home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 54

Ким считала рыбок, которые кружили в пруду в поисках пищи.

– Моби умер, – сказал Тед, протягивая ей свежий кофе. – Помнишь?

Стоун взяла куртку и кивнула, вспоминая предыдущий раз, когда она так же убежала из комнаты и бросилась в сад.

– Ты спросила меня, как их зовут, а я ответил, что у них нет имен. Тебе это совсем не понравилось, и ты стала настаивать, что у всех должны быть имена, – мужчина усмехнулся. – Насколько я помню, мы назвали их Моби, Вилли и…

– Челюсти[152].

– Вот именно. А потом появилась стая горлиц, и ты захотела…

– Тед, я ведь все равно это сделаю, поможете вы мне или нет.

– Знаю.

– Так помогите же, прошу вас, – Ким повернулась к нему лицом.

– Давай присядем.

Он отвел ее к двум стульям под зонтиком, который никогда не закрывался и в любую погоду сохранял стулья сухими.

– Давай сыграем в два за один.

Боже, этот человек ничего не забыл… Один из его методов заключался в том, что он позволял пациенту задать несколько вопросов прежде, чем сможет спросить сам. Цифры в данном случае обозначали количество разрешенных вопросов.

– Три за один, – заявила Стоун.

За то короткое время, которое они провели вместе, Ким смогла узнать его лучше, чем он ее, или так ей тогда казалось.

Она знала, что любовь всей его жизни умерла от рака в раннем возрасте тридцати семи лет. Она знала, что он умелый садовод, которому дорогие садоводческие центры иногда присылали свои черенки. Она знала, что свою коллекцию произведений Терри Пратчетта[153] он прячет в спальне для того, чтобы не тревожить ее видом своих пациентов, и засиживается допоздна, чтобы посмотреть игру в покер по телевидению. Ким знала также, что с ним она подошла ближе всего к тому, чтобы рассказать о своей жизни.

– И один пас[154], – согласно кивнул он.

– Три паса, – существуют некоторые вещи, которые она не станет обсуждать ни с кем в мире.

– Принимается. Давай начнем.

– Итак, первый вопрос: кто такой социопат?

– Это человек, начисто лишенный совести. У социопатов она просто-напросто отсутствует в ДНК. Они не способны испытывать чувство сострадания или любви по отношению к любому живому существу – и, как ни странно, четыре процента населения земного шара – социопаты. Эти люди очень часто харизматичны, обладают сексуальной привлекательностью, чувством юмора и особым шармом, который позволяет им привлекать к себе других людей.

Стоун вспомнила, как во время первой встречи Брайант попался на крючок харизмы, которую излучала Алекс, да и сама она, положа руку на сердце, была заинтригована этой женщиной.

– Но все это только витрина. Социопаты совсем не заинтересованы в эмоциональных связях, несмотря на всю свою привлекательность.

– А они понимают разницу между «хорошо» и «плохо»?

– С точки зрения чистого знания – конечно, – кивнул Тед. – Но у них нет внутреннего механизма, который заставлял бы их следовать этим знаниям. Ведь совесть – это не способ поведения. Это нечто, что дано нам в ощущениях. У тебя есть подчиненные?

– Конечно.

– И вот после того, как вы проработали гораздо дольше положенного, что ты обычно делаешь?

– Говорю им, что надо было работать быстрее.

– Все это очень интересно, милая, но ответь на мой вопрос.

– Я плачу за их ужин и разрешаю на следующий день появиться на работе позже.

– А почему ты это делаешь? Ведь это их работа.

– Просто потому, что делаю.

– А может быть, ты хочешь завоевать популярность среди своих работников?

– А то как же… Не сплю ночами, все думаю – как…

– Вот ты сама и ответила. Это решение подсказывает тебе твоя совесть. Она говорит, что поступать так – правильно. И происходит это из-за того, что у тебя есть эмоциональная связь с твоими людьми. – Тед поднял руки вверх. – Я знаю, что сейчас ты начнешь это оспаривать, но ты не социопат.

– Спасибо, что подтвердили, что я не сумасшедшая, док.

– Социопатами не рождаются. Такое поведение – результат осознанного выбора. Они понимают разницу между хорошим и плохим, но предпочитают не зацикливаться на этом. Так же, как некоторые люди учатся жить без ноги, так социопат учится жить без совести.

– Но с чего это все начинается?

– Это зло не зависит от расы, пола, социальной группы или места рождения. Кстати, если ты заметила, я уже ответил на три твоих вопроса.

– Ну, давайте, – закатила глаза Ким.

– Что случилось с приемной семьей номер два?

– Пас. Так социопатия – это врожденное или благоприобретенное?

Тед улыбнулся. Он ожидал услышать нечто подобное.

– Последние исследования показывают, что и то, и другое. Предрасположенность может быть заложена генетически, но ее развитие определяется внешними факторами.

Стоун молчала, зная, что он обязательно продолжит и она сможет сохранить вопрос.

