дьявола вам здесь нужно?

– Саймон, что там случилось?

– Ничего, Раш! – не оборачиваясь, крикнул мужчина в глубину комнаты.

Он сделал несколько шагов и оказался слишком близко от границы личного пространства[282] Ким.

Она отошла в сторону. Роуч закрыл дверь у себя за спиной и открыл еще одну – в другую комнату.

Стоун прошла вслед за ним, не отрывая взгляда от его затылка. Волосы мужчины были темными, длинными и взъерошенными.

В комнате стояли два дивана, один напротив другого, а между ними размещался кофейный столик. Хозяин указал ей на самое дальнее место от двери и уселся сам. Ким устроилась напротив. Роуч положил щиколотку левой ноги на правое колено. Инспектор и бровью не повела.

– Мы здесь по поводу вашей убитой девушки, – пояснила она, понимая, что не прикрывается он для того, чтобы продемонстрировать ей свое неуважение и попытаться вывести из себя. Не дождется.

– Вы о Джемайме? – Вопрос заставил Ким задуматься, сколько всего девушек у него убили.

Она согласно кивнула.

– Мне кажется, что «девушка» звучит слишком формально, – произнес Роуч, и на его лице появилась ленивая улыбка.

И в этот момент Стоун ощутила ее. Его вульгарную и бесстыдную привлекательность. Потому что даже за то короткое время, которое она провела в его компании, Ким успела задуматься, что же Джемайма могла в нем найти.

Ленивая улыбка полностью изменила его лицо. От нее засветились его глаза, в которых появились проблески вызова и даже угрозы.

Роуч не отводил своего взгляда от глаз инспектора. На Ким это не произвело никакого впечатления. Действительно опасные мужчины никогда этим не кичатся. Но она была готова подыграть хозяину дома.

– А кто такая Раш? Она тоже ваша девушка? – задала Ким вопрос.

Тот медленно покачал головой.

– Значит, подруга с особыми привилегиями, – встрял Брайант.

– Что-то вроде этого, – ответил мужчина, не отрывая глаз от Ким.

Он наклонился вперед, взял со столика пачку сигарет и чиркнул спичкой. Комнату заполнил запах серы. Спичку он держал за самый кончик и продолжал сквозь пламя смотреть в глаза Ким, пока спичка не догорела до самых пальцев и не погасла.

Стоун постаралась сдержать смех. Откровенная сексуальность никогда ее не привлекала. Вот если б он погасил спичку, засунув ее себе в задницу, то на это стоило бы посмотреть.

Роуч бросил спичку в пепельницу на столе.

– Вы уже знаете, что Джемайма убита? – уточнила Ким. По его виду определить это было трудно.

– Я не дурак, сержант, – протянул Саймон, и отблеск раздражения появился в его взгляде, который кто-то другой на месте Ким мог бы назвать испепеляющим.

– А я этого и не говорила, мистер Роуч. Кстати, называйте меня инспектором. Просто вы как-то слишком быстро справились со своим горем.

Раздражение исчезло, и на губах вновь появилась улыбка.

– Давайте не будем играть в игры друг с другом, инспектор. Я – не образец моногамности, и в этом нет ничего особенного, понятно? В мире слишком много красивых женщин. – Роуч перевел взгляд на груди Ким.

– А Джемайма об этом знала? – спросила Стоун.

– Не помню, чтобы я специально упоминал при ней об этом, – парень пожал плечами и стряхнул пепел, – но если нет, то ей пора было бы самой это понять. То есть я хочу сказать – посмотрите на меня. – Тут он опустил глаза на свою промежность, но Ким проигнорировала его взгляд. – Было бы нечестно, если б все это досталось одной женщине.

– То есть вы никогда не говорили ей, что спите с другими женщинами? – уточнила Ким в надежде увидеть хоть какое-то сожаление с его стороны.

– Такое лучше всего говорить, когда расходишься, а у нас до этого еще не дошло, – покачал головой хозяин дома.

– А как насчет Раш? Она знает, что не единственная, кого вы одариваете своими чарами?

– Один – ноль, инспектор. – Мужчина негромко засмеялся. – Но нет, мы еще не говорили с ней об этом.

Ким представила себе, как носок ее байкеровского ботинка погружается в его яички, наподобие горящего кончика сигареты, которую тушат в пепельнице. Она никак не могла решить, чего можно ждать на свидании с таким «очаровашкой». Но уж наверняка не свечей, музыки и цветов.

