home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XLII

В экспедицию. — По компасу через лес. — Открытия. — Банан. — Перец. — Гуава. — Попугаи. — Свиньи. — Гнезда морских птиц. — Гавань. — Устрицы. — Возвращение. — Дикий виноград.

На следующее утро все поднялись очень рано. Жареная рыба послужила отличным завтраком, и лакомка Томми чуть не подавился костью, так как ел слишком жадно. Миссис Сигрев сильно испугалась, но Юноне удалось помочь беде.

Все вещи были приготовлены. Уильям и Риди поднялись из-за стола, простились с мистером и миссис Сигрев и пустились в путь. Светило яркое солнце, и стояла теплая погода; вдали сверкал океан, а листья кокосовых деревьев грациозно качались.

Исследователи весело отправились в экспедицию; они кликнули овчарок, отогнали маленькую Виксен, миновали амбар и стали подниматься на взгорье, делая зарубки на деревьях, Риди вынул компас и «держал курс», сообразно с его указаниями. Несколько времени они молча шли и метили деревья. Но вот Риди остановился и снова посмотрел на свою буссоль.

— Кажется, лес в этом месте особенно густ, Риди, — заметил Уильям.

— Да, сэр, я думаю мы в самой его чаще, в центре острова. Однако скоро проверим это. Будем держать больше на юг. Но идемте, потом потолкуем.

С полчаса старик и мальчик пробирались через лес. Мало-помалу деревья стали редеть; тем не менее, исследователи все еще не могли видеть впереди ничего, кроме стволов деревьев. Трудно было ежесекундно делать надрезы в коре, и лица путников увлажнились.

— Отдохнем немного, мастер Уильям, — продолжил моряк, — вы устанете, у вас сил меньше, чем было до лихорадки.

— Я мало привык к работе, Риди, — сказал мальчик, отирая себе платком лицо, — а потому устаю. Да, отдохнем несколько минут. Как вы думаете, через сколько времени мы выйдем из леса?

— Вероятно, через полчаса, сэр, — ответил Риди, — даже может быть еще раньше. Я не знаю далеко ли еще тянутся пальмы.

— Как вы думаете, что мы найдем?

— Трудно сказать. Я скажу вам, что я надеюсь отыскать, а именно большое чистое пространство между побережьем и лесом, где могли бы пастись наши овцы и козы; может быть также мы увидим еще какие-нибудь деревья, кроме кокосовых пальм; до сих пор, как вы знаете, мы видели только их да клещевину. Мастер Уильям, трудно предвидеть, какие семена могли занести на остров птицы, ветер и волны.

— А эти семена проросли бы?

— Да, мастер Уильям, мне говорили, что семя может оставаться сотни лет под землей и потом от действия тепла пустить росток.

— Да, помню, — сказал Уиль, — отец говорил, что пшеница, зарытая с египетскими мумиями три-четыре тысячи лет тому назад, прорастала.

— А что значит мумия, мастер Уилли? — спросил старик. — Я слыхивал об Египте; это страна, в которой томились в плену евреи. Мы читали об этом в Библии. Знаю я также, какие казни поражали фараона, пока он не отпустил их.

— Да, и он утонул со всеми своими полчищами, так как пустился за ними в погоню, — сказал мальчик и прибавил: — мумия, Риди, — человеческое тело, набальзамированное ароматами и пряностями, которые предохраняют труп от тления. Я никогда не видал мумий, но читал, что египтяне бальзамировали тела своих мертвых. Ну, теперь я отдохнул и могу идти дальше.

— Тем лучше, мастер Уильям. Хорошо бы поскорее выбраться из леса. Пойдемте живо.

Они снова двинулись вперед, и не прошло и четверти часа, как Уильям крикнул:

— Вон синее небо, Риди! Мы скоро выйдем из леса. Я рад; у меня рука болит от усталости; трудно делать зарубки.

— Еще бы, — отозвался Риди, — я тоже рад и тоже устал метить деревья. Однако будем продолжать это дело, не то не найдем обратной дороги.

