home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА LX

Ямовые корни. — Перемена ветра. — Наблюдения. — Парусные челны. — Множество дикарей. — М-р и миссис Сигрев.

Прошла еще неделя, в течение которой Риди чинил лодку, а Уильям и Сигрев усердно перекапывали землю для новых насаждений. В доме тоже кипело дело. Миссис Сигрев, Юнона и даже маленькая Каролина работали из всех сил. Мастер Томми стал теперь полезнее, чем прежде. Он то ходил за водой, когда она бывала нужна, то смотрел за крошкой Альбертом. Действительно, он был так прилежен, что миссис Сигрев похвалила его при отце. Томми возгордился.

В понедельник Уильям и Риди в шлюпке отправились к своей маленькой заводи. На пастбище все оказалось в порядке; животные были здоровы. Многие из бананов созрели и завяли, но еще осталось столько плодов, что ими можно было бы заполнить всю лодку до краев. На ямовой площадке все было хорошо. Растения были защищены от свиней; палатки тоже стояли в отличном виде.

— Самое лучшее оставить наше стадо здесь. В случае грозы и бури, мастер Уильям, животные могут убегать в лес кокосовых пальм; чаща защитит их, а пищи у них больше, чем достаточно; на этом лугу могло бы прокормиться в десять раз большее стадо.

— Я думаю, — сказал Уиль.

— Но через несколько дней мы должны сделать новый рейс сюда из-за палаток. Нельзя оставить их на лугу на все время периода дождей. А теперь домой, сэр. Да?

— Да, Томми будет в восторге, что мы привезем ему бананов, — ответил мальчик. — Но не выкопать ли нам несколько ямовых корней?

— Я совсем забыл о них, мастер Уильям, — сейчас схожу за лопатой; мы оставили ее в палатке.

Достав ямовых корней, они пустились в обратное плавание. Во время этого рейса небо покрылось тучами, и стало грозить дождем и бурей. Однако Уиль и Риди успели высадиться на берег до дождя. Но тотчас же налетел ветер, и хлынул дождь — предвестник начала дождливого времени года.

Все маленькое общество с большим удовольствием увидело плоды: ведь очень давно никто не пробовал их. Томми жадно просил бананов и поедал их с невероятной быстротой, так что Сигреву пришлось остановить его.

На следующий день была чудесная погода, и дождь, казалось, освежил всю природу. Однако решили, что на следующее утро Риди и Уильям отправятся за палатками и захватят с собой как можно больше ямовых кореньев. Вечером Риди с Уилем, по обыкновению, пошли делать обход, и старый моряк заметил, что направление ветра изменилось; теперь он дул на восток.

— Это будет плохо для нашего завтрашнего плавания, — заметил Уильям. — К нашей гавани мы пойдем на парусах, и нам придется грести, нагрузив шлюпку.

— Надеюсь, что не случится ничего худшего, — заметил Риди, — но теперь вернемся и ляжем спать. На рассвете я поднимусь, поэтому можете не вставать.

— Я, наверно, проснусь, — ответил Уильям, — и потому встану в одно время с вами.

— Хорошо, сэр, я всегда рад побыть в вашем обществе.

На следующее утро, едва забрезжил свет, Уильям и Ради оделись, открыли дверь палисада и пошли к отмели. Ветер все еще дул на восток, дул довольно сильно, и по небу ходили тучи.

Когда солнце встало, Риди, по обыкновению, взял свою подзорную трубу и стал смотреть в восточную сторону моря. Он долго смотрел, не говоря ни слова, так что Уильям спросил:

— Почему вы так долго смотрите в одном направлении, Риди? Вы что-нибудь видите?

— Или мое старое зрение обманывает меня, или я, к несчастью, вижу неприятные вещи, — ответил старик. — Но через несколько минут это выяснится.

На востоке тянулась гряда туч. Однако, когда солнце поднялось над нею, Риди, державший трубу, направленную по-прежнему на восток, сказал:

— Мастер Уильям, я не ошибся. Мне казалось, что эти темные пятна на воде — коричневые паруса.

— Паруса на чем, Риди? — быстро спросил Уильям.

— На челнах, мастер Уильям. Я так и знал, что дикари придут, — проговорил моряк. — Возьмите трубу и посмотрите сами, мастер Уильям. Я так долго смотрел, что мои глаза туманятся.

— Да, вижу… — сказал Уильям, глядя в морскую трубу. — Боже, тут двадцать или тридцать челнов!

— И в каждом человек по тридцати, мастер Уильям, — сказал Риди.

