home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 50

В Холлитри царила жутковатая тишина, когда Доусон припарковал машину перед рядом магазинов, который обозначал границу беспорядочно застроенного района.

Всем было известно, что, пересекая линию магазинов, вы попадаете в сам район. И хотя это походило на переход через границу в другую страну, вам не нужен был ваш паспорт – для безопасности вам вполне хватило бы предписания суда за злостное нарушение общественного порядка, или тюремного срока за плечами, или наличия запрещенных химических веществ.

Многие другие муниципальные застройки в Черной Стране были чище, безопаснее и счастливее только потому, что существовал район Холлитри.

Общественность таких муниципальных застроек каждый раз вздыхала с облегчением, когда из них выселяли очередную неблагополучную семью. Но таким семьям тоже надо где-то жить, и вот кому-то пришла в голову не самая светлая мысль поселить все эти семьи вместе. В результате появилась управляемая бандой территория, которая существовала совершенно отдельно от местных органов самоуправления.

Доусон оценил иронию того, что Дивэйн Райт жил в квартире, расположенной над одним из магазинов. На самой границе района. Там, откуда легче всего было сбежать. А ведь именно это пытался сделать бедный парень.

Доусон не впервые сталкивался с феноменом банд. Он понимал его гораздо лучше, чем готов был признаться, но все-таки не на уровне Холлитри.

Когда Кевин был ребенком, у него имелся лишний вес. Полнота не была связана ни с гормональными нарушениями, ни с другими медицинскими проблемами. Она была результатом наличия матери-одиночки, которая слишком доверяла простоте приготовления еды на сковороде с ручкой.

К тому моменту, когда ему исполнилось пятнадцать, Доусон был готов на все что угодно, лишь бы принадлежать к группе. Любой группе. И ему это почти удалось.

В его жизни в те годы был один день, воспоминания о котором даже сейчас заставляли его густо краснеть. Он никогда в жизни не забудет его.

А когда ему исполнилось шестнадцать, он стал ходить в спортзал, готовить свою собственную еду и следить за уровнем насыщенных жиров[212] в организме. Он ни за что не хотел больше возвращаться во времена избыточного веса.

Забравшись на открытую лестницу, проходившую по задней стене магазина, Кевин осмотрел окрестности. Хотя жилье здесь и называли квартирами, оно было расположено на двух уровнях. Балкон каждого жилища отделялся металлическим барьером и выходил на беспорядочный лабиринт сдаваемых в аренду гаражей, которые редко использовались для того, чтобы ставить в них машины.

Доусон осмотрел участок, на котором стояли две проржавевшие барбекюшницы и валялось несколько разномастных пластмассовых стульев. Справа от входной двери располагалась сломанная кукольная коляска.

Кевин дважды постучал в дверь, и за стеклом сразу же появилась темная человеческая фигура.

Дверь открыла девушка, которой, по прикидке Доусона, было лет восемнадцать-девятнадцать. Вспомнив фотографии в деле, он понял, что перед ним старшая сестра Дивэйна Шона. Ее приятное личико, которое хмуро смотрело на него, было обрамлено плотными блестящими кудряшками.

– И чё надо? – спросила она, уже решив про себя, что это нежеланный гость.

– Детектив-сержант Доусон, – представился Кевин, показывая свой знак. Девушка не отрывала глаз от его лица. Доусону приходилось видеть подделки полицейских знаков, сделанные в Холлитри, – на их фоне его собственный трудно было назвать аутентичным. – Я могу поговорить с вашим отцом?

– Это еще о чем? – спросила девушка.

– О вашем брате, – терпеливо ответил полицейский. Хотя ее поведение и выводило его из себя, он не забывал, что в этой семье случилось несчастье, а полиция не смогла его предотвратить. – Открылись новые обстоятельства.

– Он что, вдруг ожил?

– Ваш отец дома, Шона? – твердо повторил вопрос Доусон.

– Подожжите, ща проверю, – сказала девушка и захлопнула перед ним дверь. Обычно такие квартиры состоят из двух спален, холла, кухни и туалета. Ей ничего не надо проверять, подумал Доусон.

Через несколько мгновений дверь открылась вновь.

Прямо на Доусона смотрел Вин Райт. На его лице не было ни радости, ни гнева. Оно было словно окаменевшим.

– Что тебе надо, сынок?

Доусон выходил из себя, когда его называли «сынком». Его собственный отец никогда его так не называл, даже тогда, когда уходил из дома в горы Шотландии в поисках себя самого. Насколько Доусон знал, он все еще находится в процессе поисков. Но не нравилось ему это обращение не только поэтому. Он был полицейским, сотрудником уголовного розыска и никак не сыном этого человека.

