home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Стоун вернулась в дом Тимминсов, когда уже спускались сумерки – такая задержка явно не улучшила моральное состояние родителей. Ранние мартовские дни изо всех сил старались заставить мир забыть о февральских холодах. Каждый день заканчивался долгим вечером, который начинался практически в середине дня.

Постучав, Ким вошла в дом. Констебль сидел сразу за дверью.

– Какие новости?

Мужчина вытянулся, как будто рапортовал сержанту:

– Прибыли мужья. Слышались крики и очередные рыдания.

Стоун кивнула и направилась на кухню.

В холле ее перехватила Карен, крепко прижимавшая руки к груди.

– Ким, ты…

– Руководитель следственной группы, – закончила за нее та с полуулыбкой.

Карен благодарно кивнула и повела ее на кухню.

– Давно пора, инспектор, черт меня побери. Вы уже нашли мою дочь?

– Стивен… – запротестовала Карен.

– Всё в порядке, – сказала Ким, поднимая руки. Теперь ей постоянно предстоит сталкиваться с эмоциями членов семей, и ярость среди этих эмоций будет не на последнем месте.

Она быстро покачала головой.

Казалось, что в комнате существуют два совершенно независимых потока времени. Для нее последние несколько часов пролетели совершенно незаметно, а родители прожили за это время целую жизнь.

Стоун ожидала столкнуться с яростью и разочарованием. Потом последуют обвинения и ей перестанут доверять, но Ким была к этому готова. До определенного предела.

Она посмотрела на говорившего мужчину. У него были такие же черные, как и у нее, волосы, в которых не было ни одного седого. В нем имелось фунтов двадцать лишнего веса, ногти были тщательно наманикюрены.

Представляя мужчин, Карен бросила на него уничтожающий взгляд.

– Ким, это Стивен Хансон, муж Элизабет, а это Роберт, мой муж.

Ким постаралась скрыть свое удивление. Росту в Роберте Тимминсе было не менее шести футов с дюймом. Ким знала, что Карен ее ровесница, значит, ей сейчас тридцать четыре, а Роберт выглядел значительно старше.

Его нельзя было назвать непривлекательным, и было видно, что он следит за собой. Седые виски хорошо дополняли его открытое и честное лицо. Правой рукой он обнимал жену, как будто хотел защитить ее от невзгод.

Роберт совершенно не походил на человека, которого Ким представляла себе в качестве спутника жизни Карен. Подростком ее привлекали в основном «плохие мальчики». Так что у ухажеров Карен обязательно должны были быть татуировки, пирсинг и хотя бы один привод в полицию за злостное нарушение общественного порядка. Особенно ей подходил один персонаж – парень из другого приюта, встречи с которым она не смогла избежать. Подростками они сходились и расходились бесчисленное количество раз. И каждый раз, когда он ее поколачивал, Карен клялась, что никогда больше к нему не вернется. После пятого раза ей просто перестали верить.

– Рада с вами познакомиться. А теперь к делу. Я встретилась со своей командой, которая появится здесь в течение ближайших нескольких…

– Когда, черт побери, начнутся широкомасштабные поиски? Где поисковые бригады, вертолеты?.. – воскликнул Стивен Хансон, направляясь к ней.

Ким не отступила ни на дюйм, и он остановился, не пересекая границы ее личного пространства[178].

– Чтоб мне пусто было, и это всё, что они нам прислали? – прорычал он, осмотрев Ким с ног до головы.

Хотя Элизабет хватило такта опустить глаза, Стоун почувствовала, что все они в глубине души надеются, что его ор каким-то образом поможет вернуть девочек.

– Мистер Хансон, для прессы установлен режим абсолютной тишины во всем, что касается этого преступления. О том, что вашу дочь похитили, знает считаное количество людей.

На фоне ее спокойного, размеренного голоса глаза Хансона метали молнии.

– То есть ничего еще не сделано?

