home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Было уже почти девять часов вечера, когда Алекс закрыла за собой входную дверь. Дом был погружен в абсолютную темноту.

Через холл она прошла на кухню. Уехав с кладбища, доктор Торн заскочила в «Маркс энд Спенсер» и купила себе бутылочку «Шато Лакомб»[122] урожая 1996 года. Сегодня она это заслужила.

Алекс поставила бутылку на мраморный рабочий стол и замерла. Что-то явно было не так. На нее мгновенно обрушился запах. Женщина осмотрелась. Комнату заполняла неприятная вонь. Принюхавшись, она так и не смогла понять, чем же пахнет. Это был просто запах гнили, который буквально окружал ее.

– Боже мой, что же там сдохло? – пробормотала она себе под нос, открывая шестифутовую дверь холодильника, объединенного с морозильной камерой.

На нижней полке лежало полпакета зеленого салата, который она открыла только сегодня утром. Никакого молока в холодильнике не было – она вообще редко его использовала, а все остальное было упаковано в контейнеры.

Алекс захлопнула тяжелую дверь. И ее сердце ушло в пятки, потому что именно в этот момент она встретилась взглядом с глазами человека, который стоял прямо перед ней.

Потрясенная, она сделал шаг назад.

– Шейн? Чт… что ты…

– Привет, докторша. Скучала по мне? – Шейн схватил ее за предплечье, чтобы она не убежала.

Торн постаралась выровнять дыхание и взять себя в руки. Шейн здесь, в ее доме… Как, черт побери, это могло случиться?! Она уже давно забыла про него!

Он крепко держал ее за руки, глядя на нее спокойным, немигающим взглядом.

Юноша возвышался над ней на добрые десять дюймов. Он придвинулся ближе, и ее ноздри тут же заполнились вонью. К горлу подступила рвота. Это была смесь запахов давно не мытого тела, несвежей пищи и сырости.

Алекс едва не подавилась, но смогла-таки удержать ланч там, где ему и полагалось быть.

Она попыталась освободиться из его рук, но они оказались чересчур сильными и непреклонными.

– Шейн, какого черта ты здесь делаешь?

Доктор Торн постаралась, чтобы он не услышал дрожи в ее голосе, которую сама она хорошо ощущала. Она не настолько хорошо его знала, чтобы понять, до чего он может дойти. Но один раз ее манипуляции были вполне успешными, так что, может быть, ей удастся это и во второй раз?

– Я пришел наказать тебя, Алекс.

Она вновь тяжело сглотнула. У него было мертвое лицо, и он ничем больше не напоминал уязвимого маленького мальчика. Теперь Алекс смотрела на мужчину. На настоящего мужчину.

Доктор Торн ничего не сказала. Она совершенно не представляла себе, о чем он может сейчас думать. Ей же было необходимо выработать стратегию. Если б только она могла достать свой мобильный!

И как только эта мысль пришла ей в голову, Шейн свободной рукой дотянулся до ее сумочки и вывалил ее содержимое на обеденный стол. Найдя мобильник, он убрал его к себе в карман. После этого прижал ее спиной к кухонному столу, отпустил предплечье Алекс и поместил свои руки на столешницу по обеим сторонам от женщины, зажав ее в ловушку.

Доктор Торн оценила ситуацию. Она могла бы попробовать ударить его ногой в промежность в надежде, что он упадет. Это даст ей достаточно времени, чтобы добежать до двери, открыть ее и выбежать на улицу. Будет здорово, если это сработает, но ведь может случиться и так, что удар получится недостаточно сильным. Она не забыла, что он сделал с Малкольмом, и того, что своего дядю он убил голыми руками.

Так что Алекс решила попробовать другой подход.

Она глубоко спрятала свой страх и игриво взглянула на мужчину.

– А я действительно скучала по тебе, Шейн!

Его голова слегка откинулась, а на губах появилось выражение легкого отвращения.

Не то.

– Я правду говорю, – серьезно произнесла она, на ходу меняя тактику.

– Ты сука и лгунья, – покачал головой Шейн. – До того, как мы с тобой встретились, у меня был какой-то шанс в этой жизни. Дэвид дал мне крышу над головой, а ребята хорошо меня приняли. Они были моими друзьями. А теперь я их потерял… Я из-за тебя вообще все потерял!

Стараясь дышать ровно, Алекс открыла рот.

