home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XXXI

Плавание шло быстро и хорошо, и капитан Каррингтон пользовался каждым удобным случаем, чтобы приглашать на свой фрегат дам. Дело в том, что он безумно влюбился в Изабеллу Ревель, но она не отвечала ему таким же чувством: ей нравилось бывать в его обществе, но и только.

Через месяц эскадра пришла к острову Святой Елены, куда фрегат должен был довести их; потом ему предстояло крейсировать под определенными градусами широты и, если он не встретит судов, отправиться в Ост-Индию. Итак, Каррингтона ожидала только временная разлука с предметом любви. Но юношески нетерпеливый молодой человек воспользовался тем коротким промежутком времени, в течение которого суда запасались водой, и предложил миссис Ревель руку. Изабелла вежливо отказала ему. Рассерженный, как ребенок, которому не дали желанной игрушки, он велел как можно скорее сделать все приготовления и на следующий же день отплыл.

Может быть, покажется странным, что Изабелла Ревель, посланная в Индию с тем, чтобы найти себе мужа, отказалась от такой хорошей партии. Но дело в том, что она отправилась в Индию, подчиняясь воле родителей, однако совсем не разделяя их взглядов.

Только Ньютону сообщил Каррингтон о своей неудаче, и оба строго сохранили тайну.

Теперь, после удаления фрегата, судам приходилось заботиться о себе самим, и командир Ботлькок издал распоряжение о порядке плавания, об упражнении людей в стрельбе из пушек и маленьких орудий. Тем не менее дамы продолжали появляться на палубе, и миссис Фергюсон величественно заседала посреди молодых девушек. Полковник все болтал о своем приключении на Мадейре, доктор Плаузибль усердно ухаживал за богатой мисс Тевисток. Все познакомились между собой и чувствовали большую усталость. Надо заметить, что к этому времени Ньютон уже успел приобрести всеобщее уважение.

Дул свежий ровный ветер, все поздравляли друг друга с близким окончанием долгого и томительного путешествия.

Обед подали под звуки старой песенки «О, ростбиф старой Англии». Во время долгих путешествий обед — большое облегчение. По обыкновению, старшие Ревель сели с одной стороны от капитана, мисс Тевисток и Мисс Изабелла — с другой. Дальше разместились остальные.

Капитан усердно угощал дам. Полковник тоже.

— Мисс Лаура, — между прочим сказал Элис, — позвольте положить вам кусок баранины.

— Благодарю вас, — ответила она, — я последнее время только и ем баранину, так что боюсь сама превратиться в овцу.

— Ну, это не будет соответствовать вашим наклонностям, мисс Лаура, — немного кисло заметила миссис

Фергюсон.

— Почему вы так думаете? — спросила мисс Лаура.

— Потому что овца меняет имя и начинает называться бараниной только после смерти, а я подозреваю, что вы хотели бы переменить фамилию еще при жизни. (Это был жестокий удар).

— Как и вы, миссис Фергюсон, — спокойно заметила Изабелла, являясь на выручку сестре.

— Очень, очень хорошо сказано с обеих сторон, — заметил Элис, отвешивая поклоны обеим. — Но, пожалуйста, мисс Лаура, не говорите, что вы овца, не то мы все набросимся и съедим вас.

— Неужели? — ответила польщенная Лаура.

— Мисс Тевисток, позвольте послать вам кусочек баранины, — продолжал полковник.

— Только очень маленький кусочек.

— А что это на блюде перед вами, мистер Форстер?

— Цыплята, капитан Драулок.

— Мисс Изабелла Ревель, не угодно ли вам цыпленка?

— Нет, благодарю вас, капитан Драулок.

— Вы сказали «да» или «нет»? — спросил Ньютон, поймав ее взгляд.

— Я меняю намерение; да, — с улыбкой заметила она.

Я знаю наверно, что Изабелле Ревель совсем не хотелось цыпленка, пока она не заметила, что Ньютон готов услужить ей. Если обыкновенно любовь отнимает аппетит, отдадим ей должное — она иногда и вызывает его.

Так среди шуток и разговоров проходил обед.

Второй помощник заглянул в каюту и шепнул, обращаясь к капитану:

— «Азия» выкинула сигнал «иностранный парус, подозрительный».

— Отлично, мистер Джонс; не спускайте с него подзорной трубы.

— Миссис Фергюсон, не угодно ли вам этого торта? — предложил старший помощник.

— Пожалуйста, объясните мне, мистер Матьюс, — ответила пресвитерианка, — почему мистер Джонс сказал: «Подозрительный». Что это значит?

— Что значит? Да то, что ему не нравится покрой этого паруса.

— А это что значит?

— Что значит? Вероятно, что это французский фрегат.

— Французский фрегат? Французский фрегат! — раздалось несколько женских голосов.

— Мистер Матьюс, — заметил Драулок, — меня крайне удивляет ваша несдержанность. Вы напугали дам. Миссис Фергюсон, «подозрительный парус» просто значит, что никто не знает, какое судно идет.

