home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 59

– Инспектор? – На лице мужчины, открывшего дверь, появилось недоуменное выражение.

Ким думала над тем, не позвонить ли ей Вуди, чтобы предупредить его о своих подозрениях, но у нее все еще не было никаких доказательств. Она надеялась, что здесь ей удастся хоть что-то разыскать.

– Вы меня помните? – спросила она.

– Ну конечно. Для всех нас это был вполне запоминающийся вечер. Какие-то проблемы?

Стоун подумала, что для тех людей, которые жили в этом доме, посещение полиции было обычным делом.

– Можно войти?

– Ну, конечно.

Дэвид приоткрыл дверь, и Ким прошла мимо него. От мужчины исходил чистый запах сосны.

– Проходите на кухню.

Она прошла вслед за Хардвиком и села. Тот тоже сел за исцарапанный деревянный стол прямо напротив нее.

В дверях появился высокий мужчина. На нем были одеты светлые джинсы и свитер с эмблемой университета. Глаза его смотрели слегка вверх и влево. Мужчина соединил вместе два своих указательных пальца.

– Дуги, это… простите меня, я не знаю…

– Инспектор Стоун.

– Дуги, эта женщина – офицер полиции, и пришла она к нам, чтобы… я не знаю точно, зачем она к нам пришла, но с ней всё в порядке, понятно?

Мужчина кивнул и вышел.

– Дуги не очень жалует новых людей.

– А разве это не «дом на полпути» для бывших преступников? – спросила слегка запутавшаяся Ким.

– Вы хорошо подготовились, инспектор.

– А что тогда здесь делает Дуги?

– Ну-у… Дуги находится здесь неофициально. И он находится на полпути в никуда.

Ким нахмурилась. Эти слова показались ей грубыми.

– Прошу прощения. Это прозвучало жестче, чем я хотел. А хотел я сказать, что Дуги останется с нами до тех пор, пока ему это будет нужно. Он у нас не зарегистрирован и не отвечает критериям, которые позволили бы ему находиться в Хардвик-хаус официально. Как вы заметили, он почти полный аутист, и расходы на него проходят у нас по статье «Прочее».

– А каковы ваши критерии? – поинтересовалась Стоун. К посту она подойдет чуть позже; сначала ей хотелось понять, что же привлекло Алекс в этом учреждении.

– Первая судимость и искреннее сожаление о совершенном преступлении. Послушайте, вы не возражаете, если мы поговорим на свежем воздухе? Мне надо кое-что закончить…

Ким прошла вслед за ним к задней двери. На земле лежал испорченный мотоцикл для спидвея «Ява 500».

– Вы занимаетесь спидвеем?

– Было дело. – Лицо мужчины стало жестче. – Но слишком широкий заход в поворот вдребезги разбил мою коленную чашечку.

От него исходил целый набор эмоций: печаль, сожаление, желание вернуться. Было видно, что спорт для него важен.

Дэвид уселся на брезент, расстеленный на земле, который защищал мотоцикл от влажной травы. Инспектор устроилась на белом пластмассовом стуле.

– Хороший мотоцикл, – заметила она.

На его лице появилась улыбка типа «да что вы в этом понимаете?»

– Итак, что же конкретно вы предлагаете вашим резидентам? – поинтересовалась Ким.

– В основном – реинтеграцию в окружающую жизнь. Попробуйте назвать мне хоть что-нибудь, что осталось неизменным за последние десять лет.

– Отварная солонина, – предложила Стоун после секундной паузы.

– Простите, что? – Дэвид повернул к ней непонимающее лицо.

– Понимаете, со всеми прорывами в области технологий этот богом забытый ключ, который крепится к дну банки, с неизбежным треском ломается всякий раз, когда вы пытаетесь ее открыть.

Дэвид громко рассмеялся.

– Нет, действительно, почему никто никогда не обратил на это внимания?

Лицо Хардвика расслабилось.

– Знаете, а я вас понимаю. – Он замолчал и встретился с Ким глазами. Стоун увидела в глазах мужчины искру заинтересованности, и у нее появилось желание отвести взгляд, но она сдержалась. – Расскажите о себе, инспектор. Как вы стали офицером полиции?

