home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 111

Доусон стоял перед входной дверью и собирался с духом, чтобы постучать. Он разбирался в тонкостях отношений в бандах больше, чем готов был в этом признаться, потому что навсегда запомнил то, что произошло с ним в молодости.

Через два дня после его пятнадцатого дня рождения группа подростков, которые были старше его на год, вдруг прекратила обзывать его «жирдяем», «пухлым» и другими кличками, которыми обычно клеймят толстяков. Вместо этого они с улыбкой пригласили его к себе на посиделки. Он должен был встретиться с ними на Крэдли-Хит-Хай-стрит после школы. Тот день на занятиях был самым счастливым днем в его жизни.

Они ждали его перед рынком и встретили улыбками и братскими похлопываниями по спине. Минут десять они болтали с ним, и он почувствовал наконец свою принадлежность к команде.

Потом Кевин заметил, как главарь, Энтони, кивнул в сторону старушки, которая передвигалась с помощью двух костылей. Двое из четверых подростков подбежали к женщине и выбили у нее из рук правый костыль. А пока она пыталась сохранить равновесие, Энтони подбежал к ней и сорвал у нее с правого плеча сумку.

Повинуясь инстинкту, Доусон тоже побежал. К тому моменту, когда он добежал до женщины, она уже лежала на земле. Что-то заставило его взглянуть ей в лицо – он подумал, что она ударилась головой и умерла. Кевин посмотрел ей в глаза, которые были полны ужаса. И понял, что жизнь этой женщины уже никогда не будет прежней.

И только оказавшись в безопасности своего дома, Доусон понял, для чего его вообще пригласили. Он был действительно толстым. И не мог бегать так же быстро, как все остальные. Так что при любой погоне его поймали бы в первую очередь.

Стыд сжигал его многие месяцы и стал забываться только параллельно с уменьшением его индекса массы тела[242]. А вот память об ужасе в глазах женщины осталась с ним навсегда.

Он понимал, почему Дивэйн Райт стал частью банды, но кое-кто предал его самым подлым образом.

Доусон глубоко вдохнул и постучал три раза.

Дверь медленно открылась.

Перед ним опять стояла Шона Райт, и в глазах у нее светился неподдельный страх.

– Я могу поговорить с вами и с вашим отцом?

На этот раз в ней не было ни пренебрежительности, ни чванливости. Кевин прошел за девушкой в гостиную, где на полу, скрестив ноги, сидели ее две младших сестры. Перед ними стояла корзинка для пикника, и они не отрываясь смотрели в телевизор.

– Рози, Мариша – идите в свою комнату, – сказала Шона, выпроваживая их из гостиной.

Вин сидел на дальнем конце дивана.

Шона встала перед закрытой дверью. Доусон какое-то время смотрел на них, пока не решил начать с Вина.

– Я знаю, что вы сделали со своим сыном, – просто сказал он.

Вин смотрел на него минуту, показавшуюся Доусону бесконечной, прежде чем опустил голову на руки.

– Папа?.. – раздался от двери голос Шоны.

Доусон посмотрел на ее отца, чтобы понять, собирается ли он что-то объяснить. Широкие плечи слегка подрагивали, слезы капали на пол.

Кевин повернулся к Шоне. Он видел, что умом она уже все поняла, но вот душой не могла с этим смириться.

– Шона, это ваш отец сообщил все Лирону, – негромко сказал полицейский, вздохнув. – Это он сказал, что Дивэйн еще жив.

– Не говорите глупостей, – огрызнулась девушка. – Вы там у себя в полиции все с ума посходили. – Она постучала себя пальцем по лбу. – Все как один идиоты.

Доусон перевел взгляд на ее отца, и она тоже посмотрела на него.

Шона смотрела на его согбенные плечи, ожидая, что он вот-вот скажет, что все это неправда. Она стала медленно покачивать головой, и Кевин понял, что постепенно до нее доходит весь кошмар ситуации.

Он подождал еще несколько мгновений, чтобы они свыклись с его словами.

Вначале Доусон думал, что информацию о том, что Дивэйн все еще жив, слила Лорен, и это вроде бы подтверждалось тем, что она была с Каем. Но потом Кевин понял, что ей не хватило бы мозгов сделать это намеренно, а для того, чтобы это могло произойти случайно, Дивэйн слишком мало ее интересовал. Лорен была девушкой, искавшей приключений на свою голову. Она сбрасывала с себя оковы воспитания и образования, посещая банду в Холлитри. Там всегда происходило что-то интересное, и не успевала закончиться одна история, как вслед за ней начиналась новая.

Кто настоящий преступник, Доусон понял, только вернувшись в дом Тимминсов, после того как девочки были спасены. Тогда Стивен Хансон предложил Элизабет взять у нее Николаса, пока она забирается в машину. Женщина отказалась и крепко прижала сына к телу. С одним ребенком, находящимся неизвестно где, безутешная мать только сильнее тянулась к тому, который у нее оставался.

– Он сделал это ради ваших сестер, Шона, – пояснил Доусон. – Пока Дивэйн был жив, все вы были в опасности. Бандиты никогда не оставили бы вас в покое. И жизнь ваша была бы ужаснее, чем когда-либо. Вся ваша семья попала бы под раздачу, и ваш отец знал об этом.

Всхлипывания в углу стали громче.

– Он бы никогда не поправился, Шо. – Вин поднял голову; по его щекам стекали перемешавшиеся сопли и слезы, голос был хриплым и измученным. – Мой мальчик превратился в овощ. Жил только благодаря аппаратам. Они сказали мне, что его мозг умер.

Вин издал стон, и Кевин был готов поклясться, что это был звук разорвавшегося отцовского сердца.

– Я все умолял и умолял, чтобы нам разрешили переехать, но они не соглашались, Шо. По их мнению, нам ничто не угрожало, хотя Лирон нашел бы нас и на краю света. И я не мог рисковать всеми вами. Мой мальчик, мой храбрец…

Шона боролась с подступившими к горлу эмоциями. Она подбежала к отцу и встала перед ним на колени. Он мгновенно обнял ее, и они зарыдали вместе.

Доусон не ощущал никакой радости в связи с раскрытием преступления. Вин Райт должен был найти выход в безвыходной ситуации. И, будучи не в состоянии защитить всех своих детей, он принес в жертву обстоятельствам своего единственного сына.

– Мистер Райт, я несколько минут побуду в холле, – мягко сказал полицейский. – Вы знаете, что я должен буду сделать потом.

– Я знаю… сынок. Знаю.

Эмоции душили мужчину, и он едва произнес эти слова. На этот раз Доусон не возмутился, когда его назвали «сынком». Он был достаточно умен, чтобы понимать, что завтра его сострадание к этим людям уступит место гордости. Гордости за то, что он сам раскрыл это преступление. И что теперь совершивший его преступник будет наказан.

Так что завтра он будет чувствовать себя гораздо лучше.

А вот сейчас Кевин ощущал себя полным дерьмом.


Глава 110 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 112