– Мистер Райт, я должен проинформировать вас о вновь открывшихся обстоятельствах, касающихся смерти вашего сына. Я могу войти?

Вин Райт поколебался, прежде чем сделать шаг в сторону.

Доусон знал, что миссис Райт не существует в природе вот уже двенадцать лет – женщина умерла от осложнений при рождении очередного ребенка.

Кевин прошел на узкую, напоминающую камбуз кухню, где Шона расставляла горшки и пакеты по полкам в шкафу. Рядом лежал рулон пластиковых пищевых пакетов. Убирается после того, как приготовила сухой паек для младших сестер, догадался Доусон.

Перед чайником лежали проспекты с памятниками и цветами на обложках. Этот человек занят подготовкой к похоронам сына.

Вин продолжал стоять в дверях, не желая покидать это крохотное помещение. Кевин решил, что много времени этот разговор не займет. И он не имел ничего против, потому что не хотел заставлять этого человека страдать ни на мгновение дольше, чем это было необходимо.

– Мистер Райт, информацию о том, что ваш сын все еще жив, выдала не журналистка.

В мойку упала тарелка, и Доусон с Вином посмотрели на Шону. Она не повернулась в их сторону, а продолжала стоять, глядя на предмет, который выскользнул у нее из рук.

Вин несколько минут смотрел ей в спину, а потом повернулся к Кевину.

– Ничего не понимаю. Ведь очевидно, что…

– Там время не совпадает. У нас есть подтверждение того, что газеты еще только выезжали из типографии к тому моменту, как Дивэйн был мертв. Все произошло так быстро, что мы решили…

Доусон замолчал, почувствовав, что в его тоне появились извиняющиеся нотки.

Вин тоже их услышал. Но его глаза не обвиняли; в них не было ничего, кроме глубокого горя.

– Мы все так думали, сынок.

– А это значит, что его выдал кто-то другой.

Вин понимающе кивнул. Он уже сам об этом догадался.

– Я должен задать вам вопрос: кто, помимо членов семьи, знал, что Дивэйн еще жив?

Вин почесал покрытую короткими вьющимися волосами голову.

– Не знаю. У меня все это как в тумане. В это же время на прошлой неделе мой сын был… Все произошло так быстро. Мне позвонили на работу. Я перезвонил детям и…

– Лорен, – негромко произнесла Шона.

Доусон молча ждал. Девушка наконец повернулась к нему.

– Мы позвонили Лорен. Она… она была девушкой Дивэйна. Я оставила информацию для нее, но она так и не перезвонила. – Шона повернулась к отцу. – Ты помнишь, Па, она ни разу не появилась в больнице.

Доусон почувствовал волнение. Полиция звонила только ближайшим родственникам подростка. И Кевин знал, что всем было строго-настрого приказано молчать о том, что мальчик жив, до тех пор, пока его состояние не стабилизируется.

– А вы не знаете, где я…

– Я вам напишу, – предложила Шона и почти бегом покинула комнату. Полицейский повернулся к Вину, который взглядом проводил свою старшую дочь.

– После смерти Дивэйна банда больше не беспокоит?

– После того как ваши ребята арестовали Лирона по обвинению в убийстве – нет, – покачал головой Вин. – Там сейчас всем заправляет Кай. Он не такой отмороженный, как Лирон. Мне кажется, им велели оставить нас в покое.

В этом Доусон сильно сомневался. Смерть одного из членов семьи от рук бандитов не гарантировала безопасность трем дочерям Вина. Банды так не работают. И Вину Райту придется не спускать глаз со своих девочек до тех пор, пока они не покинут район Холлитри.

Вернувшись на кухню, Шона протянула Кевину клочок бумаги.

– Вот ее адрес, – сказала она.

– Спасибо. Благодарю вас… – Звонок мобильного телефона прервал его. – Простите, – сказал Доусон и отвернулся.

Это был дежурный.

– Наконец-то я нашел хоть одного детектива, – произнес голос на другом конце провода. – Не могу дозвониться ни до вашего босса, ни до сержанта Брайанта. Поэтому придется вам меня выслушать.

Доусон и так знал, что он лишь третий среди четырех сотрудников следственной группы, и очень не любил, когда ему об этом напоминали.

– Секундочку, – сказал он, прикрыв микрофон ладонью, и повернулся к Вину Райту. – Спасибо за все. Я буду держать вас в курсе.

Вин печально кивнул и открыл перед ним дверь.

– В чем дело? – спросил Кевин дежурного, обходя мусор в палисаднике.

И замер на месте, услышав слова, которых ждал вот уже шесть лет.

– У нас здесь образовался труп, а так как до босса мы дозвониться не можем, то вам придется им заняться.

Наконец-то, пусть и на короткое время, он стал начальником.


Глава 49 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 51