– Мистер Хансон, я умоляю вас успокоиться. То, что это станет достоянием прессы, не поможет вернуть вашего ребенка.

Остальные трое внимательно следили за их беседой.

С каждой минутой Ким все лучше и лучше понимала ту роль, которую играл каждый из членов этой группы.

Стивен Хансон отводил себе роль героя. Ким понимала, что его главными инстинктами со времен еще каменного века были защищать и контролировать.

– Как, черт побери, широкомасштабный поиск может навредить? Если публика узнает о происшествии, то все попытаются поделиться информацией.

– Какой же, например?

– Например, о мужчине, который заталкивал двух девочек в машину, – пояснил Стивен так, как будто говорил с младенцем.

– А вы не считаете, что об этом мы и так узнали бы? – ответила Ким, приподняв бровь.

– Ну, это я для примера, – заколебался мужчина. – Иногда люди не придают значения тому, что видели, пока об этом не заговорят на каждом углу.

– Максимум, что могут сообщить нам свидетели, – это то, что видели девочек около места похищения. Для нас эта информация бесполезна, так как сам факт похищения не вызывает сомнения. Бесполезна, если только свидетель не готов сообщить номер машины, описание нападавшего и направление, в котором машина уехала. Все остальное не стоит затраченных усилий.

– Простите, но я с вами совершенно не согласен, – покачал головой Хансон. – И я намерен вернуть свою дочь, даже если для этого мне придется информировать о ее похищении самую захудалую газетенку в этой стране.

С этими словами он достал мобильный телефон.

– Я не могу запретить вам делать то, что вы считаете необходимым, но, сделав этот звонок, вы, скорее всего, подпишете приговор своей дочери.

Заявление Ким прозвучало очень взвешенно. На мгновение мужчина заколебался, а обе женщины затаили дыхание.

Роберт Тимминс сделал шаг вперед.

– Стивен, убери телефон.

У него был спокойный, негромкий голос привыкшего распоряжаться человека. Он, как нож сквозь масло, прошел сквозь напряжение, которое все еще царило в комнате.

– Послушай, Роб, ты же не можешь согласиться… – Стивен повернулся к своему другу.

– Я думаю, что мы должны выслушать все, что инспектор имеет нам сказать. После твоего звонка пути назад уже не будет, хотя и о звонке можно будет подумать на досуге.

– К тому времени дети, черт меня подери, могут быть уже мертвы! – взорвался Стивен. Было ясно, что он не любит, когда ему говорят, что надо делать. Но номер набирать он не стал.

– Они и сейчас могут быть уже мертвы, – невозмутимо произнес Роберт.

Элизабет и Карен зарыдали в голос. Тимминс успокаивающе сжал плечо жены.

– Я, правда, так не думаю, но мне не приходит в голову ни один сценарий, при котором мы выигрываем от того, что «Скай ньюс»[179] развернет у нас на лужайке перед домом свой корпункт.

Ким чувствовала, как от Стивена исходят потоки плохо контролируемой ярости.

– Послушайте меня, – вмешалась она в беседу. – Ваши дочери живы. Это не какое-то случайное, спонтанное похищение. Оно было тщательно спланировано, и скоро мы узнаем условия похитителей. Вы помните, как в прошлом году похитили двух маленьких девочек в Дадли? – Обе женщины кивнули. – Пока все очень похоже на то похищение. Подробностей мы еще не знаем, но тогда вернулась только одна девочка. Тело второй так и не было найдено. Тогда для прессы был тоже введен режим полного молчания, но информация дошла до публики на третий день. Вполне возможно, что это заставило преступников заторопиться. Сейчас нам такое не нужно. Похитители уже вышли на контакт. Так что теперь вы знаете, что похищение совершено с некоей целью, а не просто каким-нибудь случайным прохожим-педофилом.