Ни за что на свете! Какой бы расслабленной она себя ни ощущала.

– Люблю очищать мир от плохих людей.

– Понял, этот разговор закончен. Тогда объясните, почему вы здесь?

Ким оглянулась вокруг и увидела, как Дуги вышел из задней двери, а потом опять скрылся в ней. Дэвид не обратил на это никакого внимания.

– Вы навещали Барри?

– Да, но он все еще на аппарате искусственной вентиляции легких, – инспектор ясно увидела боль на лице Хардвика.

– А вы знали, что он собирается посетить свою бывшую жену?

– Нет. Но если б я об этом узнал, то постарался бы его от этого отговорить. – Мужчина покачал головой. – Мне непонятна эта внезапная перемена в нем. Он так хотел двигаться дальше и строить новую жизнь…

Совсем не похоже на человека, который готов убить свою семью, подумала Ким.

– Должна сказать, что доктор Торн прекрасно смотрелась, когда поддерживала с ним такой долгий разговор, а вы как думаете?

Дэвид кивнул и опустил глаза. Он все еще ни до чего не дотронулся в мотоцикле, просто сидел и смотрел на него.

– Вам, должно быть, приятно, что у вас работает такой уважаемый специалист?

– Она официально здесь не работает, – пояснил он.

– Я не понимаю… – Стоун об этом уже догадывалась, но она хотела услышать всю историю.

– Алекс пришла к нам восемнадцать месяцев назад, вскоре после гибели мужа и двух сыновей. Они были убиты водителем-пьяницей, для которого это было первое преступление и который получил за него пятилетний срок. Пять лет за три жизни. Она знала, что наша философия заключается в помощи тем людям, которые оступились в первый раз в жизни, и сказала, что для нее жизненно необходимо помогать таким людям, как человек, который убил ее семью.

Совершенно очевидно, что это ее любимая ложь.

– И вас это удовлетворило?

– А вы когда-нибудь слышали, чтобы люди смотрели в зубы дареному коню?

Ким не была уверена, что получила прямой ответ на свой вопрос.

Дуги дважды вышел и вернулся на кухню.

– Он услышал имя Алекс. У него превосходный слух, а ее он просто обожает. Когда она появляется здесь, то Дуги ходит за ней как привязанный.

То, что доктор Торн до сих пор не нашла способа использовать такое обожание, оказалось для инспектора загадкой.

– Вы, наверное, очень уважаете ее?

– Она – очень хороший и широко известный психиатр.

Просто констатация факта, без высказывания личного мнения. Разговор все больше напоминал танец, только Ким никак не могла понять, кто в нем ведущий, а кто ведомый.

– Но, знаете ли, то, что она посвящает свое время добровольной, неоплачиваемой работе, характеризует ее с очень хорошей стороны! Вы не согласны?

– Мне кажется любой, кто добровольно отдает свое время…

– Черт побери, почему вы не хотите прямо ответить на мой вопрос? – Стоун решила, что будет ведущей. – Ваши ответы на мои вопросы так выверены, будто вы не хотите подписываться под каким-либо мнением. Боюсь, что мне придется хорошенько проучить вас.

– А я не думал, что это допрос.

– Это просто беседа, Дэвид.

– И мне нужен адвокат?

У него были напряженные глаза светло-зеленого цвета.

– Только если не будете говорить правду.

– Так что конкретно вы хотите знать? – Мужчина улыбнулся.

– Почему у вас появились сомнения в способностях или профессиональных качествах доктора Александры Торн?

– Кто вам такое сказал?

– Ваш единственный пост на заброшенном форуме, мистер КрепкийОрешек-сто тридцать семь.

– Это было давно, – выпрямился Дэвид.

– И тогда вы не получили ожидаемого ответа? А?

– Я не ожидал какого-то определенного ответа. Это был просто вопрос.

– Но почему?

– А почему вам это так важно?

Этот мужчина мог вывести из себя кого угодно. В этом месте определенно что-то крылось, и Ким была обязана это раскопать.

