home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XXII


Паша, знакомый тоже с государственной политикой, ничем не давал Мустафе заметить своего недоверия и обходился с ним еще с большей приязнью, но не забыл и совета старухи. Однажды пробужденная боязнь не могла уже заснуть в груди, и он прибег к советам своей любимицы Зейнабы. Женщины в подобных случаях хорошие советницы. Опасаться мог он разве только султана, потому что войска были ему преданы, а народ не имел слишком значительных причин к неудовольствию.

По совету своей любимицы, паша послал к визирю молодую, хорошенькую девушку-гречанку; она должна была исполнять должность шпиона паши, разведывать, где только можно, нет ли какого-либо сношения между визирем и ренегатом, командовавшим флотом, потому что только с этой стороны можно было ждать опасности.

Гречанка не пробыла еще и недели в гареме Мустафы, а узнала уже более, чем нужно было. Флот был отправлен в Константинополь, и даже с подарками Мустафы султану, и с часу на час ожидали его возвращения.

Этот флот показался ввечеру и стал на якоре в нескольких милях от пристани. Мустафа поспешил уведомить о том пашу, который заседал в диване, слушал жалобы и давал на них свои решения. Когда паша услыхал, что флот возвратился, в душе его породились тотчас злые предчувствия, между тем как Мустафа был униженнее и покорнее, чем когда-либо. Паша удалился на некоторое время из дивана и поспешил к своей Зейнабе.

— Паша, — сказала она, — флот возвратился, и Мустафа до того имел сношения с ренегатом. Можете быть уверены, что вы погибли, если не упредите изменника; не теряйте времени. Постойте! — продолжала она. — Не надо употреблять насилия против Мустафы, чтобы не обратить на себя внимания ренегата. Завтра флот снимется с якоря, и если уж должно случиться несчастью, то оно случится не ранее, как завтра. Сегодня вечером велите, по обыкновению, подать кофе, курите и слушайте рассказы; только не пейте кофе: в нем будет смерть. Будьте ласковы с Мустафой и предоставьте остальное мне.

Эти слова рассеяли опасения паши, и он возвратился в диван. Дела шли своим порядком; наконец аудиенция кончилась. Паша и Мустафа были в лучшем расположении духа.

— Вероятно, — сказал Мустафа, когда подали трубки, — его императорское величество пришлет вам что-нибудь в знак своего особенного благоволения.

— Бог велик, и султан премудр! — сказал паша. — Я думаю то же, Мустафа. Почем знать, может быть, он распространит мое владычество еще на какой-нибудь пашалык.

— Это самое мне снилось, — сказал Мустафа. — Мне сдается, что теперь ренегат пристает к берегу, но нет, сейчас темно, и он, верно, не оставит корабль.

— Мы должны рассеять туман неведения светлыми лучами надежды, — сказал паша. — Я просто раб султана! Сегодня вечером не принять ли нам в свое сообщество и чудной воды гяуров?

— Что говорит Гафиз? Вино радует человека, гонит от него сомнение и неведение. Оно вселяет в нас мужество и проявляет предвкушение наслаждений, ожидающих нас после смерти.

— Баллах таиб! Хорошо сказано, Мустафа! — сказал паша, взяв чашку кофе. То же сделал и Мустафа. — Сегодня у меня так легко на сердце, — сказал паша, положив в сторону трубку. — Давай-ка сюда запрещенного сока; будем пить и веселиться. Где он, Мустафа?

— Здесь, — сказал визирь, выпив кофе и устремив на пашу свои маленькие глаза. Мустафа вынул фляжку с водкой, которая стояла сзади низкой оттоманки, на которой они сидели.

Паша отставил в сторону свой кофе и порядком хлебнул из фляжки.

— Великий Бог! Пей, Мустафа, — сказал он.

— У меня есть, — сказал он, — человек, который, как я слышал, рассказывает истории лучше самого Менуни. Узнав, что он проходит через наш город, велел я задержать его, чтобы доставить тем Вашему Благополучию приятное препровождение времени. Прикажете впустить его?

— Можешь, — сказал паша.

Мустафа дал знак, и, к изумлению паши, явился ренегат, сопровождаемый стражей и чиновниками халифа, за которым шел Кабыджи-Пахи с поднятым ко лбу фирманом.

Паша побледнел. Он знал, что час его пробил.

— Бисмиллах! — воскликнул он в страхе. — Во имя Бога, Кабыджи, кого тебе нужно?

— Султан, властелин жизни, посылает вам, паша, это как знак своей великой милости и внимания.

