home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XXII

— Мама, сделай одолжение, приди сюда! — сказала Эмилия, глядя из окна гостиницы, где они остановились дорогою, чтобы немного отдохнуть. — Взгляни, какая-то хорошенькая дама сидит в коляске у нашего подъезда!

М-с Рейнскорт повиновалась и вполне подтвердила справедливость замечания дочери, увидав выразительное личико Сусанны (теперь уже м-с М'Эльвина), слушавшей предложение своего мужа слезть и немного подкрепиться. Сусанна согласилась, и ее примеру последовал старый Хорнблоу, вынув часы из своего белого кашемирового «fenioralia», который он не переставал носить с самого дня свадьбы, и объявив, что им следует остановиться обедать.

— Этот деревенский воздух удивительно возбуждает аппетит, — заметил старик. — Право, никогда я не бывал так голоден, живя в Кетитонской улице. Сусанна, милая моя, закажи что-нибудь такое, чего не пришлось бы долго дожидаться — хотя бифштекс, если у них нет чего-нибудь готового!

У м-с Рейнскорт, столь же заинтересованной появлением М'Эльвина, как и его женою, невольно вырвалось восклицание: «Интересно знать, кто они такие». Служанка, бывшая в комнате, приняла это за намек, чтобы удовлетворить любопытству своей госпожи и своему собственному, и тотчас отправилась на разведку. Через несколько мгновений она уже вернулась, успев столкнуться с горничной м-с М'Эльвина в самый момент ее прибытия и быстро обменяться с нею несколькими объяснениями.

— Это молодожены, мэм, их зовут Мак Эльвина! — доложила первая служанка своей барыне.

— Леди эта — м-с Рейнскорт, а молодая барышня — дочь ее, богатая наследница! — шептала в то же время другая своей госпоже внизу.

— Они приобрели охотничий участок близ ***ского замка! — продолжала первая.

— Они поселились в большом парке, куда вы едете, мэм! — вторила другая.

— Старика зовут Хорнблоу: он приходится отцом этой дамы и, говорят, богат, как жид! — продолжала служанка м-с Рейнскорт.

— М-с Рейнскорт не живет с мужем, мэм. Все говорят единогласно, что у него очень дурной нрав! — продолжала горничная Сусанне.

Лестницы в гостиницах очень способствуют сближению между собой постояльцев: вскоре после этих первых рекомендаций Эмилии случилось спускаться по лестнице как раз в то же время, как м-с М'Эльвина шла обедать к своим в столовую. Улыбающееся личико и блестящие глаза Эмилии так ясно говорили о ее желании заговорить и были так привлекательны, что ей скоро представился случай попасть в комнату, занятую семейством М'Эльвина.

М-с Рейнскорт отнюдь не жалела, что ей пришлось встретиться со своими новыми соседями, которые произвели на нее столь приятное впечатление. Она и сама познакомилась с ними, и когда пришлось садиться в экипаж, Эмилия побежала к м-с М'Эльвина попрощаться с ней, а м-с Рейнскорт выразила ей свою благодарность за то внимание, с каким они отнеслись к ее дочери. Минутный разговор заключался надеждой, что им придется иметь удовольствие познакомиться хорошенько, как только они устроятся.

Последуем теперь за экипажем М'Эльвина, которые поздно вечером, без малейших происшествий, прибыли к месту своего назначения.

Коттедж — огпе (как называются теперь небольшие домики с французскими окнами), который купил Хорнблоу, оказался, к удивлению, точно таким, каким был описан в объявлении. Перед его фасадом была разбита покатая лужайка, большой сад, обнесенный валом и наполненный отборными фруктовыми деревьями, усыпанными плодами. Изобильные источники давали чудную воду. При доме были и конюшня на шесть лошадей, и коровник, экипажный сарай, задний двор, прекрасный поросятник — словом, покупка была завидная: и когда наше общество прибыло на место, цветы, казалось, стали благоухать еще сильнее, деревья казались еще тенистее, зелень лужаек еще ярче после стольких часов пути по пыльной дороге в солнечный день.

— Что за чудная роза! Взгляни, милый папа!

— Правда, правда! — отозвался старик Хорнблоу, с удовольствием поглядывая на счастливое лицо дочери. — Но знаешь, мне хотелось бы чайку — я ведь не привык к этакой тряске. Я устал и хотел бы пораньше лечь!

Чай был приготовлен, и вскоре старый джентльмен встал, собираясь удалиться.

— Ладно, — сказал он, зажигая свечу. — Надо думать, я устроился здесь на всю жизнь: только вот не придумаю, что мне делать с самим собою. Надо будет познакомиться со всеми цветами и деревьями: весенние почки заставят меня подумать о внучатах, деревья в полной красе — о вас, а падающие листья — обо мне самом. Буду считать кур, приглядывать за поросятами, смотреть, как доят коров. Мне полюбилась моя маленькая гостиная на Кетитонской улице, так как я сидел там так долго: и я думаю, что и это местечко мне придется по вкусу со временем. Но ты должна быть вострушкой, Сусанна, смотри, поторопись подарить меня внучком: тогда я буду нянчить его целыми днями. Спокойной ночи, Господь с вами, милая моя, покойной ночи!

— Покойной ночи, милый папочка! — отвечала Сусанна, вспыхнувшая при его намеке.

— Спокойной ночи, М'Эльвина, мой мальчик: сегодня мы проводим первую ночь под этой кровлей. Дай Бог провести нам здесь много еще счастливых лет! — с этими словами старик Хорнблоу, выйдя из комнаты, начал спускаться по лестнице.

М'Эльвина обвил талию Сусанны рукою и собирался прибавить еще какое-то пожелание к словам ее отца, когда шум падения чего-то тяжелого прервал его.

— Господи! — воскликнула Сусанна. — Наверное, батюшка упал с лестницы!

М'Эльвина бросился из комнаты. Они не ошиблись. Ковра еще не успели положить, и старик поскользнулся на верхней ступеньке. Его подняли без чувств, и когда явился доктор, он нашел, что голова и хребет его очень пострадали. Через несколько дней старика Хорнблоу не стало.


ГЛАВА XXI | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА XXIII