Минут через десять кокосовый лес остался позади. Исследователи стояли среди кустов, которые были выше их. Поэтому Риди и Уиль не могли решить, далеко ли они от берега.

— Ну, — вскрикнул мальчик, подбрасывая топорик. — Я рад, что лес окончен. Теперь посидим немного.

— Согласен, — сказал Риди, усаживаясь рядом со своим юным спутником. — Сегодня я устал сильнее, чем в тот раз, когда мы в первый раз пересекали лес. Я думаю, это от погоды. Сюда, собаки! Лежать!

— Погода отличная, Риди.

— Да, теперь, сэр; но я хотел сказать, что дождливое время года действует на здоровье человека, и, мне кажется, я еще не оправился после него. У вас же была настоящая лихорадка, и вы, конечно, не сильны; но многие и без лихорадки чувствуют себя дурно после этих бесконечных дождей. Я старик, мастер Уильям и теперь такие вещи на меня действуют сильнее прежнего.

— Не пообедать ли нам до отхода? — предложил Уиль.

— Хорошо; пообедаем и освободимся от одной бутылки с водой. Мне кажется, что мы вернемся тем же путем, а потому можем оставить здесь, под деревьями, наши мешки и все остальное, кроме ружей. Думаю также, что здесь же мы и переночуем. Я просил м-ра Сигрева не ждать нас сегодня вечером, но не сказал этого при вашей матушке; она так тревожится о вас.

Исследователи открыли свои мешки и пообедали; собаки тоже получили свою долю еды. После этого Риди и Уиль стали пробираться через кусты. Чаща окончилась; они огляделись, но несколько минут молчали. Море блестело на расстоянии полумили от них, и до его окраины стлалась чистая низина, поросшая молодыми, только что поднявшимися над землей травинками. Это было прекрасное пастбище акров в пятьдесят, кое-где покрытое купами деревьев и кустов. Песчаной отмели не было; над морем поднимались скалы высотой в двадцать-тридцать футов. Там и сям на этих камнях блестело что-то белое, как снег.

— Я думаю, Риди, — сказал, наконец, Уильям, — у нас не будет недостатка в пастбище, даже если наше стадо станет в десять раз больше.

— Нам посчастливилось. Теперь пойдемте и осмотрим эти рощицы. Я вижу ярко-зеленые листья, которые часто видал прежде.

Подойдя к одному небольшому островку из деревьев на лугу, Риди сказал:

— Да, мастер Уильям, я так и думал; это банан; он только что пустил росток, скоро поднимется на десять футов и принесет плод, прекрасный на вкус; вдобавок его стебель — отличный корм для животных. О, Бог милостивый.

— Вот этого растения я никогда не видал, смотрите, маленькое, — заметил Уильям, срывая веточку и показывая ее своему спутнику.

— Я его знаю, мастер Уиль. Это так называемый перец-птичий глаз. Из него приготовляют кайенский перец. Посмотрите-ка, вот только что образовавшиеся шишечки. Это очень полезное для нас растение, так как все наши запасы перца уже вышли. Юнона обрадуется. По всем вероятиям, на нашем острове есть птицы, потому что все семена этих растений, без сомнения, занесены птицами; многие пернатые питаются бананами и перцем. Смотрите-ка, смотрите, сколько едва пробивших землю банановых ростков! Через несколько недель тут вырастет целый лес.

— А это что за грубый с виду куст? — спросил Уильям.

— Подойдем поближе, я плохо его вижу, — сказал Риди и, подойдя к растению, вскрикнул: — О, я узнаю. Моряки называют его индийской фигой! Его плоды трудно брать руками; мелкие колючки застревают в пальцах. Но их мякоть недурна. Главное же, мы можем обсадить этими растениями наши посевы. Индийские фиги разрастаются быстро и служат великолепной живой изгородью. Смотрите, их тут немало, и они начинают цвести. Ну, подойдем теперь к другим деревьям.

— Что это, Риди?

— Не знаю, никогда прежде не видал его.

— Тогда, Риди, вот что сделаем: соберем образчики растений, которых вы не знаете, отнесем их папе; он хороший ботаник.