– А вы не сильно удивитесь, если я скажу вам, что ее семья не погибла в автокатастрофе, потому что семьи у нее никогда не было?

– А откуда вы это узнали? – Хардвик нахмурился. – И зачем ей надо было выдумывать такое?

– Знаю я это потому, что прямо спросила ее об этом, и она призналась, что никогда не была замужем. Почему придумала – это уже совсем другой вопрос, но есть некоторые вещи, которые позволяют предположить, что она манипулировала своими пациентами, заставляя их совершать поступки, от которых они в нормальной ситуации отказались бы!

Дуги вышел в сад и несколько мгновений смотрел на инспектора, прежде чем опять уйти.

– Говорите потише. Он начинает нервничать.

Ким понимающе кивнула и понизила голос:

– У меня пока нет никаких прямых доказательств, но мне кажется, что вас тоже что-то беспокоит, или я ошибаюсь?

– Боюсь, что мне нечего сказать вам… – Дэвид задумался. – С одной стороны, я пытаюсь заставить себя поверить в то, что вы мне только что сказали, с другой – я никогда не чувствовал себя с ней абсолютно комфортно. В Алекс чувствуется какая-то тайна. Она работает с эмоциями, однако создается впечатление, что она мало в них разбирается. Но если вы видели мой пост на том форуме, то должны были прочитать то, что написали люди, которых она лечила.

Стоун кивнула, чувствуя себя абсолютно опустошенной. И это место в конечном счете оказалось «пустышкой». Внутреннее чувство подсказывает Дэвиду, что с доктором что-то не так, но у него тоже нет доказательств, что она манипулировала уязвимыми людьми.

– Если то, что вы рассказали, правда, то на что, по вашему мнению, она способна?

– На все, что угодно, только бы получить желаемое. Моя единственная проблема заключается в том, что я не знаю, как ее остановить.

Ким охватило разочарование. Она никогда не сможет доказать, что эта женщина имеет отношение к смерти Алана Харриса, не говоря уже о других преступлениях, в которых она тоже может быть замешана.

Ей было пора, но у нее еще оставался один, последний, вопрос.

– Дэвид, я не могу понять, почему вы вот уже пятнадцать минут сидите возле мотоцикла и ни разу до него не дотронулись? Может быть, я могу вам чем-то помочь?

– М-м-м… вы не обижайтесь, но технические характеристики спидвейного мотоцикла несколько выходят за рамки… – Хардвик небрежно покачал головой.

– Это, наверное, потому, что у него всего одна скорость и вообще нет тормозов?

Его тон вывел Ким из себя. Она ведь искренне предложила свою помощь. Но теперь мужчина не сводил с нее глаз.

– Или потому, что использование метанола вместо бензина позволяет увеличить степень сжатия и обеспечить большую мощность, чем любое другое горючее, а также повысить скорость там, где это необходимо? Или…

– Вы выйдете за меня замуж? – спросил Дэвид.

– Тогда, может быть, расскажете, что у вас за проблема?

– Он не заводится. Обычно я завожу его каждую пару месяцев, но на этот раз он отказывается заводиться.

– Может быть, стартер двигателя коротит. – Стоун на минуту задумалась. – Прежде чем тратить деньги на новый, попытайтесь заземлить его на раму.

– Вы даже не представляете себе, как я сейчас возбудился…

Ким рассмеялась, но ничего не ответила, потому что рядом с ней возник Дуги. Он осторожно протянул руку и мягко дотронулся до ее плеча.

– Дуги, – предостерегающе произнес Дэвид, увидев вопросительный взгляд женщины. – Он никогда не дотрагивается до людей.

Так же как и я, подумала Стоун.

– Всё в порядке, – сказала она. Кожа мужчины была мягкой и прохладной. Дуги вложил свою большую лапу в ее маленькую ладонь, но все еще не смотрел на нее.

По его щеке скатилась единственная слеза. В глазах Ким, когда она посмотрела на Дэвида, светился немой вопрос. Хардвик пожал плечами – было видно, что он не знает, как поступить в этом случае.

Рука у Дуги была твердая, и он слегка потянул к себе Ким. В этом движении инспектор не почувствовала ни опасности, ни угрозы, только мягкую печаль.

