home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XLIV

Печаль и отчаяние. — Библия. — Челнок. — Дикарки. — Надежды и опасения. — Бегство дикарок. — Совещание.

Придя в дом, Риди застал всех в такой печали, что не решился ничего сказать. Наступило время ложиться спать. Детей уложили, но миссис Сигрев сидела, положив голову на плечо мужа, и время от времени из ее груди вырывалось тихое рыдание. Сигрев был не только молчалив, но и глубоко мрачен.

Обычный час отхода ко сну давно прошел, однако ни муж, ни жена не пошевелились. Наконец Риди нарушил тишину, сказав:

— Ведь не будете же вы так сидеть всю ночь, м-р Сигрев?

— О, нет, теперь нечего ждать, — ответил Сигрев, нетерпеливо поднимаясь с места. — Иди ляг, дорогая.

Миссис Сигрев ушла в свою комнатку с полотняными стенками. Сигрев тоже поднялся с места, но Риди остановил его и молча положил перед ним на стол Библию. Сигрев, казалось, не заметил ее, но Уильям дотронулся до руки отца, указал ему на священную книгу, зашел в комнатку матери и вернулся вместе с нею.

— Да простит меня Бог, — сказал Сигрев, — поддаваясь чувству себялюбия и досады, я забыл…

— Да, сэр, вы забыли слова: «Придите ко Мне все нуждающиеся и обремененные, и Я успокою вас».

Сигрев раскрыл Евангелие и начал читать. Ночью ветер жестоко выл, сильный дождь лился на землю.

Младшие дети крепко спали, но Уильям и взрослые не сомкнули глаз до утра. Это была самая печальная ночь со времени высадки семьи на остров.

Еще до восхода солнца Риди был на берегу. Буря свирепствовала. Риди внимательно разглядывал в трубу море, но не увидел ничего. Только к завтраку вернулся он домой. М-р и миссис Сигрев были спокойнее, чем накануне, и ласково поздоровались с ним.

— Боюсь, Риди, — сказал Сигрев, — что вы не принесли нам добрых вестей.

— Не принес, сэр, да вы и не должны их ждать во время такой бури.

— Скажите, Риди, — спросила миссис Сигрев, — вы действительно думаете, что бриг все-таки вернется за нами?

— Я скажу вам, чего можно ожидать, миссис Сигрев, вот и все, что я могу ответить, — проговорил старик. — Во время бури бриг не мог остаться близ нашего берега; и нельзя предвидеть, какие последствия вызовет волнение. Может быть, судно бросило якорь где-нибудь невдалеке от нас. Может быть, напротив, ветер прогнал его, и оно теперь на расстоянии многих миль от этого острова. Весь вопрос, миссис Сигрев, сводится главным образом, во-первых, к тому: имеет ли право бриг вернуться за нами (вы знаете, капитаны обязаны всем жертвовать ради интересов судовладельцев), а во-вторых, гуманный ли человек капитан и согласится ли он сделать хороший поступок, решась подвергнуть себя неприятностям.

— Все это мало утешительно, Риди, — заметил Сигрев.

— Зачем питать ложные надежды, сэр? — ответил Риди, — но даже, если бриг и не вернется, мы все же можем благодарить судьбу.

— В каком отношении, Риди?

— До сих пор никто не знал, живы ли мы, и вряд ли кто-либо отправился бы отыскивать нас. Но теперь мы дали о себе знать; прочитав название на нашем флаге, капитан брига догадался, кто мы. Если его судно благополучно дойдет до порта, он, конечно, сообщит, где мы, и ваши друзья узнают об этом. Может быть, бриг нас и не возьмет, но мы можем надеяться, что за нами пришлют другое судно.

— Правда, Риди, — сказал Сигрев. — Я и не подумал об этом, но вчера разочарование было так ужасно.

Буря продолжалась и не утихла даже к ночи. На следующий день, по обыкновению, рано вставший Риди пошел к берегу, с ним побежал и Уильям.

— Ветер теперь не так силен, правда, Риди? — спросил мальчик.

— Да, он ослабел; я уверен, что к вечеру буря уляжется. Но ждать брига не стоит; он, конечно, очень далеко. Может быть, ему понадобится целая неделя, чтобы вернуться к нашему острову.

