home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XXXV

Постройка здания склада. — На берегу. — Счастье. — Томми убивает жуков. — Вселенная.

Несколько дней стояла отличная погода. Юнона, все еще слабая, по временам страдала, но все же могла готовить кушанье и выполнять легкую работу. Она всегда была набожная, хорошая девушка, но со времени спасения от великой опасности, сделалась еще благочестивее; нередко, выходя раньше всех из дому, Риди видал как она стоит под кокосовым деревом и усердно молится Богу.

Риди делал вид, что не замечает ее, но мысленно говорил себе:

— Под этой черной кожей живет душа, гораздо выше и лучше, чем у многих белых.

Так прошло около двух недель; Уиль, Риди и Сигрев с рассвета до вечера усердно работали на постройке, а к ночи так уставали, что даже Уильям не просил Риди продолжать рассказа.

Наконец, амбар выстроили, покрыли крышей, хорошо закрыв три его стены листьями и ветвями. Нижнюю его часть приспособили для того, чтобы загонять в нее скот на ночь и на время дождей. Устроили извилистую тропинку, прорубив ее в лесу. Пни срубленных пальм выкорчевали. Все принесенное с прежнего берега сложили в этом амбаре. По окончании постройки решили сделать праздник. И в этот день был не только отдых, но и настоящий праздник. М-р и миссис Сигрев, Уильям и дети пошли гулять, а Риди велел Юноне нарезать черепашье мясо. Миссис Сигрев показали амбар; в то же время туда переселили козу с четырьмя козлятами. Потом прошли посмотреть на посевы; оказалось, что, несмотря на дожди, ростков еще не показалось.

— Для этого нужно больше солнца, — сказал Сигрев Селине, — если простоит еще несколько таких дней — наш посев зазеленеет.

— Посидим, тут на бугорке совсем сухо, — сказала миссис Сигрев. — Какой чудный день. Не думала я, — прибавила она, взяв руку мужа, — что я буду так счастлива на необитаемом острове. И как время летит. Я думала, что мне будет недоставать книг, но, право, я не успеваю читать.

— Работа — источник счастья, — заметил Сигрев, — особенно работа полевая. Человек занятой — всегда счастлив, конечно, если ему не приходится работать через силу. Даже в тяжелые минуты — труд заставляет забывать о горе. Мне даже кажется, что праздный не может быть истинно счастлив.

— Но, мама, у нас не всегда будет так много дела, как теперь, — сказал Уильям.

— Конечно, — подтвердил Сигрев, — и тогда книги принесут нам много наслаждения.

— Что ты там делаешь, Томми? — спросил он младшего сына.

— Убиваю жучков.

— Зачем, Томми? Они тебя не трогают.

— Я не люблю их, папа.

— Это не причина, Томми, нехорошо и жестоко убивать животных без нужды.

— Юнона же убивает мух, — отозвался мальчик.

— Да, потому что это иногда необходимо; но она не убивает их просто от нечего делать, Томми. Все создания совершенны и бесконечно разнообразны, Уильям, — прибавил Сигрев, обращаясь к старшему сыну, — разнообразие видишь даже между особями одного рода и вида; как среди многих миллионов человеческих существ никто не найдет двух совершенно одинаковых людей, так, если бы ты мог рассмотреть все листья в лесу, ты не отыскал бы двух листочков, совершенно сходных между собой по строению и рисунку.

— Мне трудно поверить этому, — сказал Уильям, — мне кажется, многие животные до того сходны между собой, что я не могу отличить одного от другого. Да вот хотя бы овцы.

— Правда, — сказал Сигрев, — ты не видишь в них никакого различия, но пастух, который смотрит за стадом в семьсот голов, отлично узнает каждую свою овцу; это доказывает, что между ними есть большое различие, незаметное, впрочем, для обыкновенного наблюдателя. И то же самое, конечно, можно сказать решительно обо всех живых созданиях. Заметь также, до чего человеческое искусство далеко от совершенства созданий, сотворенных рукой Всевышнего. Посмотри вот на этот простой цветочек; вглядись в красоту его формы, в прелесть тонов! Второй выдающейся чертой мироздания, — помолчав, прибавил Сигрев, — можно назвать «порядок».

— Укажи, папа, где и в чем можно заметить эту черту, царящую во Вселенной? — спросил Уильям.

— Везде и во всем, голубчик; поднимем ли мы глаза к небу, проникнем ли в недра земли, всюду увидим восхитительный порядок; все совершается согласно установленным законам, которых нельзя нарушить; порядок видим мы в смене времен года, в приливах и отливах, в движении небесных тел, в инстинкте животных, в продолжительности жизни каждого из них; начиная от слона, живущего больше ста лет, и до поденки, умирающей через несколько часов, время существования живых созданий определено. Неодушевленная природа тоже подчиняется таким же неизменным законам. Металлы, камни, разные роды земли, минералы, — все следует законам кристаллизации, образования и разрушения.

— Никогда не вижу я звездного неба без желания молиться, — сказал Уильям, — но звезды рассыпаны в небе без порядка.

— Ты ошибаешься, Уиль, и среди звезд царит порядок.

И Сигрев долго говорил Уильяму о неподвижных солнцах и планетах; Риди и мальчик с наслаждением слушали его.


ГЛАВАXXXIV | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА XXXVI