– Ты хочешь, чтобы я пошла с тобой, Дуги? – негромко спросила она.

Он кивнул, все еще глядя вверх и немного влево.

Ким встала и позволила провести себя через кухню в холл. Дуги твердо держал ее за руку, но в этом не было угрозы. Нахмурившись, Дэвид шел за ними.

– Дуги, что ты делаешь? – спросил он, когда они все трое поднялись на второй этаж.

Мужчина ничего не ответил, но целенаправленно продолжал свое движение. Наконец он повернул дверную ручку в своей комнате и распахнул дверь.

– Дуги, ты знаешь, что дамам запрещено заходить в комнаты…

Дуги отпустил руку Стоун, и она вошла внутрь. Его комната напоминала комнату двенадцатилетнего мальчика. По периметру, на одной и той же высоте, на стенах были прикреплены постеры со спортивными машинами. Полуторная кровать была застелена одеялом с изображением машины. Одна из полок была занята дисками с программами передачи «Топ гиэр»[160]. На тумбочке в изголовье стояло оправленное в раму изображение одного из ведущих.

Ким повернулась к Дэвиду, и тот пожал плечами.

– Ну любит он Джереми Кларксона[161], ну что я могу поделать?

На полке под дисками стояли тетради. Здесь были и дешевые, которые можно купить в любом магазине канцелярских принадлежностей, и дорогие, с переплетами на проволочных пружинах и яркими обложками.

– Он любит тетради. Дешевые обычно покупаю я, а дорогие – это всё подарки. Он ими не пользуется, ему просто нравится их иметь.

Услышав эти слова, Дуги дважды топнул ногой. Было видно, что он чем-то недоволен. Ким заметила карандаш за рамкой с фотографией.

– А вы уверены, что он ими не пользуется?

Хардвик был удивлен не меньше ее. Стоун обернулась к неуклюжему мужчине, который стоял возле нее, и спросила:

– Дуги, ты что, хочешь мне что-то показать?

Дуги пересчитал тетрадки, стоявшие на полке, и протянул ей третью с левого края. Не глядя на страницы, он отсчитал седьмую, открыл тетрадь и протянул ее Ким.

Буквы в тетради оказались невероятно маленькими. У инспектора было идеальное зрение, но и ей пришлось сощурить глаза, чтобы разобрать отдельные слова. Написанное выглядело как пьеса: сначала шло имя, а потом – слова героя.

Ким посмотрела на тетрадь, а потом подняла глаза на Дуги. На коже у нее появились мурашки.

– Дуги, у тебя что, эйдетическая память?![162]

Мужчина промолчал.

Дэвид, так же как и Стоун, ничего не понимал.

– Какого…

Ким еще раз заглянула в тетрадь.

– Дэвид, вы думали, что Дуги влюблен. Что он как привязанный ходит за Алекс, потому что она ему нравится. А он вместо этого записывал каждое ее слово. – Она почесала голову. – И все это здесь.

Инспектор пролистала страницы. Все они были плотно исписаны.

– Этот фантастический, одаренный молодой человек раскусил ее раньше всех остальных! – Ким не могла скрыть своего восхищения.

Она сделала шаг вперед и мягко дотронулась до щеки Дуги. Тот не отодвинулся.

Ее охватили благодарность и облегчение.

– Спасибо, что показал мне свою работу.

Инспектор прочитала первый попавшийся параграф, чувствуя, как в ней закипает гнев.


Потому что с тобой я только теряю свое время. Ты настолько испорчен, что никогда не будешь жить жизнью, хоть отдаленно напоминающей нормальную. У тебя нет никаких шансов. Твои кошмары никогда не прекратятся, поэтому в каждом лысеющем пожилом джентльмене ты будешь видеть своего дядю. Ты никогда не освободишься ни от него, ни от того, что он с тобой сделал. И никто никогда не будет любить тебя, потому что ты заражен, и те пытки, которые ты переживаешь, останутся с тобой навсегда!


Ким оторвала глаза от страницы.

– Дэвид, где, черт побери, этот Шейн?!


Глава 58 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 60