– Ни слова, – приказал он. – Все, что ты говоришь, – это гребаное собачье дерьмо! Ты заставила меня поверить в то, что я смогу стать нормальным человеком. Ты убедила меня в том, что я смогу отмыться, и в то же время знала, что этого никогда не произойдет. – Морщины на его лбу были слишком глубокими для двадцатитрехлетнего молодого человека. – И ты использовала меня для того, чтобы сделать больно Малкольму. Не знаю, зачем тебе это понадобилось, но из-за тебя я здорово его избил. Мне кажется, что ты любишь наносить людям вред, Алекс, а потом исчезать как ни в чем не бывало. Но на этот раз так не получится.

Сердце доктора Торн пропустило удар. Она не могла даже представить себе, что он с ней сделает. В случае физической стычки все карты были у него на руках, но психология – это совсем другое дело.

– А ты знаешь, я ведь тебе действительно верил… Думал, что ты мой друг, – а теперь все из-за тебя потерял.

Она постаралась сохранить неподвижность, когда его правая рука дотронулась до ее правой щеки.

– Такая чистая, такая красивая, такая идеальная…

Она чуть не задохнулась от ощущения грубой кожи Шейна на своей, но смогла сохранить мягкое выражение лица. А на его лице появилась тоскливое выражение, которое она не раз видела у своих пациентов. Он все еще хотел и жаждал чего-то.

Ей надо достучаться до этого маленького мальчика. От этого, черт возьми, зависит ее жизнь.

Она решила рискнуть и легко дотронулась до его левой руки. Его челюсти сжались, но руку он не убрал.

Ну вот, наконец, теперь ее стратегия готова.

– Я так рада, что ты меня нашел, Шейн, – она понизила голос до шепота.

Его глаза впились в ее.

– Я так тебя искала, – продолжила Алекс, стараясь не показать своего страха. – На следующий день я приехала с утра пораньше, чтобы узнать, все ли с тобой в порядке, но Дэвид сказал мне, что ты исчез. Я хотела извиниться за то, что была такой противной. Я просто разозлилась на тебя из-за того, что ты сделал с Малкольмом. Я же думала, что между нами есть какая-то связь, что я смогу тебе помочь… – Она покачала головой.

Краткий миг нерешительности с его стороны заставил ее сердце биться спокойнее, и она продолжила:

– Я думала, что вместе с тобой мы продвигаемся вперед. Я думала, что ты веришь мне, пока не увидела то, что ты сотворил с Малкольмом. Это показало мне, что наши усилия для тебя ничего не значили. Послушай, Шейн, ведь ты же ощущал то же самое. У нас была наша дружба. Я не должна была говорить то, что сказала. – Алекс посмотрела на пол и покачала головой. – Это было жестоко и было неправдой.

– Что было неправдой?

– Что я не могу тебе помочь.

– Но ведь ты же сама сказала… – На лице у него было написано недоумение.

– Я помню, что я сказала, Шейн. Но говорить этого мне не следовало. И сказала я это только потому, что разозлилась на тебя. Конечно, я могу тебе помочь. Именно поэтому в тот вечер я бродила по улицам в поисках тебя.

– Но…

Маятник качнулся в ее сторону! Она выскользнула из ловушки его рук и повернулась, протягивая ему руку. Она опять контролировала ситуацию и была уверена, что все закончится так, как это надо ей.

– Пойдем, и я начну помогать тебе прямо сейчас.

Шейн не пошевелился.

Опасность миновала. Она достаточно его запутала, чтобы он забыл о своей ярости. Маленький мальчик вернулся вновь.

Уговорами Алекс заставила его пройти в кабинет.

– Я зажгу настольную лампу – так нам будет удобнее.

Она протянула руку и нажала на выключатель. Справа от него была еще одна кнопка. Ее доктор Торн нажала дважды.

Комната была погружена в глубокие интимные сумерки. Алекс подвела Шейна к креслу для посетителей. Он уселся.

Ей надо всего несколько минут! Помощь меньше чем в двух милях от них. Ей надо навсегда закрыть этот вопрос, и план был ей кристально ясен.

Алекс сняла с него куртку и положила ее на стол между ними.

– Ты хочешь, чтобы я начала помогать тебе, Шейн? – спросила она мягким голосом.

Ничего не отвечая, юноша продолжал, не отрываясь, смотреть на нее.

– Если ты мне позволишь, то я могу все исправить. Мы можем начать прямо сейчас, а потом я позвоню Дэвиду, и ты сможешь вернуться в Хардвик-хаус. Ведь ты этого хочешь, нет?

– А я смогу? – На лице его появилось сомнение.