– Как вы познакомились с Джемаймой? – продолжила Ким.

– Да так как-то… Просто увидел ее.

– Где увидели? – настаивала детектив.

По лицу Саймона было видно, что он не хочет даже попытаться вспомнить.

– Честно, не могу сказать, инспектор.

Ким поняла, что настаивать здесь не имеет смысла. Он не пытался усложнить ей жизнь. Ему просто было на все наплевать.

– А когда вы видели Джемайму в последний раз? – задала она новый вопрос.

– В пятницу вечером. Она действовала мне на нервы. Была такой тихой и мрачной… Сказала, мол, ей кажется, что ее кто-то преследует. Я быстренько свернул свидание и отправился с друзьями поиграть в снукер[283]. Было ясно, что от нее я ничего не добьюсь.

– Вы проводили ее домой? – уточнил Брайант.

Ким все было ясно и без его ответа.

– Нет, – покачал головой Саймон. – Просто сказал ей, что неважно себя чувствую и пойду домой.

Ким проигнорировала его ребячью улыбку и сосредоточилась на единственной фразе, которая представляла для нее интерес.

– А еще что-то она говорила? Хоть какой-то намек на то, кто это мог быть?

– Простите, инспектор, но в тот момент я думал, как бы побыстрей закруглиться.

По выражению его лица было видно, что больше от него ничего не добьешься.

– Где вы были в субботу? – последовал новый вопрос.

– Вы не поверите, инспектор, но я не имею к убийству никакого отношения. – Саймон наклонил голову. – Честное слово, вам не стоит тратить на меня время. – Тут он гордо посмотрел на свою промежность. – Я ведь простой парень, со средними способностями…

– Так вы были… – Ким пропустила его слова мимо ушей.

– Здесь, в кровати.

– И Раш может это подтвердить? – спросила детектив.

– Нет, – улыбнулся Роуч. – В тот день я был в одиночестве. Один из тех редких случаев…

Дальше терпеть его общество Стоун уже не могла.

– Могли бы прислать кого-то починить дверь, – раздался его голос у них за спиной.

Ну конечно, теперь это для нее станет основным приоритетом, подумала Ким, выйдя на улицу и всей грудью вдыхая очистительный свежий воздух.

Брайант миновал ее и направился к машине. Инспектор повернулась было, чтобы последовать за ним. Саймон появился в дверях во всем своем голом великолепии.

Ким сделала шаг по направлению к этому омерзительному ублюдку. Ее кожа вся покрылась мурашками.

– Кстати, – она говорила громко, будучи уверенной, что ее голос хорошо слышен, – принимая во внимание вашу сексуальную активность, я бы серьезно посоветовала вам сдать анализы на наличие болезней, передающихся половым путем. От вашей последней подружки мы их давно уже ждем.

Роуч в шоке замолчал, и Ким успела услышать звуки какого-то шевеления в спальне.

Вот вам и результат.

Саймон начал было что-то говорить, но Ким опередила его:

– И последнее, не для протокола. Тот, кто назвал ваши «способности» средними, был к вам слишком добр.

Печально улыбнувшись, она отвернулась от него и резюмировала, садясь в машину:

– Честно говоря, хам он и есть хам. И причин так называть его более чем достаточно…

– А, понял. Фамилия…[284] – произнес Брайант, подумав мгновение.

– Боже, и когда же до тебя наконец начнет доходить…

Внутренний голос подсказывал Ким, что Саймон Роуч – не их человек. Если б она искала самого нахального барана по эту сторону от реки Северн[285], то он уже давно был бы в наручниках и на пути в участок. Но ей нужен был убийца, у которого было достаточно страсти, чтобы превратить лицо Джемаймы в сплошное месиво. А был ли способен на такое этот «мистер Выдающаяся Личность», Ким честно не знала этого.

– Куда теперь, командир? – спросил Брайант, и в этот момент зазвонил телефон инспектора.

– Стейс, – ответила Стоун, глядя на часы. Было уже почти шесть часов, но ее не удивило, что детектив-констебль все еще находится на работе.

Она выслушала объяснение своей коллеги. Когда разговор закончился, на ее лице появилось хмурое выражение.

– Планы меняются, Брайант, – сказала Ким, глубоко вздохнув. – Поехали назад в дом Лёве. Ее семья кое-что утаила от нас.


Глава 15 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 17