home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 53

Двухэтажное здание в Брокмуре почти совсем не изменилось с того момента, как Ким была здесь в последний раз; только входную дверь не мешало бы покрасить, а медная ручка потемнела и облезла в некоторых местах. Стоун не была уверена, что он все еще живет и работает по этому адресу, но попробовать стоило.

Прежде чем нажать кнопку звонка, Ким поколебалась, не будучи уверенной, как он воспримет ее посещение, да и помнит ли он ее вообще.

Она робко позвонила и задержала дыхание.

Ее лицевые мускулы напряглись, когда она услышала тяжелые шаги и низкое ворчание.

Мужчина, открывший дверь, показался ей ниже и шире того, которого она помнила. Его непричесанные седые волосы торчали в разные стороны, как у Эйнштейна. Очки висели на груди. Он почти не изменился.

– Прошу прощения, мисс, но я ничего не собираюсь по… – Его слова замолкли, когда он увидел ее глаза. Водрузил очки на нос. – Ким?

Стоун кивнула, ожидая его реакции. Она прекратила посещать его по одной простой причине: он был слишком хорошим профессионалом и подобрался слишком близко. Тогда она исчезла, не поблагодарив, ничего не объяснив и не попрощавшись.

– Заходи, заходи же, – сказал он, отступая на шаг. В его голосе не было ни раздражения, ни разочарования. Она могла бы об этом догадаться.

Вслед за ним Стоун прошла в его рабочий кабинет и была потрясена, насколько он отличается от кабинета Алекс.

В кабинете доктора Торн присутствовала некая иллюзия комфорта. Искусно расставленные кресла, восточные ковры, композиции из искусственных цветов, свечи, бархатные шторы, прикрывающие окна. А в этой комнате находились старые стулья, которые стали удобными от длительного использования, слегка потертые на краях, но чистые и вызывающие желание присесть. По всей комнате были расставлены деревья-бонсай в разных стадиях готовности. На стенах не было никаких сертификатов, подтверждавших его профессионализм. В них просто не было необходимости.

– Как ты поживаешь, милая моя? – спросил мужчина. В устах любого другого этот вопрос выглядел бы банальностью, продиктованной воспитанием; ей же в нем слышались понимание и заинтересованность.

– Потихоньку, Тед.

– Придется наступить своему любопытству на горло, пока не приготовлю кофе.

Она прошла вслед за ним на кухню, расположенную в задней части здания. Комната была заполнена древними дубовыми комодами и шкафами, которые делали небольшое помещении темнее. На сушилке теснилась разнокалиберная посуда.

– Так и не женились повторно?

– Нет, милая, это было бы нечестно. Ни одна женщина не может сравниться с Элеонорой, и поэтому это было бы неправильно. Я бы никогда не смог понизить свои требования. Это довольно часто обсуждалось за прошедшие годы, но мое нежелание переходить на другой уровень не позволило этому сбыться.

Ким помолчала, пока он наливал кипящую воду в кружки с эмблемами «Вест Бромвича» и «Астон Виллы»[150]. Ей досталась кружка «Виллы».

– Они проиграли в этот уикенд, так что кружка временно потеряла мое расположение.

Стоун взяла напиток и вернулась в уют кабинета.

– Ну и что же произошло с тобой после того, как ты бросила меня двадцать лет назад?

Боже, у него все еще была отличная память! Извиняться в такой момент было бессмысленно. Она уселась в знакомое кресло. Ощущение было точно таким же, как и двадцать лет назад.

– Окончила колледж, а потом пошла работать в полицию. И мне нравится то, что я делаю.

– И в каком же ты звании?

– Детектив-инспектор.

– Гм, отлично… Но почему ты решила задержаться именно на этом звене пищевой цепи?

Боже, с этим человеком опасно разговаривать. Ни один, казалось бы, самый незначительный факт не проходил мимо него незамеченным. Именно поэтому он и был потрясающим психологом.

– А кто это так решил?

– Ну, если бы тебе хотелось достичь большего, ты бы этого достигла.

Это было простым утверждением факта и полностью соответствовало действительности. Она провела с ним меньше десяти минут, а он уже читал ее как открытую книгу.

– А вы как? Ушли на пенсию или все еще продолжаете совать свой нос в жизни других людей?

