home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XXXIV

Не в веселом настроении духа шел Ньютон из дома полковника с тем, чтобы передать сестрам Ревель слова старика. Старших не могли огорчить ни холодность их родственника, ни мысли о поступках отца, Ньютон был уверен в этом, но он настолько хорошо понял характер Изабеллы, что предвидел, как глубоко заденет ее унизительное положение, в которое ее ставили, и знал, что это сознание будет тяготить ее великодушное сердце. Однако поправить дело было нельзя, а потому Форстер почти радовался, что именно ему полковник поручил передать свое решение.

Капитану Драулоку надоело ждать на судне; он проводил молодых девушек на берег в гостиницу и, тревожно ожидая возвращения Ньютона, послал слугу караулить его, а тот перехватил Форстера на дороге к кораблю.

— Ну, мистер Форстер, надеюсь, все в порядке? — спросил капитан, едва Ньютона провели в отель.

— Меньше чем через полчаса за молодыми леди приедет экипаж полковника, — уклончиво ответил Ньютон.

— В таком случае, мисс Ревель, я пожелаю вам доброго утра, — сказал капитан, — я очень занят. Я еще буду иметь удовольствие засвидетельствовать вам мое почтение перед нашим отплытием. Теперь же позвольте мне поблагодарить вас за милое общество во время плавания. Форстер, вы, конечно, останетесь с мисс Ревель и усадите их в экипаж?

И капитан Драулок, по-видимому, решил, что его ответственность окончилась, пожал им руки и ушел из гостиницы.

— Мистер Форстер, — сказала Изабелла, когда капитан Драулок уже не мог ее слышать, — судя по вашему лицу, я вижу, что случилось что-то неприятное. Правда?

— С грустью должен дать утвердительный ответ, и мне еще тяжелее объяснить, в чем дело.

И Ньютон рассказал о том, что говорил полковник. Изабелла слушала внимательно, ее сестры — нетерпеливо. Мисс Шарлотта с испуганным выражением лица спросила, не отказался ли дядя принять их. Узнав противное, она, по-видимому, осталась очень довольна. Лаура засмеялась и заметила: «Какой странный папа», — а потом перестала думать о случившемся. Изабелла ничего не сказала; она сидела неподвижно на своем стуле и вся ушла в печальные мысли.

Через несколько мгновений после окончания рассказа Ньютона показался экипаж, и Форстер предложил молодым девушкам тотчас же уехать из гостиницы. Шарлотта и Лаура были готовы отправиться в путь и горели нетерпением, но Изабелла неподвижно сидела подле стола.

— Иди же, Изабелла! — крикнула Шарлотта.

— Не могу ехать, дорогая, — ответила она, — но я не хочу мешать тебе или Лауре поступать, как вам угодно.

— Не можешь ехать? — в один голос вскрикнули сестры.

Изабелла твердо держалась принятого решения, и Ньютон, считавший, что он не смеет вмешиваться в дела девушек, был молчаливым свидетелем настойчивых уговоров, сердитой брани со стороны старших сестер и твердых отказов со стороны младшей. Около получаса прошло таким образом. Наконец Шарлотта и Лаура решили ехать и снова прислать экипаж за Изабеллой, которая, по их мнению, к тому времени образумится. Бессердечные, не думающие ни о чем девушки весело сели в коляску и уехали. Ньютон, который проводил их до экипажа, с бьющимся сердцем вернулся в ту комнату, где осталась Изабелла.

Она плакала.

— Я мешаю вам, мисс Ревель? — спросил Ньютон, который, видя ее слезы, не мог подавить волнения.

— О, нет. Я ждала и надеялась, что вы вернетесь, мистер Форстер. Как вы думаете, можете ли вы отыскать капитана Драулока? Я буду вам очень благодарна, если вы это сделаете для меня.

— Я тотчас же отправлюсь его искать, если вам угодно. Поверьте, мисс Ревель, я искренне сочувствую вам. И если вы не сочтете мой вопрос нескромным, я спрошу вас, что вы предполагаете делать теперь?

— Вы знаете все, мистер Форстер, а потому ваш вопрос не нескромность, а доброта. Бог видит, до чего мне нужен совет! Я хотела бы, по возможности, скрыть правду от капитана Драулока. Не годится дочери говорить о заблуждениях отца. Но вы все знаете, а потому с вами я могу советоваться без стеснений. Конечно, может быть, я приняла очень поспешное решение, но я ни за что не войду в дом моего дяди при таких унизительных обстоятельствах. Это я решила; относительно же того, как поступать, что делать — мне нужен совет. Мое положение ужасно. Что за беспомощное создание женщина! Будь я мужчиной, я могла бы трудом заработать для себя возможность вернуться на родину или честным путем прокормить себя. Но женщина, молодая, одинокая, в далекой стране, без друзей…

— Не говорите, что у вас нет друзей; есть человек, который, если не имеет силы послужить вам, то, по крайней мере, жаждет этого, — ответил Ньютон.

