home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 80

Когда они входили в пиццерию, Ким крепко держала девочку за плечо. Толпа схлынула, и перед прилавком стояли только двое.

Мэтт рыскал по окрестностям, разыскивая «синюю машину с большим багажником». Больше Эмили ничего не могла сказать о машине ее похитителя.

Хотя Ким сильно в этом сомневалась, девочка настаивала, что это был именно он и что они встретились с ним глазами. Она была уверена, что мужчина ее заметил, и именно поэтому убежала из пиццерии. Ким надеялась, что Мэтт найдет его, если тот ошивается где-то неподалеку, а сама ни на секунду не отпускала девочку.

Хотя сами поиски были явно бесполезными. Мужчина, которого видела Эмили, имел перед ними десяти- или пятнадцатиминутное преимущество.

Если девочка все запомнила правильно, то он пересек перекресток и направился в сторону Сторбриджского кольца. А оттуда мог уехать куда угодно.

Ким поймала взгляд управляющего пиццерией и кивнула в сторону ресторанных столиков, на ночь отгороженных от прилавка черной лентой.

– Можно?

Управляющий кивнул и зажег лампу над самым дальним столиком в углу.

– Спасибо, – поблагодарила Стоун и приподняла черную ленту, чтобы Эмили могла пройти.

Сама Ким предпочла бы остаться в служебном помещении минимаркета, но продавщица недвусмысленно намекнула на то, что ей пора закрывать магазин.

Инспектор помогла Эмили сесть и устроилась напротив.

– Почему ты убежала из дому?

– Я просто не могла больше этого терпеть, – начала Эмили, глядя на столешницу прямо перед собой. – Живем как в тюрьме. Мне и пошевелиться нельзя без того, чтобы Ма не спросила, что я делаю. За последние тринадцать месяцев я выходила из дома шесть раз. Один раз – к доктору, два раза – к дантисту и несколько раз – в магазины за одеждой.

Ким понимала ее. В Фезерстоуне заключенные пользовались большей свободой, чем этот ребенок.

Девочка испуганно посмотрела в окно.

– Он не вернется, Эмили, – успокоила ее Ким. – И с тобой ничего не случится, пока я рядом. Я тебе обещаю.

– Я знаю, но у меня перед глазами сейчас стоит его лицо. – Девочка кивнула и улыбнулась.

Ким поняла, что Эмили не успокоится, пока родители не приедут за ней и не увезут ее из этого района.

– А почему ты решила позвонить мне? – мягко спросила Стоун, наклоняясь к девочке.

– Потому что я слышала, что вы сказали Ма. И сразу догадалась, что вы все понимаете. И еще я слышала, что вы хотели со мной поговорить, поэтому и взяла вашу карточку со стола.

Ким не могла не почувствовать симпатию к этой грустной девочке. Но она хорошо помнила о своих обязанностях.

– Знаешь, Эмили, ты должна позвонить маме.

Девочка кивнула, но ее нижняя губа задрожала.

– Она не будет на тебя сердиться. Сейчас она, скорее всего, очень напугана.

– И она никогда не изменится, правда? – печально спросила Эмили.

На это Ким ничего не сказала. Про себя она подумала, что девочка, скорее всего, права.

– Давай мне свой телефон… – протянула руку Ким.

– А у меня его нет. Ма сказала, что через него можно выйти в Интернет, а мне это запрещено.

– Какой у вас номер дома? – спросила Стоун, доставая свою трубку.

Эмили стала диктовать цифры, а Ким сразу же их набирала. Номер оказался занят. Инспектор непрерывно нажимала кнопку повторного набора. На пятой попытке трубку сняли.

– Алло?

В этом одном слове Ким услышала и волнение, и страх говорившей.

– Миссис Трумэн, говорит Ким Стоун. Мы с вами встречались…

– Прошу вас, освободите линию. Моя дочь…

– Находится сейчас со мной, – быстро вставила Ким.

– Ч-что вы сказали?

– С ней всё в порядке, миссис Трумэн. И она в безопасности.

– Слава тебе господи… Боже… Благодарю…

Ким протянула трубку Эмили.

По щекам девочки потекли слезы, и инспектор поняла, что она услышала рыдания своей матери на другом конце линии.

– Ма, мне очень жаль. Я не хотела… – Эмили кивнула, долго слушала, а потом кивнула еще раз. – Я знаю, Ма. И я тебя тоже люблю. – С этими словами Эмили протянула трубку Ким.

– Инспектор, я уже еду. Пожалуйста, не отпускайте ее от себя.

– Ни за что, миссис Трумэн, – пообещала Стоун. Она объяснила матери, где они находятся, и отключилась.