— Отличная мысль, сэр, — сказал Риди.

Уильям сорвал ветку незнакомого ему растения и унес с собой.

Риди очень долго и внимательно смотрел на новую группу деревьев.

— Кажется, я знаю, что это такое, — наконец, сказал он, — это гуава.

— Как? Из плодов этого дерева делают такое вкусное желе.

— Да, мастер Уильям.

— Томми так и запрыгает, узнав об этом. Капитан Осборн угощал нас желе из гуавы, и Томми просил, чтобы ему дали этого лакомства.

— Дети в возрасте Томми всегда любят лакомиться, но, поверьте, из него выйдет славный мальчик.

— Надеюсь, Риди. Ну, пойдем дальше.

— Да. Куда вы хотите идти?

— Вот к тем шести деревьям и потом к скалам; посмотрим, почему они такие белые.

— Хорошо, — согласился Риди.

— Но послушайте, что это за шум? Это обезьяны? — спросил Уиль.

— Нет, не обезьяны, — ответил моряк, — я еще ничего не вижу, но знаю, что это попугаи. Они давно знакомы мне. Видите ли, мастер Уильям, обезьяны вряд ли могли попасть сюда, а для птиц это не было трудно.

Когда они подошли к деревьям, послышалось хлопанье крыльев, смятение, возня, пронзительные крики, и вот из ветвей вылетела стая попугаев штук в триста, и их прекрасные зеленые и синие перья так и засверкали на солнце.

— Поверьте, мастер Уильям, мы скоро сделаем из них отличный паштет.

— Паштет, Риди? Да разве попугаи вкусны?

— Превосходны, — ответил старик. — И я часто ел попугаев в Вест-Индии и Южной Америке. Но пройдем в ту сторону, я вижу листья, которые хочу осмотреть.

— Но тут, кажется, очень болотистая почва, Риди.

— Да, внизу вода. Тем лучше для скота; позже мы выкопаем здесь пруды, но смотрите, сэр, я не ошибся. Это лучшая наша находка; теперь нам нечего слишком хлопотать о картофеле.

— А что это такое?

— Ям, сэр. В Вест-Индии ямовый корень заменяет картофель. Видите ли, в жарком поясе картофель перестает быть картофелем.

— Что вы хотите сказать, Риди.

— Он вырождается, делается сладким. Я считаю, что ямовый корень гораздо вкуснее.

В это мгновение собаки бросились в широкие листья растений и залились лаем. Под зеленью послышался шорох, отрывистое хрюканье.

— Что это? — вскрикнул Уильям.

Риди весело засмеялся.

— Они не в первый раз заставляют вас подпрыгнуть, — заметил он.

— Это наши свиньи?

— Ну, да, они роют ямовые коренья.

Риди закричал. Послышалось новое хрюканье, и из-под широких ямовых листьев выскочило около тридцати свиней и поросят, и вся стая быстро понеслась через луг по направлению к лесу.

— Они совсем дикие, — заметил Уиль.

— Да, свиньи дичают день ото дня. Нам придется огородить от них ямовые растения.

— Но они сломают живую изгородь раньше, чем она разрастется.

— А мы сделаем тын из кокосовых стволов и снаружи обсадим его колючими вест-индскими фигами. Теперь пройдемте к берегу.

Подойдя к скалам, Риди сказал:

— Я теперь скажу вам, что это за белые пятна видим мы на обнаженных скалах. Это места, на которые год из год возвращаются морские птицы, чтобы устраивать себе здесь гнезда и выводить птенцов. Белые пятна — их перья и пух, а также отбросы.

— Я не вижу гнезд, Риди!

— Да они и не устраивают настоящих гнезд, сэр. Птицы эти процарапывают круглое углубление в слое земли, ямку глубиной в дюйм, не больше, кладут в нее яйца и сидят близко-близко одна от другой. Скоро они прилетят и начнут нестись; тогда мы, в случае нужды, будем приходить и брать их яйца, потому что они недурны на вкус.

— Какая удачная экспедиция, Риди, — сказал Уильям, — сколько полезных вещей нашли мы.

