home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА XXXI


Таким образом, в один день счастливую и радостную семью Кемпбель разом посетили три несчастья: Эмми, прозябнув и застудив ноги в глубоком снегу, схватила сильную простуду, которая перешла в горячку, и состояние ее внушало с каждым днем сильнейшие опасения. Рана Альфреда тоже приняла дурной характер, так что отец начинал опасаться гангрены, — и все это наряду с страшным горем такой неожиданной утраты Персиваля. Однако нет худа без добра. Опасное состояние, в каком находились Эмми и Альфред, до того поглощало все внимание и все время семьи, что некогда было предаваться излишней скорби о Персивале. Даже г-жа Кемпбель в молитвах своих больше просила о сохранении ей этих двух дорогих существ, чем о возвращении ей безвозвратно погибшего.

Печально тянулись дни, недели и месяцы до того времени, когда наконец оба больные вступили в период выздоровления. Тем временем прошла зима, и радостная весна внесла радость в опечаленную семью. Эмми снова вступила в исполнение своих домашних обязанностей и чувствовала себя опять бодрой и здоровой, а Альфред в кресле, обложенный подушками, сидел теперь подолгу в столовой вместе с другими и кушал за общим столом.

С наступлением весны состояние здоровья Альфреда заметно улучшалось; мало-помалу к нему возвращалась прежняя сила, и как только сошел снег, Малачи, Мартын и Альфред, не сказав ни слова дома, отправились в лес отыскивать тело бедного Персиваля, но ничего не нашли и решили, что он, вероятно, забрел куда-нибудь в чащу и там замерз, занесенный снегом, а волки вырыли и сожрали труп. Но нигде не было ни малейших примет. Между тем с весной подоспела и работа; теперь у них было так много пахотной земли, что они едва могли управиться с нею; даже Малачи, Джон и мистер Кемпбель вынуждены были помогать в работе.

С весной восстановилось и сообщение с фортом, и пришли письма из Квебека, Монреаля и Англии. Из Монреаля инженер извещал, что прибудет на будущей неделе на том же баркасе, на котором будут доставлены жернова и механические части для мельницы и лесопильни. Из Англии было письмо от капитана Сенклера Альфреду, которому он сообщал, что устроил все свои дела и ранней весной надеется вернуться к своему полку в форт, так как решил покинуть Англию с первым судном, отправляющимся в Канаду. Далее он просил передать Эмми, что ее предсказание не сбылось, и жены в Англии он себе не нашел.

Вскоре после того поселенцев посетил полковник Форстер с несколькими офицерами и предложил мистеру Кемпбелю своих солдат для работ на постройке мельницы и лесопильни; его предложение было принято с благодарностью.

— А вы могли бы засеять еще большее пространство земли хлебом! — сказал полковник. — Как я вижу, лесной пожар расчистил для вас громадный участок! Почему бы вам не засеять и его?

— Эта земля уже не принадлежит мне, — сказал мистер Кемпбель, — моя граница там, где кончается посев!

— Так я бы советовал вам написать в Квебек и ходатайствовать, чтобы вам прирезали еще и эту землю.

— Но тогда у меня не хватит средств обрабатывать своими силами такое количество земли!

— Без сомнения, но здесь так много эмигрантов, которые рады будут работе и с охотой поселятся здесь на известных условиях.

— Да, но это будет стоить больших денег!

— Конечно, но оно вам даст и большую прибыль!

Мы на форте стали бы скупать у вас всю муку и все зерно, сколько бы у вас ни было.

— Надо посмотреть, что даст нынешний год! — сказал мистер Кемпбель.

— Я вас понимаю. Во всяком случае, вы могли бы написать вашему поверенному, чтобы он разузнал, на каких условиях можно получить рабочих, а лучше всего я бы вам советовал предложить им по небольшому участку вашей земли как бы в аренду, под условием, что они станут выплачивать вам эту аренду зерном. Это весьма выгодно, и таким образом земля ваша будет вся возделана, и вы будете иметь соседей, что тоже весьма приятно!

— Благодарю вас за эту мысль, — сказал мистер Кемпбель, — я непременно воспользуюсь ею!

Недели три спустя прибыл и инженер и все необходимые части будущих мельниц. Инженер оказался очень приятным, милым и благовоспитанным молодым человеком. Альфред очень с ним сошелся и постоянно находился на работах; впрочем, в самом непродолжительном времени мистер Эммерсон, как звали молодого инженера, стал своим человеком в семье переселенцев и вносил много жизни и оживления в их маленькое общество.

— Вы были чрезвычайно счастливы, мистер Кемпбель, — сказал однажды инженер, — в выборе участка. Земля здесь превосходная, воды много; словом, через каких-нибудь пятьдесят лет это поместье будет представлять собою громадную ценность!