За спиной Эмили появился Мэтт. Он отрицательно покачал головой. Как и подозревала Ким, мужчины, которого увидела Эмили, нигде не было. Взяв стул, Мэтт уселся в метре от стола.

– Твоя мама очень-очень любит тебя. – Стоун вновь повернулась к Эмили. – И делает то, что, на ее взгляд, будет для тебя лучше всего.

– Я знаю. Поэтому и не могу на нее сердиться. Она в этом не виновата.

Ким почувствовала, как к ее горлу подступает ярость. Нет, виноваты во всем негодяи, которые похитили двух девочек, а сейчас, скорее всего, удерживают еще двоих.

– Вы можете со мной поговорить, – негромко предложила Эмили. – Ма появится только через какое-то время.

Ким отчаянно этого хотелось, но она не имела на это права.

– Я не могу, милая, – улыбнулась она ребенку. – Твои родители не давали мне разрешения задавать тебе вопросы…

– Зато я могу, – заявил Мэтт, придвигаясь к столу.

– Нет, Мэтт… Я не могу позволить…

– А я и не спрашиваю вашего позволения. На меня полицейские правила не распространяются, а если ваша тонкая натура не может этого вынести, то советую отодвинуться подальше…

Ким почувствовала, что, что бы она ни сделала сейчас, этот человек поступит по-своему.

Девочка прислушивалась к их разговору.

– Эмили, закрой уши, – велела Ким, наклоняясь к Мэтту. – Я не могу запретить вам говорить с девочкой, но если вы хоть одним словом ее расстроите, то ваши яйца будут развешаны на…

– Я не собираюсь ее расстраивать, – прошипел переговорщик в ответ. – Но не потому, что испугался ваших угроз, а потому, что я не какая-то бездушная свинья.

Ким выпрямилась. Прекрасно, кажется, он ее хорошо понял.

Она жестом разрешила девочке открыть уши. Мужчина наклонился к ней и заговорил таким мягким голосом, что Ким удивилась.

– Эмили, я хочу показать тебе одну фотографию. На ней может быть изображен мужчина, который тебя похитил. Ты можешь на нее взглянуть?

Это был рисунок, составленный на основе описания Брэдом фальшивого полицейского. Ни Хансоны, ни Тимминсы не узнали этого мужчину.

Эмили сглотнула и посмотрела на Ким. Женщина протянула руку и дотронулась до руки ребенка.

– Если не хочешь, можешь не смотреть, милая.

– А это поможет вам найти Сьюзи?

Теперь настала очередь Ким сглотнуть и отвернуться. Неужели эта малышка все еще надеется, что ее подруга жива?

– Да вы не волнуйтесь. Я знаю, что она умерла, но ее все равно надо вернуть домой.

Ким почувствовала комок, подступивший к горлу, и кивнула.

– Это может помочь, Эмили.

– Пожалуйста, покажите мне картинку. Сьюзи обязательно сделала бы это ради меня.

А этот ребенок не так инфантилен, как ей казалось, подумала инспектор.

Мэтт достал лист с рисунком из кармана и развернул его.

Эмили втянула воздух и отвернулась.

– Это тот самый человек, которого ты видела сегодня?

Эмили кивнула, но на рисунок больше не смотрела, а просто вцепилась Ким в руку.

Мэтт сложил бумагу и убрал в карман.

– Хорошо, Эмили. Я больше не буду его показывать. Так это человек, который тебя похитил?

– Да. У него еще был рыжий котенок. Он сказал, что котенок болеет и нуждается в ласке. Я стала его гладить, а он заклеил мне рот лентой и запихнул в фургон. Там он отобрал у меня котенка и вышвырнул его на улицу, а меня связал. Потом проехал немного и забросил в фургон Сьюзи. Я обрадовалась, когда увидела Сьюзи. – Девочка прикрыла глаза. – Ведь она моя лучшая подруга, и мне стало не так страшно.

Ким молча сидела и слушала, иногда ощущая подергивание пальцев Эмили, пока Мэтт задавал свои вопросы. Девочка на удивление подробно помнила все, что происходило с ней в неволе.

– А что произошло в самый последний день? – спросил Мэтт. Ким поняла, что он хочет услышать.

– Появился этот дядька и схватил меня за волосы. Сьюзи попыталась защитить меня. Она кричала… то есть мы обе кричали, но он ударил ее рукой, и она упала на спину. Я позвала ее по имени, но она не пошевелилась.

Ким не отрываясь смотрела на хлебную крошку, оставшуюся на скатерти.

– Он опять посадил меня в фургон, и мы поехали куда-то. Потом он меня выпустил, закружил и толкнул на землю.

Я услышала, как отъехал фургон, но ничего не увидела, потому что у меня были завязаны глаза и кружилась голова.

