home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XII

Вследствие сведений, полученных от М’Эльвина, капитан М. решил не заходить в порт, а искать встречи с одним первоклассным французским фрегатом, на что теперь, по словам М'Эльвина, было много шансов. Тому было хорошо известно и время выхода в море, и намерения французского фрегата, и в милях тридцати к югу от Бреста на рассвете марсовый «Аспазии», — как звали фрегат, которым командовал капитан М., — заметил в нескольких милях под ветром большое судно. Капитан М., вооружившись хорошей зрительной трубой, внимательно оглядел очертания судна и, передавая трубу М'Эльвина, сказал:

— Кажется, это тот самый фрегат и есть!

— Да, большой фрегат у нас под ветром! — крикнул старший лейтенант.

— Смотрите капитан, это судно будет пытаться уйти в passage de Raz, мы должны отрезать им путь, и тогда они, волей-неволей, должны будут сразиться с нами! — сказал М'Эльвина. В одну минуту все паруса были подняты, и «Аспазия», как стрела, понеслась по волнам.

— Распорядитесь, чтобы люди получили свой завтрак, мистер Харди, — проговорил капитан М., обращаясь к старшему лейтенанту, — времени еще достаточно!

Началась безумная погоня. «Аспазия» быстро нагоняла уходивший от нее французский фрегат, оба судна подняли свои флаги. Французское судно надеялось уйти в узкий пролив, а «Аспазия», следуя за ним, рассчитывала преградить вход и вместе с тем надеялась избежать опасных подводных скал, далеко тянущихся в море от острова Святых.

— Получили ли люди завтрак? — спросил капитан.

— Завтрак их был готов в котлах к раздаче, но они сами вылили всю пищу у клюзов[11], так как котлы им нужны были, чтобы наполнить их картечью.

Капитан улыбнулся. «Экие молодцы!» — подумал он. Этот энтузиазм радовал его, и вместе с тем у него становилось грустно на душе при мысли, что многие из них никогда больше не подумают о завтраке, и много бравых молодцев станут через час-два жалкими калеками.

— Если это не противно вашим правилам, капитан М., — сказал М'Эльвина, — то я хотел просить вас, чтобы вы разрешили мне остаться при моих людях, которые, насколько мне известно, еще не присоединены к вашему экипажу. Экипаж «Susanne» привык ко мне и дорог мне, я хотел бы сражаться в его рядах!

— Прекрасно, — ответил капитан М., — я весьма благодарен вам за это предложение. Я прикажу вооружить ваших людей и поручаю им и вам наши палубные каронады!

Фрегаты были теперь на расстоянии пушечного выстрела друг от друга, и трудно было сказать, который из двух первый достигнет устья пролива: командиры того и другого судна сознавали, что стоило кому-нибудь из них срезать ядром мачту или реи, чтобы дело можно было считать почти решенным. В тот момент, когда капитан М. отдавал последние приказания своим артиллеристам, первое неприятельское ядро просвистело у него над головой, и сражение началось. Вскоре суда были на расстоянии полумили друг от друга и, обмениваясь выстрелами, продолжали идти вперед, как вдруг грот-марсель французского фрегата упал за борт.

Теперь вопрос о том, удастся ли ему уйти через проход, был окончательно решен.

Но командир французского фрегата не терял надежды справиться с врагом. Уйти от него он не мог, но зато старался теперь завлечь его в узкий проход между Вес du Kaz и Вес du Chere, где рассчитывал получить поддержку от береговых батарей.

Капитан М. отлично понимал все это, но его главной заботой было воспрепятствовать неприятельскому судну войти в гавань, и потому он продолжал идти полным ходом. Вскоре оба фрегата очутились бок о бок, и француз открыл огонь целым бортом, но «Аспазия», невзирая на это и отвечая на неприятельский огонь, вдруг совершенно неожиданно опередила французский фрегат и преградила ему путь. В это время и береговые батареи открыли огонь.

Капитан М. одним из первых вскочил на палубу неприятельского фрегата в тот момент, когда залп его орудий окутал густой пеленой дыма французский фрегат. Когда дым несколько рассеялся, командир фрегата, не щадя своей жизни, с заряженным пистолетом в руке встретил врага на баррикаде. Всего несколько шагов разделяли командиров друг от друга: суда затрещали, ударившись бок о бок. Французский капитан взвел курок и, если бы не непредвиденный случай, уложил бы наповал капитана М., но в этот самый момент, когда он спускал курок, чья-то фуражка с палубы «Аспазии» полетела ему прямо в лицо и заслонила ему поле зрения, так что выстрел прогремел в воздухе, не задев никого.

— Браво, Вилли! Меткий выстрел! — воскликнул М'Эльвина, кидаясь со шпагой наголо вслед за капитаном М. и с разбега пронзив ею французского капитана, тут же упавшего замертво. Доведенные до отчаяния французы изрубили бы М'Эльвина в куски, не упади он в руслени. Между тем контрабандисты ворвались вслед за капитаном М. и его людьми на французский фрегат и, подобно рою пчел, копошились повсюду. Французы встретили англичан смертоносным огнем, но в конце концов экипаж «Аспазии» и «La Belle Susanne» удержали за собой палубу и вытеснили неприятеля. Однако французская пехота, выстроившись в несколько рядов и ощетинившись целым лесом штыков, за которыми скрывался экипаж французского фрегата, еще держалась крепко. Несмотря на все усилия английских моряков, их атаки одна за другой были отбиты. М'Эльвина, сражавшийся рядом с капитаном М., видя, что последний теряет надежду преодолеть эту преграду, и что гордость его не позволяет ему отступить, не сказав ни слова, решился произвести диверсию.

— Ребята! «Сусанна»! Все за мной! — с этими словами он бросился назад на английский фрегат, а за ним все уцелевшие и оставшиеся в живых контрабандисты.

— Будь они прокляты! — крикнул раздосадованный старший лейтенант «Аспазии», — Малодушные! Они бежали с поля сражения. Но пусть это не смущает вас, мои верные и доблестные британцы! Вперед! За мной! — и он снова атаковал неприятеля.

Однако и эта новая атака осталась бы одинаково безуспешной, если бы в этот самый момент М'Эльвина со своими людьми снова не ворвался на французский фрегат и не атаковал французов с тыла. Капитан М. и его люди приветствовали эту диверсию громкими, радостными криками. Начавшие уже падать духом англичане снова подбодрились и дружным натиском с фронта и с тыла смяли неприятеля. В несколько минут все дело было решено, — и победа осталась на стороне англичан. Трехцветный французский флаг был спущен: береговые батареи смолкли.


ГЛАВА XI | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА XIII