home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XXXI

в которой Джек решается предпринять новое плавание

Взятая канонерка была куплена правительством, и хотя команда «Ребьеры» могла получить приходившуюся на ее долю часть приза только по возвращении, но удачное дело сильно подняло ее дух и возбудило охоту к дальнейшим приключениям.

Гаскойн, обязательный срок службы которого в мичманах кончился, и который ожидал теперь повышения, решил присоединиться к Изи. После некоторого колебания капитан Саубридж согласился дать ему отпуск, и когда «Ребьера» отплывала из Гибралтара, знакомое нам трио — Джек, Гаскойн и Мести — находилось на ее палубе. Мистер Оксбелли стоял неподалеку от них.

— Когда я в первый раз крейсировал здесь, — заметил Джек, — я был совсем в другом положении, чем ныне. У меня было судно, которым я не умел управлять, и команда, с которой я не умел справиться, — и если б не Мести, что бы со мной сталось!

— Масса Изи, вы, однако, умеете выпутываться из затруднений.

— И впутываться в них, — прибавил Гаскойн.

— Чтоб не впутаться в новые, давайте-ка держать военный совет, — заметил наш герой. — Пойдем ли мы вдоль берега или прямо в Палермо?

— Если пойдем прямо в Палермо, то ничего не захватим, — сказал Гаскойн.

— Если ничего не захватим, то не получим денег за призы, — подхватил мистер Оксбелли.

— Если не получим денег, команда будет недовольна, — продолжал Джек.

— Если останемся ни при чем, то выйдет дьявольски глупо, — заключил Мести.

— Теперь другая сторона вопроса… Если отправимся прямо в Палермо, скорее попадем туда и скорее вернемся на родину.

— На это я скажу, — возразил Гаскойн, — что чем скорее кончится плавание, тем меньше мне придется пробыть с тобой.

— И тем скорее мне достанется спать с мистрисс Оксбелли, — подхватил Оксбелли. — А она очень обширная женщина и занимает больше половины кровати.

— Иметь хорошее судно, хорошие пушки, хорошую команду и ничего не сделать! — воскликнул Мести.

— И разница-то составит всего три-четыре недели, — сказал мистер Оксбелли. — А ведь снаряжение вам дорого обошлось.

— Но?..

— Но что, Джек?

— Агнеса?

— Агнеса будет иметь лучшую защиту, если отправится под охраной людей, испытанных в бою.

— Ну, — сказал Джек, — я вижу, что я в меньшинстве. Пойдем вдоль берега, до Тулона. В конце концов командовать собственным судном довольно лестно, и я не спешу расстаться с этим положением.

«Ребьера» направилась вдоль берега, и на закате солнца была милях в четырех от голубых гор, поднимающихся над испанским городом Малагой. В гавани стояло много судов; ветер ослабел, и «Ребьера» выкинула американский флаг, заметив на наружном рейде три или четыре судна под флагом той же нации.

— Что ты намерен предпринять, Джек? — спросил Гаскойн.

— И сам не знаю. Попробую бросить якорь на ночь на внешнем рейде, отправляюсь и наведу справки.

— Мысль недурная; мы узнаем таким способом, можно ли что-нибудь сделать.

Было уже темно, когда «Ребьера» бросила якорь на внешнем рейде, на расстоянии кабельтова от крайнего американского судна. Спустили шлюпку, и Джек с Гаскойном подплыли к американцу, окликнули его и спросили, как называется судно.

— Убей меня Бог, забыл, — отвечал негр, стоявший на палубе.

— Кто капитан?

— Убей меня Бог, уехал на берег.

— А его помощник?

— Убей меня Бог, тоже уехал на берег.

— Кто же на судне?

— Убей меня Бог, никого, кроме Помпея, — а это я и есть.

— Молодцы, нечего сказать, — заметил Изи. — Оставлять корабль на внешнем рейде на попечении одного негра. Послушайте, Помпей, вам всегда поручают стеречь судно?

— Нет, сэр, но сегодня праздник на берегу. Пляска и пенье, и попойка, и драки и все такое.

— А на других судах есть кто-нибудь?

— Все на берегу.

— Покойной ночи, Помпей.

— Покойной ночи, сэр.

На втором корабле тоже никого не было, но на третьем оказался младший помощник, с рукой на перевязке, который сообщил, что на берегу празднуют последний день масленицы, и все и каждый устремились туда.

— Вы американцы? — прибавил он.

— Вы угадали, — отвечал Изи.

— Какой корабль и откуда?