Ким проигнорировала ужас, появившийся на лицах родителей похищенных девочек. Они должны знать всю правду, а она здесь не для того, чтобы разливать чай для задушевных друзей.

– Они выйдут на связь. Им что-то нужно от одного из вас или от всех вместе. Самое логичное – деньги, но нельзя исключать и чего-то другого.

Наконец-то они все внимательно слушают ее.

– У кого-то из вас есть враги, имена которых сразу приходят на ум? Какие-то неудовлетворенные сотрудники, клиенты, члены семьи? Здесь никого нельзя упускать.

– А вы можете себе представить, скольким людям я порчу настроение в течение недели? – в свою очередь задал вопрос Стивен Хансон.

«Наверняка я тебя обгоню», – подумала Ким.

– Я – королевский обвинитель по делам, связанным с организованной преступностью.

В другой ситуации Ким сказала бы ему, что он вполне мог бы портить настроение и большему количеству людей.

Стоун знала, что его Служба отделена от той Службы, которая работала с делами, относящимися к ее компетенции, и именно поэтому они никогда не встречались. Тем не менее отношения между королевскими обвинителями и офицерами полиции были, мягко говоря, слегка натянутыми. Хуже нет, чем работать над расследованием недели, месяцы, а иногда и годы, а потом наблюдать, как обвинение закрывает дело, ссылаясь на недостаточную доказательную базу.

– И сколько ваших бывших клиентов способны организовать нечто подобное? – поинтересовалась Ким. – Ведь это не кирпичом в окно швырнуть, мистер Хансон.

– Я составлю список.

Его отношение изменилось, как только запахло возможностью сделать что-то реальное. Мысленно Ким сказала себе, что Стивена Хансона надо чем-то постоянно занимать.

– А как насчет вас, миссис Хансон?

Женщина беспомощно пожала плечами.

– Я всего лишь его помощница, но я подумаю.

– Мистер Тимминс?

Пока тот размышлял, его лицо покрылось глубокими морщинами.

– Мне принадлежит транспортная компания, и семь месяцев назад мне пришлось уволить несколько человек, но я не думаю…

– Мне понадобятся их имена. Всех их необходимо проверить.

В помещении наступила тишина.

– Карен?

Женщина покачала головой.

– Ничего не приходит в голову. Я простая домохозяйка, – и она пожала плечами, как будто это все объясняло.

– А в прошлом? – уточнила Ким.

– Абсолютно ничего, – ответила Карен – правда, чуть-чуть поспешно и категорично. Поняв это, она добавила: – Но я обещаю тоже подумать.

– И последнее на сейчас – списки лиц, которых вы должны предупредить о том, что ваших дочерей завтра не будет. Вы должны будете придерживаться одной версии, чтобы никто ничего не заподозрил. Это понятно?

Все закивали, и Ким вздохнула с облегчением. Пока все согласны сотрудничать. Но это пока… Долго так продолжаться не будет. Сейчас им всем есть чем заняться, есть что обдумать, что может помочь вернуть их детей, но по мере того, как они все это переживут, крайними окажутся она и ее ребята.

Ким вышла в холл, чтобы глотнуть свежего воздуха, – и в этот момент на весь дом затрезвонил звонок входной двери.

Ким направилась к входной двери, которую уже открыл констебль.

Здесь она встретила женщину средних лет с пепельными волосами. Посетительница была слегка полновата, но несла себя с видом человека, привыкшего властвовать. На ней были светлые джинсы, а из-под тяжелого зимнего пальто виднелся толстый вязаный свитер.

Не обращая внимания на констебля, женщина улыбнулась прямо Ким.

– Хелен Бартон. Вы хотели, чтобы я приехала.

Стоун смотрела на нее непонимающими глазами.

– Офицер-психолог. – Женщина протянула руку инспектору.

– Слава тебе господи, – сказала Ким, пожимая протянутую руку.

Наконец-то появился специалист по чаю и задушевным компаниям.


Глава 5 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 7