– Есть теория, по которой отказ матери от ребенка может усилить его социопатическую составляющую. Теория привязанности[155] – вещь относительно новая, но если вкратце, то нарушение связей «родитель – дитя» в раннем возрасте может иметь колоссальное влияние на ребенка, когда тот станет взрослым. Я в этом не специалист, но есть факты, подтверждающие, что окружение в широком значении данного слова играет здесь еще большее значение.

Ким наклонила голову.

– В основе западной философии лежит погоня за материальными благами.

– Вы хотите сказать, что в восточной цивилизации социопатов не бывает?

– Вопрос интересный. В Японии, например, социопатов практически нет.

Стоун совсем запуталась.

– Давай представим себе, – продолжил Тед, – что ты многообещающий социопат, который хочет воткнуть фейерверк котенку в рот, чтобы просто посмотреть, как капли крови будут смотреться на стене.

Ким содрогнулась.

– Вот именно. Но захочется ли тебе поставить такой эксперимент, если все вокруг тебя как один будут говорить о том, что это очень плохо? Социопатия и поведение мало чем отличаются друг от друга. Так и в этом случае – как молодой социопат, ты будешь все так же страстно желать взорвать котенку голову, но твое поведение, которое базируется на общепринятых нормах, может быть другим.

Инспектор подумала о следующем вопросе, который был связан уже непосредственно с ней самой. Она почти боялась задать его.

– А что они хотят?

– Послушай, Ким, почему ты не хочешь, чтобы я помог тебе простить мать?

– У вас остался еще один вопрос, но я на нем спасую. Так чего же они хотят?

– Моя дорогая, – Тед покачал головой, – Индира Ганди как-то сказала, что способность прощать – это достоинство храбрецов.

– А Уильям Блейк сказал, что врага простить легче, чем друга. А если речь идет о матери, то это практически невозможно – уже моя мысль.

– Но если ты…

– Я уже сказала пас, Тед. Чего добивается социопат?

– Того, чего нужно каждому из них. – Тед со значением развел руками. – Ведь социопаты не роботы. Они все обладают индивидуальностью. Одни, у которых ай-кью пониже, могут хотеть контролировать небольшую группу людей. Другие, с высоким уровнем ай-кью, могут замахнуться на всемирную власть.

– А если подумать об убийстве?

– Социопаты редко становятся убийцами, и очень мало убийц относятся к социопатам. Начнем с того, что об убийстве можно говорить, только если у человека присутствует избыточная агрессия. А единственной целью социопата является получение того, чего ему хочется, – сказать по-другому, ПОБЕДА.

– А они могут контролировать мозг других людей, например, гипнозом? – Ким вспомнилась Руфь.

– Гипноз не имеет никакого отношения к контролю мозга. И даже под гипнозом невозможно заставить человека поступиться базовыми принципами. А вот манипуляции – это совсем другое дело. Абсолютный контроль над сознанием – это штучка для кинематографа, а вот использование подсознательных, глубоко скрытых мыслей – предмет для очень тонких манипуляций.

– Продолжайте, – потребовала Ким. Такая фраза – это не вопрос.

– Заставить кого-нибудь совершить абсолютно чуждую ему вещь – штука довольно-таки сложная. Представим себе, например, что после выволочки от своего босса ты воображаешь, как выливаешь ему на колени чашку с кипятком. Момент прошел, и ты об этом забываешь. Но в умелых руках ты через пару недель вполне можешь войти к нему в кабинет и проделать все это.

– У меня уже есть следующий вопрос, но мы оба знаем, что сейчас ваша очередь, – Стоун тоже умела считать.

– Где ты была счастлива больше всего на свете?

Еще один «пас» вертелся у Ким на кончике языка, но, хотя воспоминания и были болезненны, они пока были не смертельны.

– В четвертой приемной семье, у Кита и Эрики.

– Почему?

– А это уже следующий вопрос, – рассмеялась Ким. – Но так и быть, я на него отвечу. Они три года позволяли мне быть самой собой, безо всяких укоров или ожиданий. Они разрешили мне просто жить, чтобы жить.

– Спасибо, Ким. Твоя очередь, – Тед понимающе кивнул.

– Что вы имели в виду, когда говорили об «умелых руках»?

– Ну, например, если б я захотел, то смог бы помочь тебе избавиться от унижения, вызванного выволочкой начальника. Я бы многократно усилил это унижение, а потом позволил бы тебе визуализировать наказание, которое доставило бы тебе удовольствие, и объяснил бы тебе причины, по которым сие действо можно оправдать. Проделав все это, я бы просто дал тебе разрешение войти в кабинет и сделать это.

– Но разве это не полный контроль над сознанием?

– Все дело в том, что первоначально эта мысль возникла у тебя самой, а потом все твои действия совершались тобой абсолютно сознательно. Ты никогда не узнала бы, что я тобой манипулировал.