— «Сусанна и Мэри», из Род-Айленда.

— А мы из Нью-Йорка. Что новенького?

— Ничего. Сейчас мы из Ливерпуля.

Продолжая разговор, Гаскойн спросил, как бы случайно:

— А что за суда там у берега?

— Большое, кажется, с грузом оливкового масла. А двое двухмачтовых прибыли третьего дня из Вальпорайсо с медью и кожами. Не понимаю, как они ускользнули от англичан, — однако ускользнули.

— Ну, покойной ночи.

— Не зайдете ли выпить кружку пива с земляком?

— Завтра, дружище, завтра; сейчас нам нужно на берег.

Джек и Гаскойн вернулись на «Ребьеру», посоветовались с Оксбелли и Мести и спустили три шлюпки. В первую сели Мести и наш герой, второю командовал Гаскойн, третьей боцман.

С берега доносились звуки гульбы и веселья, но пристань была пуста, так же, как и стоявшие близ нее суда. Мести взобрался на ближайшее двухмачтовое судно, прокрался в каюту и увидел человека, лежавшего на ларе. Он выбрался обратно, тихонько закрыл люк и сказал:

— Готово.

Джек поручил Гаскойну завладеть этим судном, а сам направился к следующем. Тут они нашли только одного человека на палубе, которого им удалось повалить и связать. Мести остался на этом судне, а Джек отправился к третьему, тяжело нагруженному галиоту. На нем оказалось двое людей, игравших в карты в каюте: их также связали.

Отплытие, однако, совершилось не без помехи. Команда галиота, который должен был отплыть утром, решила вернуться на судно раньше других. Джек успел обрезать якорь и поднять паруса, прежде чем шлюпка с командой подошла к судну, но как бы то ни было, отплытие галиота и других судов было замечено, и поднялась тревога. К счастью для Джека, большая часть команды канонерских лодок, стоявших у пристани, тоже гуляла на берегу, и пока она была собрана, он успел вернуться к «Ребьере» с своими призами. Немедленно снялись с якоря и, обменявшись двумя-тремя безрезультатными залпами с канонерками, благополучно ушли, пользуясь довольно сильным ветром.

Оба двухмачтовых судна, нагруженные медью, шкурами и кошенилью, представляли значительную ценность. Галиот, с грузом масла, также оказался довольно ценным призом.

В течение десяти дней они плыли вдоль берега, не встречая ни врагов, ни друзей. Четверо пленных, захваченных вместе с судами, были отправлены на берег на повстречавшейся им рыболовной лодке. Только на одиннадцатый день, при очень легком ветре, был замечен за кормой, на западе, большой корабль, в котором скоро признали английский фрегат. Решено было поднять все паруса и попытаться уйти от соотечественника. Тот, с своей стороны, принимая их за караван испанских судов, приготовился к захвату призов и на всех парусах пустился в погоню. Около четырех часов пополудни, когда фрегат находился в восьми или девяти милях, наступил штиль.

— Опускают шлюпки, — сказал мистер Оксбелли. — Далеконько им проплыть придется, и все попусту.

— То-то разозлятся, — заметил Гаскойн.

— Что же мы будем делать? — спросил Джек. — Имеем ли мы право отказать им, если они потребуют людей?

— Я думал об этом, мистер Изи, и мне кажется, что нам следует предоставить людям действовать, как хотят, а самим соблюдать нейтралитет. Я, как лейтенант на службе Его Величества, разумеется, не могу действовать; также мистер Гаскойн. Вы не состоите на службе, однако я и вам советовал бы ту же тактику. Под пушками фрегата пришлось бы волей-неволей повиноваться, но в этих двух шлюпках не более двадцати пяти человек, и наши с ними легко справятся. Предоставим это им самим и будем сохранять нейтралитет.

— Очень хороший совет, — сказал Мести. — Предоставьте это нам.

С этими словами он ушел на нос толковать с матросами.

Джек тоже нашел совет разумным и заметил, что матросы, посоветовавшись с Мести, вооружились, — очевидно, намереваясь оказать сопротивление.

Шлюпка приблизилась к «Ребьере», и Джек велел выкинуть английский флаг. Это, впрочем, не остановило шлюпок, которые вскоре подошли к борту. Офицер с кортиком поднялся на палубу, за ним матросы.

— Что это за судно? — крикнул офицер. Джек учтиво приподнял шляпу и отвечал, что это «Ребьера», капер, и что он может показать бумаги.

— А остальные суда?

— Призы «Ребьеры», взятые в Малагской гавани.