— Риди, Риди, — вдруг закричал Уильям, указывая рукой на юго-восточную часть рифов, — смотрите, что это? Смотрите, челнок!

Риди приставил трубу к глазам.

— Да, мастер Уильям, — ответил он, — это челнок, а в нем люди.

— Откуда они, Риди? Смотрите, челн в волнах прибоя! Они погибнут. Пойдемте к ним, Риди.

Старик и мальчик побежали к тому месту полуострова, близ которого челнок беспорядочно качался и прыгал на волнах; Уиль и Риди не спускали с него глаз, наблюдая, как он приближался к берегу.

— Этот челн, вероятно, принесен волнами с большого острова, вот с той стороны (Риди посмотрел в трубку). Ах, бедные, — прибавил он, — как они борются, и, кажется, жестоко измучились. Но самое опасное место уже позади их.

— Да, — ответил Уильям, — только прибой-то очень силен.

— Им это не страшно, если только они не ослабеют. Они превосходно управляют челном.

Между тем челн быстро подходил. Минуты через две он остановился подле отмели. Сидевшие в нем совсем истомились и, обессиленные, упали на дно челнока.

— Вытащим его на берег, — предложил Риди. — Эти бедные создания полуживы от усталости.

Вытаскивая челн, Риди увидел, что в челноке были две женщины, с лицами сплошь покрытыми татуировкой. Это безобразило их, но черты молодых дикарок были довольно красивы.

— Принести им чего поесть, Риди?

— Да, мастер Уильям. Попросите Юнону дать вам чего-нибудь теплого, — сказал старик.

Уиль вскоре принес разогретого вчерашнего супа; когда Риди влил в губы молодых дикарок по несколько ложек бульона, они немного ожили. Только тогда мальчик пошел рассказать отцу и матери о том, что случилось.

Уильям вскоре снова вернулся вместе с отцом. Так как дикарки теперь уже могли сидеть, челнок втащили на берег, чтобы волны не разбили его. На его дне лежали только циновка и два весла, покрытые странной резьбой. Нос легкой лодки тоже был резной.

— Очевидно, — сказал Риди, — этим бедным женщинам поручили караулить челн, но буря унесла его от берега одного из крупных островов. Они, без сомнения, боролись с непогодой с третьего дня и три дня ничего не ели и не пили. Большое счастье, что им удалось добраться до нашего острова.

— Да, конечно, — ответил Сигрев, — но я не слишком доволен, что они явились сюда. Их присутствие доказывает, что вдалеке живут дикари, которые могут навестить нас.

— Может быть, — ответил старик, — но все же присутствие у нас этих бедняжек не ухудшает нашего положения и не увеличивает опасности, напротив. Ведь, если дикарки научатся говорить по-английски раньше, чем островитяне приплывут сюда, они сделаются нашими переводчицами и, может быть, спасут нас.

— Разве посещение дикарей так опасно? — спросил Сигрев.

— Дикарь — всегда дикарь, сэр, — ответил Риди, — он, как ребенок, желает взять себе все, что видит. Особенно стремятся они овладеть полезными вещами, железом и т. д. Можно, конечно, спрятать часть вещей, а другую отдать им, но, мне кажется, лучше защищаться от них, а не отдавать себя в их руки.

— Но как защищаться против большого количества дикарей?

— Мы должны приготовиться к этому, сэр. С нашими ружьями мы можем отбиться от них.

Сигрев отвернулся и немного помолчал.

— Как тяжело думать о защите против дикарей, когда два дня тому назад мы надеялись расстаться с островом, — уныло сказал он. — Ах, если бы этот бриг снова вернулся!

— Ветер падает, — ответил Риди. — Еще до вечера наступит отличная погода; мы можем ждать брига; во всяком случае, я не потеряю надежды до будущей недели.

— Целая неделя, Риди! Ах, действительно, обманутая надежда отнимает все силы.

— Да, это тяжкое испытание, м-р Сигрев; но пойдемте, отведем этих несчастных в дом, поможем им оправиться.

— Хорошо, Риди, — согласился Сигрев, — я думаю, они поймут знаки.