Ким вспомнила Руфь, и кое-что у нее в голове стало проясняться. Естественно, Руфь не один раз мечтала о том, как воткнет нож в живот своему обидчику. Эта мысль существовала у нее где-то в подсознании, и Алекс об этом знала. Но Ким не знала ни о чем, что могло бы связывать доктора Торн и Алана Харриса – так чего же хотела достичь Алекс?!

– У этих людей что, нет вообще никаких эмоций?

– У них есть то, что мы называем первичными эмоциями: они могут испытывать боль или удовольствие, кратковременное разочарование или успех. А вот вторичные эмоции – такие, как любовь или симпатия – социопату недоступны. И вот такое постоянное отсутствие любви сводит его жизнь к попыткам доминировать над другими людьми.

– Они что, таким образом заполняют свое свободное время?

– Послушай, Ким, мы оба знаем, что сейчас моя очередь. Ты когда-нибудь забудешь свою вину перед Мики?

– Никогда, – покачала головой Стоун.

– А ты не хотела бы…

– Док, я уже ответила на ваш вопрос!

– Хорошо, тогда я отвечу на твой. Тоска, которую они испытывают, доставляет им почти физическую боль, и они, как малые дети, нуждаются в постоянной стимуляции. Они, кстати, в чем-то похожи на детей. Игры тоже начинают им надоедать, веселье уменьшается, так что игры должны становиться все больше, лучше и сложнее.

Ким вспомнила о Саре, постоянно убегающей от своей сестры. Интересно, сколько удовольствия получила Алекс от этого многолетнего использования своей власти над сестрой?

– Но должен же быть какой-то способ их обнаружить… – Стоун начинала чувствовать разочарование.

– Возьмем этого психиатра, о которой ты говорила. Ты подозреваешь ее в участии в убийстве. И что ты собираешься делать дальше?

– Получить ордер на арест! – Очередь была не его, но она все-таки ему ответила.

– На каком основании? – громко рассмеялся Тед. – Она – уважаемый в своей области человек, я в этом уверен. Готов поспорить с тобой, что на нее никогда не поступало никаких жалоб. Женщина в тюрьме вряд ли захочет свидетельствовать против нее, если только ты не сможешь убедить ее, что ею тонко манипулировали. Так как же ты собираешься получить ордер? Твои руководители решат, что ты потеряла нюх, и доверие к тебе сильно поколеблется.

– Спасибо, док.

– Я просто говорю тебе правду. Социопата можно вывести на чистую воду, но для этого надо, чтобы на него указало достаточное количество людей. Кажется, Эйнштейн когда-то сказал: «Мир опасен не потому, что некоторые люди творят зло, а потому, что другие видят это и ничего не делают».

– А можно ли вылечить социопата?

– А зачем им лечиться? Ответственность – это ноша, которую взваливают на себя другие люди, по причинам, которые социопату просто непонятны. Социопатия как болезнь не причиняет никаких неудобств страдающим от нее.

– Но ведь консультации…

– Ты не о том говоришь, Ким. – В голосе Теда послышалось раздражение. – Они абсолютно всем довольны и не хотят меняться!

– А разве они не испытывают одиночества?

– Здесь отсутствует критерий для сравнения. Это все равно что просить слепого от рождения человека описать тебе голубой цвет. Ему же не с чем сравнивать!

Стоун показалось, что от всей этой информации ее голова вот-вот взорвется.

Тед открыл рот, чтобы заговорить, но она вытянула руку и остановила его.

– Я знаю, что это ваша очередь, но у меня остался последний пас, который я непременно использую. Поэтому не стоит утруждаться, – тут она улыбнулась, чтобы смягчить свои слова. Если она когда-нибудь и решится поделиться с кем-нибудь своим прошлым, то это, несомненно, будет Тед.

– Ты всегда отлично играла в эту игру, Ким.

– Так есть ли совет, как мне разобраться с этой женщиной?

– Могу только повторить сказанное ранее: держись от нее подальше, Ким! У тебя не хватит знаний, чтобы выйти из этого боя без потерь.

Ким почувствовала, что беседа вновь возвращается к ней. Она допила свой кофе и встала.

– Что ж, док, спасибо, что уделили мне время.

– А ты не хочешь подумать и возобновить наши встречи? – Тед остался сидеть. – Знаешь, из всех детей, которых я видел за эти годы, ты была моей самой большой неудачей.

Стоун покачала головой и посмотрела на боковую калитку.

– А почему, док? – спросила она, не оборачиваясь. – Потому что меня уже нельзя было собрать вновь?

– Нет, просто потому, что я так хотел помочь тебе, что испытывал физическую боль.

Ким проглотила эмоции, которые душили ее. Ей захотелось напоследок сказать что-то приятное.

– Я завела себе собаку.

– Отличная новость, Ким. Я рад, что ты завела себе собаку, а теперь тебе необходимо понять, почему ты это сделала.


Глава 53 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 55