— Так вы приватир? — заметил разочарованный офицер. — Где ваши бумаги?

— Мистер Оксбелли, принесите их, пожалуйста.

— Что это за пузан? — заметил офицер, взглянув на Оксбелли.

— Лейтенант на службе Его Величества, более заслуженный, чем вы, молодой человек, — ответил Оксбелли, — и который, при других обстоятельствах, потребовал бы вас к ответу за ваше нахальное замечание.

— В самом деле? — иронически сказал лейтенант, — видно, какой-нибудь выгнанный боцман.

— Считайте за мной оплеуху! — заревел Оксбелли, потеряв терпение.

— Сэр, — сказал Джек, с негодованием слушавший офицера, — мистер Оксбелли лейтенант на службе Его Величества, да если б и не был им, то вы не имеете права оскорблять его.

— Вы, видно, все офицеры, — отвечал лейтенант.

— Я, сэр, — сказал Гаскойн, — офицер на службе Его Величества и нахожусь на этом судне с разрешения капитана Саубриджа, командира «Латоны».

— А я бывший офицер, сэр, — сказал Джек, — теперь же капитан и владелец этого судна. Но вот бумаги. Мы не намерены препятствовать вам исполнить вашу обязанность, — но я прошу двух молодых джентльменов, стоящих рядом с вами, и вашу команду быть свидетелями всего происходящего.

— О, сделайте одолжение, сэр. Ваши бумаги, я вижу, в порядке. Потрудитесь собрать ваших людей, сэр.

— Извольте, сэр, — отвечал Джек. — Мистер Оксбелли, соберите людей на корму для переклички.

Люди собрались к грот-мачте, с Мести во главе. Офицер сделал перекличку и отметил десять человек, наилучших молодцов, приказав им переходить к нему в шлюпку.

— Сэр, как вы сами можете заметить, у меня едва хватает рук для призов, и я, как командир корабля, протестую; но, конечно, если вы настаиваете, я не могу ничего поделать, — сказал Джек.

— Я настаиваю, сэр; и во всяком случае не вернусь на фрегат с пустыми руками.

— В таком случае, сэр, я не скажу ничего больше, — отвечал Джек, отходя к гакоборту, где стояли Гаскойн и Оксбелли.

— Отведите, ребята, в шлюпки этих людей, — сказал офицер.

Но матросы «Ребьеры» ушли все гуртом на нос и столпились там под предводительством Мести. Несколько человек из приехавших с офицером пошли за ними; но те предложили им убираться к черту. Ссора привлекла внимание офицера, который немедленно вызвал остальных людей из шлюпок:

— Да это бунт! Ступайте все сюда, ребята.

Мести выступил вперед, с саблей в одной руке, с пистолетом в другой, и сказал матросам с фрегата:

— Вот что, братцы, — вы не сильнее нас, — оружие у вас не лучше — мы не под пушками фрегата и решили не идти. Хотите нас забрать, — попробуйте. Только лучше уходите подобру-поздорову, а то мы из вас окрошку сделаем.

Люди замялись — они были готовы драться за свою родину, но вовсе не расположены воевать с земляками, поступавшими так же, как они сами поступили бы на их месте. Лейтенант был взбешен.

— Черный бездельник! — крикнул он. — Я хотел тебя оставить, как ни на что не годного, но теперь и ты пойдешь с нами.

— Остановитесь, — сказал Мести.

Лейтенант не послушался благоразумного совета ашанти; он бросился вперед, намереваясь схватить Мести, который ударом сабли плашмя свалил его на палубу. Матросы и остальные офицеры фрегата кинулись вперед; но после непродолжительной схватки были сброшены обратно в шлюпки. Последним шлепнулся туда лейтенант, сброшенный сильною рукою Мести. Сознавая, что борьба невозможна, они отвалили от судна и направились к фрегату.

— Ну, если фрегат настигнет нас, плохо, нам придется, — сказал Оксбелли Поднимается ветер с норд-веста. Вот удача! Мы на три мили ближе ветру, — притом же фрегату надо дождаться шлюпок, а ночь уже на носу.

— Подайте же сигнал призам, чтобы шли за нами, — сказал Джек, — и махнем в Палермо.

— Так и сделаем, — сказал Оксбелли. — Если я встречусь когда-нибудь с этим молодцом, то попрошу его повторить его слова.


ГЛАВА XXX в которой Джек остается сиротой и снова решает идти в море | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА XXXII в которой кончаются морские похождения мистера Изи