– Эмили, а ты можешь еще что-нибудь вспомнить про тот день? – Мэтт наклонился к девочке. – Ты слышала какой-нибудь шум? Или видела что-то, что позволило бы определить, где ты была?

– Я очень испугалась, – покачала девочка головой. – Я ведь не знала, что они собираются со мной делать… Я только плакала и…

– Всё в порядке, Эмили, – успокоила ее Ким. Девочка и так запомнила очень много. Но, к сожалению, мало что из ее воспоминаний могло им помочь.

Неожиданно Стоун почувствовала порыв ветра.

В помещение, как ураган, ворвалась Джулия Трумэн. Ее глаза казались красными пятнами на абсолютно белом лице, и видела она перед собой только своего ребенка.

Ким отошла в сторону, Мэтт последовал за ней.

Сразу же за Джулией в помещение вошел приятный мужчина со светлыми волосами. Выражение на его лице было не таким отчаянным, как на лице женщины, но было заметно, что волнение искажает его черты.

Семья воссоединилась, обнялась, женские ее члены заплакали и обнялись еще раз.

– Она еще многое помнит, – негромко сказал Мэтт. – Если б у нас было больше времени…

– Спасибо вам большое, инспектор, – сказал мистер Трумэн, высвобождаясь из объятий.

– Она сама позвонила мне, мистер Трумэн. – Ким подняла руку. – Хотела помочь.

Миссис Трумэн выпрямилась. Ее глаза были полны страха, а губы упрямо сжаты. Скорее всего, Джулия именно Ким винила в побеге своей дочери. Если б инспектор не приехала и не стала задавать вопросы, то ничего подобного не произошло бы. И в какой-то степени Стоун могла с этим согласиться.

Она знала, что обязана сделать еще одну, последнюю попытку. Взглядом Ким попросила родителей отойти в сторону, а Мэтт остался с Эмили.

– Послушайте. Я понимаю, как это тяжело для вас, но нам бы очень помогло, если б Эмили с нами поговорила. Она очень хочет помочь, и мне кажется, что она помнит некоторые детали, которые могли бы нам помочь, но эти воспоминания не лежат на поверхности. – Ким глубоко вздохнула. – Если б мы могли использовать гипноз…

Миссис Трумэн коротко вскрикнула. Ее муж успокаивающе пожал ей руку.

– Инспектор, мы приложили много усилий, чтобы Эмилии дистанцировалась от прошлых событий. И я не думаю…

– И вы считаете, что вам это удалось? – мягко спросила Ким. – Не хочу показаться грубой, но мне кажется, что Эмили помнит похищение так, словно это случилось вчера. Она очень любит вас обоих, но она несчастлива.

– А что, если мы разрешим ей помочь вам, а они придут за ней? Ведь их так и не поймали.

В голосе женщины Ким послышались обвинительные нотки. Что ж, она имеет на это право.

Стоун понимала, что у нее остался последний шанс.

– Не придут, потому что они вновь совершили это, миссис Трумэн.

– О боже, нет… – Женщина прикрыла рот рукой, ее муж негромко выругался.

– Я не могу сообщить вам детали. Для прессы объявлен режим полного молчания, так что я должна просить вас никому не рассказывать о том, что еще две девочки были похищены в воскресенье.

– И вы думаете, что это те же люди, которые похитили Эмили? – уточнил мистер Трумэн.

– Мы почти в этом уверены, – ответила Ким мужу и перевела взгляд на жену. – Если вы позволите нам поработать с Эмили, то, клянусь вам, я не успокоюсь, пока не поймаю этих людей.

Она не замечала Эмили, пока та не подошла и не стала между ними.

– Пожалуйста, Ма, разреши мне помочь. Я все сделаю для того, чтобы Сьюзи вернулась домой.

Когда Ким увидела, как родители обменялись взглядами, говорившими об их согласии, она была готова задушить в объятьях маленькую храбрую девочку.

– Хорошо. Сообщите нам, что мы должны будем делать. – Миссис Трумэн согласно кивнула.

Стоун успела поблагодарить их, прежде чем они вышли из пиццерии.

Отойдя в угол ресторана, она позвонила Вуди на мобильный. Шеф пообещал ей обеспечить утром присутствие квалифицированного профессионала.

– Что ж, мне кажется, что я заслужил чашечку кофе. Не хотите присоединиться? – предложил Мэтт.

Поколебавшись, Ким согласно кивнула. Она вполне может выпить с ним чашку кофе, хотя не в этом заключается ее самое большое желание.

С гораздо большим удовольствием она сейчас поездила бы по улицам города в поисках мужчины, которого видела Эмили, но прекрасно понимала, что он уже давно исчез.

Хорошо бы знать, а сам мужчина заметил девочку?


Глава 79 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 81