— И это все? — недоверчиво спросила миссис Фергюсон.

— Все, уверяю вас.

— Командор вывесил сигнал, говорящий, что иностранное судно — военный корабль, идущий к нам, — сказал второй помощник, снова вошедший в каюту.

— Прекрасно, мистер Джонс, — притворно равнодушно ответил капитан, в то же время беспокойно двигаясь на своем стуле.

Первый помощник и Ньютон немедленно ушли из каюты.

— Мисс Тевисток, не угодно ли кусочек пудинга?

— Пожалуйста, сэр, только очень немного.

— Военное судно, пойду взглянуть на него, — сказал полковник и, поклонившись дамам, ушел.

— Вероятно, один из наших крейсеров, — заметил

Драулок.

— Командор дал сигнал «приготовиться к действию», — сказал снова заглянувший второй помощник.

— Хорошо, мистер Джонс, — произнес Драулок, который уже не мог больше сдерживаться. — Извините меня, миледи, я должен на несколько мгновений оставить вас; но наш командор слишком осторожный человек, а я под его командой. Надеюсь, вскоре я снова вернусь, чтобы наслаждаться вашим приятным обществом.

После капитана ушли все мужчины, кроме доктора Плаузибля и Фергюсона, хотя им обоим очень хотелось тоже выйти на палубу и посмотреть на положение дел.

— Мистер Фергюсон, куда вы? — резко спросила пастора жена. — Пожалуйста, останьтесь с нами. Насколько я помню, вы занимаетесь мирной профессией.

— О, доктор Плаузибль, мне так нехорошо! — вскрикнула мисс Тевисток.

— Я останусь с вами, дорогая мисс, — ответил врач. Раздался громовой выстрел с командорского судна, оглушая слух; стекла каюты задребезжали, и рюмки на столе запрыгали от сотрясения.

— Ой, ой! — визгливо вскрикнула мисс Тевисток и, откинувшись на спинку стула, взметнула руки с растопыренными пальцами.

Доктор бросился ей на помощь.

— Крайняя чувствительность организма… Воды, пожалуйста, мисс Шарлотта Ревель.

Был налит стакан воды; доктор опустил в него указательный палец и коснулся им лба мисс Тевисток.

— Она скоро оправится.

Но мисс Тевисток считала, что не годится прийти в себя так скоро, и миссис Фергюсон, вырвав стакан из рук Плаузибля, выплеснула нею р. оду в лицо мисс Тевисток; мисс Тевисток не только очнулась от обморока, ко и вскочила со стула, отдуваясь.

— Лучше ли вам теперь, мисс? — успокоительным тоном спросила миссис Фергюсон, поглядывая на остальных дам, которые не могли подавить смеха.

— О, доктор Плаузибль, это потрясение так подействовало мне на нервы. Я чувствую, что мне опять будет дурно… Право, я чувствую это… Мне…

— Прислонитесь ко мне, мисс Тевисток, — сказал доктор. — Крайняя нежность вашего организма, — продолжал он шепотом, когда они вышли из каюты буфета, — не может выносить грубых лечебных средств мистера Фергюсон.

Едва они ушли, появился Ньютон Форстер.

— Не пугайтесь, миледи; по поручению капитана, я скажу вам, что иностранное судно действует подозрительно, и мы полагаем, что это вражеский корабль. Мистер Драулок поручил мне проводить вас на нижнюю палубу, где вы будете в полной безопасности от всяких случайностей, даже в том случае, если нам придется начать перестрелку. Мистер Фергюсон, капитан передает дам на ваше попечение и просит вас ни в коем случае не покидать их. Теперь позвольте мне, миссис Фергюсон, проводить вас в безопасное место.

Услыхав это, Лаура Ревель широко открыла глаза, Шарлотта разразилась слезами, Изабелла побледнела. Миссис Фергюсон молча оперлась на руку Ньютона. Другую руку он предложил Изабелле. Мистер Фергюсон с двумя старшими мисс Ревель составил арьергард. Пришлось пройти через квартердек, и, увидев установленные пушки, приготовленные заряды и остальные принадлежности сражения, женщины встревожились сильнее прежнего. Ньютон проводил их вниз и уже собирался вернуться на палубу, но Шарлотта и Лаура Ревель схватили его за руки, умоляя не уходить.

— Останьтесь с нами, мистер Форстер, пожалуйста, не уходите! — в один голос кричали они.

— Я должен идти, миледи; поверьте, здесь вы в полной безопасности.

— Ради Господа, не уходите, мистер Форстер! — закричала Лаура, упав на колени. — Я умру от страха! Вы не уйдете! — все повторяла она.

И обе сестры цеплялись за отвороты его куртки и действительно не отпускали его.

Ньютон посмотрел умоляющим взглядом на Изабеллу; она немедленно вмешалась в дело.