— Нет, не без друга, конечно. Но что может сделать друг, помощи которого я не в состоянии принять? Поэтому я должна обратиться к капитану и, как ни больно мне это, к его щедрости и великодушию; вот зачем я и хочу видеть его. Пусть он даст мне совет. Я вернусь в качестве чего угодно: няни, горничной, возьмусь за всякое небесчестное дело. Я скорее готова сидеть подле кроватей больных лихорадкой, чумой, сидеть целыми месяцами, чем принимать участие в двоедушии моего отца. О, мистер Форстер, что должны вы думать о дочерях, узнав о поведении их отца? — И бедная Изабелла залилась слезами.

Ньютон не мог больше сдерживаться.

— Моя дорогая мисс Ревель, — сказал он, — успокойтесь, пожалуйста. — И он взял ее за руку, которую молодая девушка не отняла. — Если вы страдаете в эту минуту, страдаю и я, глубоко, очень глубоко, потому что я могу только печалиться, а не смею предложить вам помощи. Средства вернуться на родину я для вас добуду у капитана. Вы их не примете от меня! Знаю, не смею надеяться па то, что вы примете мою помощь; знаю, что при подобных обстоятельствах предлагать ее — обида с моей стороны. Подумайте же, с каким отчаянием я должен смотреть на ваше горе, не решаясь предложить помощь той, для которой… О, Боже мой… — вскрикнул Ньютон, подавляя свои чувства.

— Я сознаю всю доброту и деликатность вашего поведения, мистер Форстер, и откровенно скажу, что если бы я только могла принять вашу помощь, я никому в мире не была бы обязана с таким легким сердцем, как вам. Но светские правила воспрещают это.

— Что же я должен делать, мисс Ревель? Пойти за капиталом?

— Погодите немного, дайте мне подумать . Что посоветовали бы вы мне? Скажите, мистер Форстер, скажите откровенно, как друг.

— Я горжусь этим званием. Только на него я и смею надеяться; но, Изабелла… Простите! Я хотел сказать: «Мисс Ревель».

— Нет, нет, я не сержусь. Почему бы не Изабелла? Мы достаточно знаем друг друга, и для меня, такой покинутой, доброе слово…

Изабелла закрыла рукой лицо. Ньютон, стоявший рядом с ней, не мог сдержать чувства. Мало-помалу молодые люди приближались друг к другу, и наконец, я думаю, в силу того же принципа, который соединяет всю вселенную — в силу тяготения, — рука Ньютона обвила стан молодой девушки, и она, рыдая, уронила голову на его плечо. Трудно было Ньютону не излить всей своей души, не высказать той горячей любви, которую он давно чувствовал к ней. Но он мог ей предложить только себя и нищету… Он сдержался. Слова не были произнесены. Тем не менее Изабелла угадала его мысли, оценила его сдержанность и еще сильнее полюбила за его силу.

— Изабелла, — наконец сказал Ньютон, вздыхая, — до сих пор я никогда не ценил богатства и не желал разбогатеть. До сих пор я никогда не чувствовал несчастья бедности.

— Я верю вам, мистер Форстер, и благодарю вас, зная, что вы это чувствуете ради меня. Но, — прибавила она, ободряясь, — слезами горю не поможешь. Я просила у вас совета, а вы только подали мне руку.

— Боюсь, что я никогда не буду в состоянии предложить вам что-либо другое, — ответил Ньютон. — Но позвольте мне, Изабелла, задать вам один вопрос: вы решили никогда не входить в дом вашего родственника?

— На унизительных условиях, которые он поставил, — никогда. Пусть полковник приедет за мной и увезет к себе, тогда я буду жить у него, пока не найду возможности отправиться обратно в Англию. В противном случае я перенесу всякие лишения, всякую честную черную работу, скорее чем поселюсь под его крышей. Но, право, мистер Форстер, необходимо позвать капитана Драулока. Мы с вами тут вдвоем, это неприлично; вы сами должны видеть, что это неприлично.

— Мне кажется, никакого неприличия нет; но, Изабелла, сегодня утром я оказал полковнику пустую услугу, и, может быть, мое слово будет для него иметь некоторый вес. Позволите ли вы мне съездить к нему и попытаться сделать что-либо? Если через два часа не стемнеет, я скоро вернусь обратно.

Изабелла согласилась. Ньютон быстро отправился к Ревелю.

Старик очень удивился, когда слуги сказали ему, что приехали только две леди. А позже объяснения и убеждения Ньютона, главное же — поведение Изабеллы, о решении которой он узнал, поведение, совсем не соответствовавшее его понятиям о женщинах, наконец сломили его. Он велел запрячь экипаж, вместе с Ньютоном приехал в гостиницу, обратился к младшей Ревель с чем-то вроде извинения (изумительное усилие с его стороны) и попросил племянницу воспользоваться его гостеприимством. Через несколько минут полковник и Изабелла скрылись из виду, а Ньютон остался со своими мыслями.

Прошло несколько дней; Форстер принял приглашение полковника отобедать у него и, приехав в дом старика, увидел, что дела шли лучше, чем он ожидал.

Друзья Ревеля смеялись над ним из-за прибавления к его домочадцам, и полковник вздрагивал под ударами насмешек, но в общем, казалось, примирился с положением вещей лучше, чем можно было предвидеть. Однако Ньютон заметил, что, говоря о трех сестрах, он неизменно выражался: «Моя внучатая племянница и две другие молодые девицы».


Глава XXXIII | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | Глава XXXV