— Да, слава Богу, и подумайте; если мы не будем сидеть сложа руки, мы год от года станем богатеть.

— Знаете, Риди, я сильно жалею, что наш дом выстроен не на этом берегу.

— Нет, мастер Уильям; заметьте, здесь нет свежей воды, нет той песчаной отмели, на которой мы устроили рыбный и черепаший садки. Нет, сэр, пусть здесь пасется наш скот; тут мы можем собирать плоды, отнимать часть яиц у бедных птиц и, вообще, брать многое необходимое для нас, но жить мы должны там, где уже остановились.

— Но такой большой переход…

— Когда мы привыкнем, он нам не будет казаться трудным и долгим. Кроме того, быть может, мы будем приезжать сюда на лодке. Пойдемте, посмотрим.

С четверть мили они шли по берегу; наконец, увидели, что скалы стали ниже, и вскоре заметили небольшой бассейн, совершенно огороженный скалами и с узким выходом в море.

— Посмотрите-ка, мастер Уильям, что за прелестная гавань для нашей шлюпки. Тут мы будем нагружать ее ямовыми кореньями и отправлять к нашему заливу только бы найти проход между рифами с южной стороны нашей бухты. До сих пор мы его не отыскивали, так как совсем в нем не нуждались.

— Да, Риди, это чудная гавань, но как мы снова отыщем ее, когда вернемся сюда в лодке?

— Без труда, я поставлю здесь флагшток.

— А что это там, на дне, Риди? — спросил мальчик.

— Это лангуста, сэр, такая же вкусная, как омар. Я сделаю котелок, чтобы варить этих раков.

— А что это за странные штуки на камнях?

— Отличные мелкие устрицы, сэр, очень вкусные; они лучше и нежнее наших английских.

— Еще два отличных кушанья, Риди! — вскрикнул Уильям. — Какой великолепный стол будет у нас.

— Да, сэр, только помните, что нам придется все это добывать, ничто не дается без труда.

— Знаете, Риди, ведь остается еще часа три до темноты, — заметил мальчик, — не вернуться ли нам домой, чтобы рассказать обо всем, что мы видели? Томми так обрадуется.

— Хорошо, мастер Уильям, — согласился старик, — на сегодня сделано довольно. Пойдемте домой.

По дороге от берега к лесу Уиль срывал веточки с каждого растения, попадавшегося ему на глаза. Мальчику хотелось обо всем расспросить отца.

За час до заката они вернулись к бухте. Мистер и миссис Сигрев сидели подле дома. Юнона и дети были на берегу; Томми и Каролина собирали раковины.

Уильям дал отцу и матери полный и ясный отчет обо всем, что он видел, потом стал показывать отцу образчики растений.

В числе их было много полезных, между прочим, дикий виноград.

— Теперь у меня осталась только одна веточка, — сказал Уильям. — Посмотри, что это?

— Ты не узнал старую знакомую, Уильям, потому что она выросла так высоко, — заметил Сигрев. — Это обыкновенная горчица. Ну, вы отлично поработали, и нам остается только поужинать и прочитать вечерние молитвы. Вот, кстати, возвращается и Юнона с детьми; солнце заходит, и сейчас совсем стемнеет.

Войдя в дом, стали совещаться, что делать дальше, и после коротких обсуждений этого вопроса решили вынуть лодку из песка, поправить ее, осмотреть южные рифы и поискать, нет ли между ними прохода, так как огибать их было бы слишком долго. Потом нашли, что Сигрев, Риди, Уильям и Юнона должны пройти через лес, унести с собой палатку и раскинуть ее на пастбище, а над заводью для шлюпки водрузить флагшток. Предполагалось вернуться в тот же день, к вечеру, чтобы не оставлять на ночь миссис Сигрев одну с детьми. После этого задумали в шлюпке доставить на новый берег колеса с осью, заступы, топоры и другие вещи, которые могли понадобиться.

Позже решили начать переправлять домой колючие кусты, ямовые корни и т. д.


ГЛАВА XLI | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА XLIII