— Стыдись, Шарлотта, ты мешаешь мистеру Форстеру идти исполнять свою обязанность. Дорогая Лаура, будь благоразумна. Мистер Форстер здесь ничем не может нам помочь, но на палубе он окажет помощь. Отпусти его, Лаура.

Ньютон освободился.

—  — Я очень благодарен вам, мисс Изабелла, — сказал он, уже поставив ногу на лестницу. — Но теперь мне некогда как следует выразить вам мою благодарность. Не быть на палубе, все равно, что…

— Я это знаю, мистер Форстер; умоляю вас, идите наверх, не медлите.

И Ньютон побежал по лестнице, но успел обменяться с Изабеллой взглядом.

Мы должны оставить дамское общество с мистером Фергюсоном (которому на долю выпало неприятное дело) и вслед за Ньютоном выйти на верхнюю палубу. Иностранное судно шло к флотилии на всех парусах, но за три мили до судов сделало поворот. Некоторое время оно не подходило ближе, очевидно, рассчитывая силу сопротивления. «Купцы» выстроились в боевом порядке, держась близко друг от друга и обмениваясь сигналами с английскими военными судами.

— Удивительно, что это судно не отвечает на сигналы, которыми между собой обмениваются наши суда, — заметил полковник, обращаясь к первому помощнику.

— Совсем не странно; оно не понимает их.

— Значит, вы убеждены, что это французский фрегат?

— Нет, не вполне; но я готов держать пари, что это так. Хотите держать пари — конечно, если только один из нас не будет убит?

— Благодарю, я никогда не держу пари, — ответил полковник и отвернулся.

— Ну, что вы скажете о судне? — спросил Драулок первого помощника, который смотрел на судно.

— Оно английской постройки и с английской оснасткой, сэр; в этом я готов побожиться. Посмотрите на марс, на покрой брамселей и топселей. Может быть, теперь это французский корабль, но дубы, из которых взяли для него материал, росли в старой Англии.

— Я с вами согласен, — сказал Ньютон. — Посмотрите на корму. Она вполне английская.

— Почему же оно не отвечает на наши сигналы?

— Оно стоит в ветре, сэр, и наши флаги развеваются так, что не видны ему.

— Поднимается флаг, сэр! — крикнул первый помощник.

— Так и есть, английский фрегат! Командор отвечает: «Опустить вымпел! » Скажите дамам, что все благополучно, — проговорил капитан.

— Я пойду и извещу их, — предложил полковник и поспешно сошел на вторую палубу, чтобы сообщить радостное известие.

Фрегат подошел к флотилии. Командор судов вышел на палубу; оказалось, что фрегат крейсировал, ожидая появления больших голландских грузовых шхун, которые, как предполагалось, шли с острова Явы. Через четверть часа он снова распустил паруса и ушел, предоставив флотилии идти дальше своим путем.

О двух людях мы позабыли: говорим о мисс Тевисток и Плаузибле. Доктор проводил больную в ее каюту, усадил и удержал ее руку в одной своей руке, другой же нежно наблюдал за биением ее пульса.

— Не тревожьтесь, моя дорогая мисс Тевисток, вы невероятно чувствительны. Я не отойду от вас. Я не могу придумать, что могло вас заставить решиться на такое опасное, волнующее путешествие.

— О, доктор Плаузибль, когда дело касается моих привязанностей, я, слабое создание, готова сделать все. Я — одна душа. У меня в Индии есть дорогой друг.

— Счастливец он, — со вздохом заметил Плаузибль.

— Он? Доктор Плаузибль, вы конфузите меня. Неужели вы на одно мгновение можете допустить мысль, что я могла бы поехать за джентльменом? Нет, я еду не ради каких-нибудь расчетов, как некоторые девицы. Слава Богу, у меня и своего достаточно. Я держу собственный экипаж, и все остальное соответствует этому. (Именно то, чего желал доктор Плаузибль).

— Да, моя дорогая мисс Тевисток, я понимаю, в Индии у вас живет подруга?

— Да, подруга детства. Я решилась на это утомительное, опасное путешествие, чтобы еще раз обнять ее.

— Бескорыстная привязанность! Покорить такое сердце, как ваше, мисс, все равно, что приобрести сокровище. Каким счастливым будет ваш муж.

— Муж? О, доктор Плаузибль, не говорите об этом. Я уверена, что мое здоровье слишком слабо, и я не могу вынести обузу забот семейной жизни.

Ответ доктора был так многословен, что его невозможно привести здесь. Это была целая диссертация. В нее, между прочим, вошли уверения, что для такой особы удобно всегда иметь под рукой медицинскую помощь, заботливый уход. И все окончилось выражением преданной любви и предложением… разделить с ней карету и ее дом.

Мисс Тевисток нашла нужным снова упасть в обморок: потрясение было так сильно; а доктор опустился перед ней на колени, поцеловал ее руку с хорошо подделанным восторгом. Наконец она шепотом высказала согласие и снова откинулась, точно истощенная усилием.

Договор был заключен.


Глава XXX | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | Глава XXXII