Риди знаками позвал женщин; они с трудом поднялись на ноги и пошли за ним; впрочем, без поддержки Уильяма и Сигрева несчастные упали бы от слабости.

Нескоро дошли они до места. Узнавшая все миссис Сигрев ласково встретила их, а Юнона подала им завтрак. Дикарки немного поели и почти сейчас же крепко заснули.

— Хорошо, что это женщины, — сказал Сигрев, — с мужчинами было бы больше затруднений.

— Да, сэр, но все же не следует слишком доверять и женщинам, — заметил Риди, — ведь они дикарки. Впрочем, если мы, по воле Господа, останемся еще на этом острове, они могут быть нам очень полезны; у нас найдется для них много занятий.

— А куда мы их поместим на сегодняшнюю ночь, Риди? — спросил Сигрев.

— Я уже думал об этом, — ответил старик, — к сожалению, подле дома нет никакого сарая, значит, придется отвести их в наш амбар.

— Да, хорошо.

Прошли две недели; за это время ничего не было сделано. Брига все еще ждали, но надежда на его возвращение угасала с каждым днем. Уильям и Риди по утрам ежедневно отправлялись на берег с подзорной трубкой, и целый день проходили в предположениях, надеждах, опасениях. Появление брига совершенно нарушило прежнюю правильную жизнь; говорили только о судне; никому не хотелось делать, предполагая, что, может быть, скоро удастся расстаться с островом.

В течение этого времени дикарки оправились от усталости; они оказались очень робкими и покорными женщинами и весело делали все, что им поручалось, и уже заучили несколько английских слов.

С течением времени поселенцы стали снова поговаривать о новой экскурсии и, наконец, решили предпринять ее в следующий же понедельник.

В субботу утром Риди отправился в свой ежедневный обход и, придя на берег, увидел, что челн исчез. Он стоял вне воды, значит его не могли унести волны. Сердце Риди сжалось. Он посмотрел через трубку в сторону большого острова и далеко на воде различил черную точку. В это время к нему подошел Уильям.

— Мастер Уиль, — сказал старик, — боюсь, что дикарки уплыли в своем челне. Сбегайте, посмотрите, не в амбаре ли они, и поскорее скажите мне об этом.

Уильям убежал и через несколько минут вернулся. Женщины исчезли и, очевидно, унесли очень много железных гвоздей и других железных изделий.

— Дело плохо, мастер Уильям, очень плохо, — сказал Риди. — Это похуже корабля, который не вернулся.

— Мы же и без них обойдемся, Риди!

— Да, сэр, но, вернувшись к своему племени, они покажут вещи, которые им удалось захватить с собой, и расскажут, сколько у нас таких же вещей. Следовало сжечь челнок. Пойдемте, мастер Уильям. Только помните, что при вашей маме нужно говорить о бегстве дикарок, как о пустяках.

Они сказали о случившемся Сигреву, который был вне дома. Отец Уиля понял грозящую им опасность и сказал, что лучше сразу объяснить все миссис Сигрев.

Это было сделано; посоветовались и решили следующее: немедленно укрепить амбар, чтобы никто не мог войти в него; укрепив же, переселиться туда; те запасы, которые нельзя будет хранить за палисадом, перенести в жилой дом или запрятать в кокосовом лесу. Исполнив это, начать приводить в исполнение прежние планы. Воскресенье предполагалось провести в молитве, а в понедельник приступить к делу.

— Не знаю почему, но теперь, когда явилась возможность опасности, я чувствую больше смелости, между тем, я теряла бодрость, когда этой опасности не было, — сказала миссис Сигрев.

— Я не сомневаюсь, — заметил Риди, — что в ту минуту, когда понадобится ваше присутствие духа, вы окажетесь мужественны; но, надеюсь, его не понадобится.

— Как мало знаем мы, что принесет нам следующий день, — заметил Сигрев. — Как мы радовались, когда бриг поднял флаг. Мы были уверены, что он примет нас на свою палубу. А между тем буря, которая унесла бриг, пригнала к нашему берегу челн дикарок. Ах, справедливо можно сказать: «человек предполагает, а Бог располагает».


ГЛАВА XLIII | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА XLV