home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 73

– Не смей, черт тебя побери, называть меня так, – заорала Ким в лицо Алекс.

Та улыбнулась, получая удовольствие от своего нового положения. Она всегда предпочитала быть наверху и смотреть на противника сверху вниз.

Вот теперь она немного повеселится!

– Прости, ведь так тебя может называть только мамочка.

Наградой Торн был взгляд, полный ненависти, который Ким бросила на нее.

В ней так причудливо переплетены любовь и ненависть… Этим она и воспользуется.

Стоун брыкалась и дергалась под ней, но у Алекс были бедра наездницы, и она накрепко припечатала противницу к земле. Все предыдущее время, пока Ким говорила, доктор знала, что, если только ей удастся оказаться наверху, она победит.

Торн никогда не любила насилие, да и в рукопашной схватке инспектор ее превосходила. Но Алекс и не хотела ломать Ким кости. Потому что кости рано или поздно срастутся и Стоун забудет об этой их совместной игре. Нет, слабость лежащей под ней женщины крылась в ее далеком прошлом. Алекс умела виртуозно обращаться с человеческим сознанием, и теперь пора было развалить эту женщину надвое!

– Ты меня сильно заинтриговала, Ким. Ты очень умна, но полностью погружена только в себя. Ты постоянно борешься с той жизнью, которую приготовила тебе Судьба.

– Блестящее наблюдение, но, может быть, хватит уже? Меня дела ждут.

– Ты обычно выбираешь сарказм в качестве своей защитной реакции, Ким. А разве ты не думаешь о защите двадцать четыре часа в сутки? Ведь каждый день ты борешься с той, которой должна была бы стать.

– И кем же я должна была стать, мисс Фрейд?

– Алкоголичкой и наркоманкой! Тот факт, что единственный человек в мире, которого ты действительно любила, умер возле тебя столь ужасной смертью, должен был превратить тебя в убогую, озлобленную личность, полную ненависти на весь белый свет. Ранние годы жизни, проведенные во власти твоей собственной матери…

– Послушай, Алекс, ты так хочешь доказать мне, кто круче? – Ким слегка повернулась.

Торн тут же вернула ее на место. Она наклонилась вперед и еще крепче прижала раскинутые руки Ким к земле. Тело Стоун превратилось в крест.

Теперь их лица почти касались друг друга.

Алекс сделала паузу, чтобы насладиться своей ненавистью.

– Я не первый год занимаюсь такими делами, – она понизила голос до шепота, – и прекрасно понимаю, как ты живешь, Ким. В этой жизни ты не веришь ни одному живому существу, и кто тебя может за это осуждать? Твой брат…

– Оставь его в покое, су…

– Мики был единственным человеком, которого ты любила, а твоя мать забрала его у тебя. Она вас мучила и издевалась над вами до тех пор, пока он не сдался. И тем не менее ты звонишь в клинику раз в месяц, а, Кимми?

Доктор позволила себе сполна насладиться своим триумфом. Эта женщина настолько изломана своим прошлым, что любые воспоминания способны уничтожить ее раз и навсегда.

– Ведь ты живешь, только пока ненавидишь ее, правда? Каждая твоя победа, каждое твое достижение – это еще один средний палец, который ты ей демонстрируешь. Тебя ведь даже не интересует, почему она сделала то, что сделала. Ты не можешь позволить себе поинтересоваться этим. Ведь если ты это сделаешь, может получиться так, что тебе придется простить ее. Поэтому она должна всегда оставаться воплощением зла!

– Ты ничего не знаешь о…

– Я знаю, что у твоей матери приступы агрессивности появляются перед каждой комиссией по УДО. Да, да, Кимми, твоя мать держит себя взаперти ради тебя. Это единственный подарок, который она может сделать своей дочери. Как, по-твоему, это совпадает с тем образом, который ты себе придумала?

Ким, не мигая, смотрела вдаль.

Доктор Торн была в восторге, что все ее вопросы попадают точно в цель. Буквально в самую точку.

– Все синяки и кровоподтеки, а также посещения лазарета фиксируются в журнале. Галлюцинации твоей матери убедили ее, что Мики был воплощением дьявола, поэтому-то она постоянно пыталась убить его. А тебе приходилось постоянно следить, чтобы этого не произошло.

Алекс улыбнулась про себя, потому что глаза, которые были так близко от нее, стали постепенно освобождаться от каких-либо мыслей. Ким медленно погружалась в прошлое, и психиатр была рада ей в этом помочь.

– Но в конце концов тебе не осталось ничего, кроме как наблюдать за тем, как он медленно умирает. Ты лежала рядом с ним с несколькими крекерами и «Кока-колой» на самом дне бутылки. Ты тщательно разделила ваши запасы – кормила Мики и иногда брала крошку себе, но запасов было слишком мало, правда? Ты говорила брату, что все будет в порядке, что за вами скоро придут, но они все не приходили и не приходили, да? А ты все прижимала его к себе, пока он медленно расставался с жизнью. Как долго ты лежала рядом с ним, Ким, пока не появились люди?

Торн ожидала, что ее оппонент взбрыкнет, но не почувствовала и тени движения со стороны Стоун. Невидящий взгляд глядел мимо нее. Алекс поняла, что сломала эту женщину. Она играла на ее слабостях, как на скрипке. Сейчас Ким не двигалась, и на лице у нее не было никаких эмоций. Она умело отвела эту женщину в прошлое – и там и оставила. Дай бог, чтобы она никогда оттуда не вернулась, подумала доктор.

Ким Стоун уже никогда не будет такой, какой была.


Глава 72 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 74