Тут Кабыджи-Пахи вынул шелковый шнурок и вручил паше таинственный свиток пергамента.

— Мустафа, — шепнул паша, — собери моих телохранителей, пока я буду читать, — я хочу оказать сопротивление. В таком отдалении от султана я не боюсь его и умилостивлю подарками.

Но Мустафе были слова эти не по нутру.

— О паша! — сказал он. — Кто может противостоять воле небесного правителя? Нет Бога, кроме Аллаха, и Магомет пророк его!

— Я не покорюсь ему! — воскликнул паша. — Поди и зови моих вернейших воинов.

Мустафа вышел из дивана и воротился с немыми и некоторыми из подкупленных им солдат.

— Изменник! — воскликнул паша.

— Ля Илля иль Аллах! Нет Бога, кроме Аллаха! — сказал Мустафа.

Паша видел, что он предан; он прочитал фирман, прижал его ко лбу в знак своего повиновения и приготовился к смерти. Кабыджи-Пахи вынул второй фирман и вручил его Мустафе, которым он сделан был пашой.

— Барик Аллах! Хвала Богу за все! — сказал Мустафа с униженным видом. — Я раб султана и должен игполнить его волю! Да будет так.

Мустафа дал знак, и немые схватили несчастного пашу.

— Нет божества, кроме Аллаха, и Магомет пророк его! — сказал паша. — Мустафа, — продолжал он, обращаясь к нему со злобной улыбкой, — да не уменьшится во веки тень твоя — ты, кажется, пил кофе.

Немые затянули шнурок и через несколько секунд на тело паши накинули саван.

— Кофе, — ворчал Мустафа, услышав последние слова паши. — Да, я чувствовал в нем какой-то особенный вкус.

Он понял, что, по всей вероятности, отравлен, и жажда власти и величия — все исчезло; боязнь и отчаяние наполнили его сердце.

Кабыджи-Пахи, сделав свое, удалился.

— Ну! — воскликнул ренегат. — Теперь давай мне обещанную награду.

— Тебе награду?.. Ты прав. Я и забыл о ней, — сказал Мустафа.

Между тем яд уже начал действовать, и боль исказила лицо его.

— Да, я забыл о ней, — продолжал он и, чувствуя свою близкую смерть, от боли и обманутого честолюбия рычал, подобно дикому зверю. — Да, я забыл о ней. Стража, взять ренегата!

— Она явится скорее, нежели ты думаешь, — сказал Гуккабак, выскочил на середину залы, выхватил саблю и громко свистнул.

Толпа солдат и матросов ворвалась, и стража была обезоружена.

— Что скажешь теперь, паша на один час?

— Такова судьба моя! — сказал Мустафа, катаясь по полу в предсмертных конвульсиях.

— Нет Бога, кроме Аллаха, и Магомет пророк его!.. С этими словами улетела и жизнь Мустафы.

— Старый дурак избавил меня от хлопот, — заметил ренегат. — Уберите тела и объявите новым пашой Али!

Так умерли два цирюльника и так Гуккабак, под именем Али, заступил на их место. Но как он правил и как долго продолжалось его правление? Бесчисленны сказания, отвечающие на этот вопрос.


Редакторы Пидоренко И. В. , Соловьева С. Е.

Технический редактор Стаценко Л. М.

Художественный редактор Михайлов А. Э.

Корректор Муха О. О.


Текст печатается по изданию:

Капитан Марриет. Полное собрание сочинений.

В 24 кн. — СПб. : П. П. Сойкин, Б. г.

Оформление художника С. Е, Майорова

Марриет Ф.

М 28 Собрание сочинений: в 8 т. Т. 3. Служба на купеческом корабле; Многосказочный паша; Три яхты: Романы / Пер. с англ. Худож. С. Е. Майоров. — Ставрополь: Кавказский край, 1993. — 592 с, илл.

ISBN 5-86722-091-5 (Т. 3) ISBN 5-86722-088-5

В третий том собрания сочинений Фредерика Марриет, вошли его романы «Служба на купеческом корабле», «Многосказочный паша», «Три яхты».

„4703100100 „ ККК-Й4 4П™

М Ю91(03)-93 Подписное. ББК 84>4ВЛ

ISBN 5-86722-091-5 (Т. 3) ISBN 5-86722-088-5

Издательская лицензия № 060043

© Перевод на современный русский язык. «Кавказский край», 1993

© Оформление. Составление, «Кавказский край», 1993


OCR Ustas PocketLib

Spellcheck Roland

Частное собрание приключений

www.pocketlib.ru



Глава XXI | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | Капитан Марриет Морской офицер Франк Мильдмей