– Ну, конечно, сможешь, – доктор Торн решительно кивнула. – Ведь это ты сам решил уйти. А твоя комната все еще ждет тебя.

– И вы это сделаете? – Шейн посмотрел на нее с недоверием.

– Я сделаю все, чтобы тебе помочь, – у нее была ободряющая улыбка. – Ведь ты же мой друг!

Лицо парня сморщилось, и он опустил голову на руки.

– Боже мой, Алекс, я так жалею о том, что сделал! Я думал, что вы меня ненавидите. Мне казалось, что я такой грязный, что вы даже стоять рядом со мной не можете.

– Глупенький, – сказала она так, как будто ему было не больше пяти лет. – А теперь закрывай глаза и слушай только мой голос.

Шейн откинулся в кресле и закрыл глаза.

Доктор Торн закатала правый рукав блузки. Не отрывая глаз от его крепко сожмуренных век, она стала сдавливать и щипать кожу правой рукой.

– Прежде всего расслабься и постарайся отвлечься от всего. Я помогу и заберу у тебя часть твоей боли.

Мышцы его лица расслабились, челюсти разжались. Алекс улыбнулась и закатала свой левый рукав. Она продолжала говорить с Шейном мягким, успокаивающим голосом и в то же время погрузила ноготь в кожу руки со всей силой, на которую только была способна. А потом провела им по направлению к кисти. Получилась диагональная царапина с лопнувшей в нескольких местах кожей. Выглядела она гораздо хуже, чем была на самом деле.

– Ты должен избавиться от своей ненависти, Шейн. Я могу помочь тебе забыть о прошлом. Я могу сделать так, что ты вновь почувствуешь себя чистым.

Она действительно могла бы это сделать, если б захотела, но, посмотрев на часы, поняла, что для этого у нее уже нет времени.

– Что вы делаете со своими руками, Алекс?

Черт возьми, она же всего на мгновение отвела от него глаза, чтобы взглянуть на часы…

Шейн перевел взгляд с ее лица на покрасневшие, исцарапанные руки. В его глазах забрезжило явное понимание того, что происходит.

Раздался стук в дверь. Торн была к этому готова. Тревожной кнопкой рядом со своим столом она уже пользовалась, и тогда все сработало просто идеально. Шейн вскочил на ноги и бросился к двери, которая вела в холл.

– Всё в порядке, Шейн. Не обращай внимания – они скоро уйдут!

Она была уверена, что никуда они не денутся.

Шейн был в панике. Он не мог оторвать взгляд от ее правой руки.

Алекс встала и расположилась подальше от двери.

– Все в порядке, они… – Грохот сорванной с петель входной двери заглушил ее слова.

Окаменевший и испуганный Шейн смотрел прямо на нее. Она разорвала на себе блузку и обнажила грудь. Помотав головой, растрепала свои волосы и ущипнула себя за щеку так, что на ней осталось красное пятно.

Двое полицейских быстро вошли в кабинет и осмотрели представившуюся им сцену.

– Он… Он… пытался меня изнасиловать… – Алекс расплакалась прежде, чем ее ноги подогнулись. Она прислонилась к стене, и тот из полицейских, который был повыше, поддержал ее.

Глаза Шейна перебегали с одного на другого, и было ясно, что он не понимает, что происходит. Как же легко было задурить ему мозги и заставить поверить в то, что она хотела ему помочь! Против нее у него не было никаких шансов.

– Я не… Клянусь… Я не наси…

Высокий офицер осмотрел руки доктора Торн.

– Наручники, – приказал он, провожая ее к креслу. Шейн, живое воплощение недоумения, не отводил от нее глаз. Алекс улыбнулась ему триумфальной улыбкой.

На лице юноши появилось осознание того, что отсюда он прямым путем отправится в тюрьму. Шейн задергал руками в наручниках.

– Прошу вас, я не могу… Вы ничего не понимаете. Прошу вас… Мне нельзя возвращаться…

Любое проявление агрессии со стороны Шейна после совершенного им преступления автоматически лишало его возможности УДО, так что теперь доктор Торн могла быть уверена, что больше он никогда ее не побеспокоит.

– Скажите же им, Алекс, – закричал он, и по его щекам потекли слезы, – скажите же им, что я до вас не дотрагивался! Прошу вас, объясните им, что мне нельзя в тюрьму!

Алекс, потирая руки, отвернулась от него.

– Прощай навсегда, глупый Шейн, – прошептала она, когда высокий офицер повел его к машине.


Глава 27 | Цмкл "Инспектор полиции Ким Стоун".Компиляция. Романы 1-9 | Глава 29