— Небо великое! Что нам делать, Риди? Как испугается моя бедная мама, — сказал мальчик. — Боюсь, что мы не сможем защищаться. Их столько…

— Мы можем сделать многое, мы должны защищаться, Уильям, — ответил Риди. — Да, конечна в челнах сотни дикарей; но вспомните, что у нас крепкий палисад, через который им будет трудно перебраться, что у нас много огнестрельного оружия, при помощи которого мы можем упорно биться и, может быть, отразить их нападение, потому что у них только палицы и копья.

— Но как быстро подходят они, Риди: через час они будут подле берега.

— Нет, сэр, через два часа с лишком. У них огромные, тяжелые челны, — ответил Риди. — Однако времени терять нельзя. Я еще понаблюдаю за ними и хорошенько рассмотрю их, вы же бегите в дом и сделайте вашему отцу знак, чтобы он пришел сюда. Потом, Уильям, приготовьте ружья, перенесите в наш дом бочонки с порохом и готовые патроны. Позовите Юнону, она поможет вам. У нас хватит времени на все. Сделав то, о чем я говорю, лучше придите к нам на берег.

Уильям убежал, а через несколько минут к Риди пришел Сигрев.

— Я уверен, что близка опасность, Риди, — сказал он. — Я думаю, Уильям боялся испугать свою мать, а потому не высказался. В чем дело?

— Приближаются дикари, м-р Сигрев, и их очень много, я думаю, человек пятьсот или шестьсот. Нам придется защищаться изо всех сил.

— А вы думаете, у нас есть возможность отбиться от такого множества?

— Да, сэр, с Божьей помощью, мы, конечно, отобьем их приступ, но, боюсь, нам придется сражаться настойчиво, и в течение нескольких дней.

Сигрев посмотрел в трубу на флотилию челнов и сказал:

— Да, придется бороться со страшными силами.

— Конечно, сэр, но три ружья за крепким палисадом почти могут равняться всем их дубинам, палицам и копьям, только бы никто из нас не был ранен.

— Да, Риди, положимся на Господа и употребим все, чтобы спастись, — сказал Сигрев. — Я буду помогать вам всеми силами, и Уильям тоже выполнит свой долг. Мне действительно есть из-за чего сражаться. Я буду биться за жену, детей. А у вас, Риди, нет таких уз.

— Нет, сэр, но я буду защищать свою жизнь; хотя она и не имеет большой цены, все же я не хочу погибнуть от дикарей. Кроме того, я буду биться за вас и за вашу семью, сэр, потому что я привязался ко всем вам. Вот и дело с концом. Но, сэр, я думаю, нам лучше всего не стоять здесь, а приготовиться встретить их. Нужно только прибить несколько досок к палисаду, чтобы мы могли стоять на них, когда дикари на нас нападут. Это даст нам возможность видеть, что намеревается сделать неприятель, и стрелять в него. Прежде всего, пройдемте в старый дом, возьмем из него провизию и другие, самые нужные для нас, вещи; перекатим также бочки за палисад; потому что враги, конечно, прежде всего войдут в старый дом и сначала уничтожат в нем все. Конечно, они разобьют бочки ради железных обручей. В час мы успеем сделать многое, ведь расстояние между двумя домами не велико. Кажется, у нас за палисадом есть все необходимое: топливо для Юноны; воды в большой бочке хватит, по крайней мере, недели на три, а если мы успеем, мы стащим вниз наши колеса и поймаем двух черепах, чтобы у нас было свежее мясо.

— Вряд ли нам следует теперь думать о черепахах, Риди?

— Почему бы нет, сэр? Лучше взять черепаху к себе, чем предоставить дикарям съесть их вместо нас, Я постараюсь унести всех, которых сумею поймать. В тени, лежа на спине, они останутся живыми в течение нескольких недель.

Переговорив, Риди и Сигрев пошли к дому. Там они увидели, что Уильям с Юноной перенесли за палисад порох и патроны. Сигрев пошел поговорить с Селиной, хотя и боялся, что она очень испугается, но она ответила:

— Мне говорили, что я должна ожидать этого, — сказала она, — поэтому тяжелая весть не поразила меня полной неожиданностью, и я сделаю все, что может сделать бедная, слабая женщина. Я чувствую, что у меня хватит мужества стараться защитить моих детей.

— Мне теперь легче, — сказал Сигрев, — так как я вижу, что ты, Селина, приготовилась к опасности и тверда духом. Я не буду тревожиться, но нам нужно сделать многое.

— Я тебе помогу, мой дорогой, и, если у меня не хватит сил, я заменю их энергий.

М-р и миссис Сигрев присоединились к Риди, Уильяму и Юноне, которые уже перешли в старый дом. Дети спокойно спали, а поэтому никому не нужно было смотреть за ними.


ГЛАВА LIX | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА LXI