– Прекрасно, милая, – улыбнулся мужчина. – Увод разговора в сторону и попытка все превратить в шутку в одном предложении. Ты многому научилась, но я не буду это обсуждать, так как это ты пришла ко мне по причинам, которые постепенно прояснятся. – Он сделал глоток кофе. – Скажем так: я вышел на пенсию частично. Два-три пациента, а если надо, то и больше.

Ким догадалась, что «больше» зависит от просьб социальных служб. Тед всегда работал на государство и занимался в основном делами, связанными с развращением несовершеннолетних и случаями отказа от выполнения родительских обязанностей. Стоун могла только попытаться представить себе все те ужасы, которые ему приходилось слышать, и шокирующие сцены, которые ему приходилось наблюдать.

– Как вам удается все это переносить, Тед?

– Потому что я льщу себя надеждой, что мне удается кому-то помочь, – ответил он, подумав. – И тогда я могу спокойно спать по ночам.

Да, деньги тут не играют почти никакой роли, подумала Ким. Он жил в двух комнатах на втором этаже и действительно относился к тем, кого называют «хорошие парни».

– Помню, у меня однажды была девочка, такая сердитая и закрытая, что отказывалась говорить со мной на протяжении трех встреч. – Тед негромко засмеялся. – Кажется, тогда ей было лет шесть. Ничего не помогало: ни леденцы, ни игрушки, ни прогулки в саду – она просто отказывалась общаться.

Стоун напряглась. Ей совсем не хотелось об этом вспоминать.

– В следующий раз я встретил ее, когда ей было уже девять лет, как раз в тот момент, когда она застряла между двумя приемными семьями и не могла ни успокоиться, ни адаптироваться. Я предложил ей «Вагон Уилз»[151] и услышал ее первые слова: «А что, док, леденцы все закончились?» В следующий раз мы встретились, когда ей было уже пятнадцать, и она категорически отказалась обсуждать то, что произошло в той последней приемной семье, хотя…

– Тед, мне нужна ваша помощь, – прервала его Ким. Она бесконечно верила в способности этого человека, но не могла позволить ему подбираться слишком близко к огороженным участкам. Слишком хорошим профессионалом он был.

Он взглянул на нее и долго не отводил глаз.

– Надеюсь только, что ты позволишь тебе помочь. Твоя жизнь могла бы…

– Прошу вас, док…

С соседнего столика он взял трубку и поднес спичку к табаку. По комнате распространился запах серы.

– Ты можешь просить меня о чем угодно, Ким.

Она почувствовала, что наконец расслабилась. Он никогда слишком сильно на нее не давил, и за это она была ему благодарна.

– Я сейчас работаю над делом об убийстве. Вы могли видеть это по телевизору или прочитать в газетах.

– Жертва изнасилования?

Ким кивнула.

– Вам это может показаться смешным, но убийца была под наблюдением психиатра – очень умной и получившей отличное образование женщины. Во время нашей первой с ней встречи что-то в ней меня насторожило, и я никак не могу понять, что именно. Но мне кажется, что психиатр как-то замешана в этом деле.

На лице Теда Стоун заметила сомнения.

– Знаю, знаю, что все это выглядит довольно странно. Но после первой встречи я встретила ее на кладбище. Это выглядело как случайная встреча, однако мне показалось, что она ее специально подстроила. После этого мы встречались с ней еще пару раз, и после каждой встречи у меня появлялось подозрение, что она все обо мне знает и специально изучала мою биографию!

– А может быть, это слишком острая реакция с твоей стороны на проницательного человека, обладающего интуицией? Ведь для тебя было бы вполне естественно испытывать отвращение к таким людям. Подумай сама – ты всю жизнь была окружена людьми, которые пытались залезть к тебе в голову.

– Ее сестра думает, что Алекс – социопат, – пожала плечами Ким. – Что-то подсказывает мне, что она права, но я не очень представляю, с чем конкретно столкнулась.

– А если это так, то как ты хочешь, чтобы я помог тебе? – присвистнул Тед.

– Мне надо попытаться залезть в шкуру социопата, чтобы научиться играть по ее правилам.

– Для любого нормального человека это будет настоящей авантюрой, а для тебя – просто самоубийством. Ким, у тебя нет необходимых знаний, чтобы бороться с этой женщиной, и я не могу одобрить подобный план.

– Значит, вы отказываетесь мне помочь? – посмотрела на него Стоун.

– Да, милая, именно так, – сказал он, не отведя глаз.

Ким схватила куртку и вылетела из комнаты.


Глава 52 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 54