— Мне бы весьма хотелось привлечь сюда несколько эмигрантов; у нас не хватит рабочих рук для обработки всей этой земли, которую расчистил для нас пожар и которая очень скоро опять зарастет лесом, если не возделывать ее.

— А пока это все сплошь малинник, — сказала Эмми. — И какая чудная малина!

— Да, мисс, здесь это всегда так бывает: как только вырубят лес, сейчас же все зарастает малинником. Но чтобы вернуться к нашему разговору об эмигрантах, я могу сказать, что вам трудно будет залучить их сюда; дело в том, что все они выселяются в Канаду с единственной целью приобрести собственную землю и стать независимыми. Но у многих не хватает средств сразу встать на ноги, и тогда они вынуждены идти работать в качестве работников-земледельцев, но лишь временно, пока не соберут достаточной суммы, чтобы купить себе собственный участок.

— Это я вполне понимаю, и я предполагал дать им на аренду участок и брать с них арендную плату не деньгами, а зерном.

— Это неплохо, но это лишь временное соглашение; мне думается, что я мог бы предложить вам лучшее средство для достижения вашей цели. Сколько земли думаете вы прикупить еще?

— 600 акров.

— Прекрасно! Так я предложил бы вам разделить всю эту землю на участки по 100 акров и предоставить эмигрантам обрабатывать из них 50 акров, прилегающих к вашей земле для вас, а другие 50 акров продать на льготных условиях им. Таким образом вы получите 300 акров превосходно обработанной земли и приобретете постоянных соседей.

— Это, действительно, превосходная мысль, и я с охотой осуществил бы ее! — сказал мистер Кемпбель.

— Так что же, у меня, вероятно, будет много случаев поговорить о вашем желании с эмигрантами, и если я найду таких, которые покажутся мне желательными для вас соседями, то я сообщу вам.

На этом и порешили.

Постройка мельницы шла чрезвычайно успешно; еще до сенокоса она была окончена, и Альфред с Мартыном внимательно наблюдали за установкой машины и сбором всех ее частей, чтобы основательно ознакомиться со своей мельницей. Мистер Эммерсон не скупился на объяснения и несколько раз в их присутствии испробовал мельницу и остался ею доволен; точно так же и лесопильня, как оказалось, работала превосходно. Так как по окончании построек обоих сооружений мистер Эммерсон должен был ожидать целых две недели отправления лодки в Монреаль, то решил пробыть до того времени на ферме у мистера Кемпбеля и лично наблюдать за работами как на мельнице, так и на лесопильне, где работали Альфред и Мартын, причем последние имели возможность убедиться, что настолько освоились с этими работами, что не нуждались больше ни в чьих указаниях. Солдаты оставались на ферме до тех пор, пока все сено не было скошено и убрано, и тогда только, получив расчет, вернулись в форт. Капитан Сенклер, возвращения которого ожидали, судя по его письму, гораздо раньше, прибыл на ферму как раз после того, как были отпущены солдаты. Нечего и говорить, что капитан Сенклер был встречен с теплым радушием всей семьей Кемпбель; он привез много новостей и множество подарков для всех без исключения. Понятно, все что предназначалось бедному Персивалю, он оставил у себя и даже никому не показал. Эмми и Мэри были особенно рады его возвращению; он являлся для них неоцененным компаньоном, и две недели отпуска, проведенные им у переселенцев, промелькнули незаметно. Перед отъездом в форт капитан Сенклер сообщил супругам Кемпбель всю правду относительно своего имущественного положения и просил их разрешения поговорить с Мэри об его намерениях просить ее руки. Супруги Кемпбель, уже раньше заметившие склонность молодых людей друг к другу, не замедлили дать свое согласие и пожелали капитану от души успеха. Мэри была слишком прямодушна, чтобы не признаться сразу в своей взаимной любви, что глубоко порадовало капитана Сенклера.

— Я была откровенна с вами и не скрыла от вас моих чувств, но теперь я не желаю знать дальнейшие намерения.

— Мои дальнейшие намерения — согласовать мои желания с вашими!

— Я не желаю насиловать ваши желания, но у меня есть священные обязанности, от которых я не могу отступить, — сказала Мэри. — Я при настоящих условиях не могу оставить дядю и тетю; я делила с ними их достаток, должна разделить с ними и их горе и потому не могу согласиться поехать за вами в Англию и пользоваться там всеми благами и удобствами жизни, когда они останутся здесь, одинокие и лишенные всего этого!

— Да, но я готов остаться здесь и разделять с вами вашу настоящую жизнь.

— И это тоже было бы несправедливо, не по отношению ко мне, а по отношению к вам самим. Ведь вы же не намерены бросать вашу службу?

— Я не имел этого намерения, но если бы мне пришлось выбирать между вами и службой, то не задумываясь бросил бы ее!

— Я вам охотно верю, Сенклер, но вы не должны ломать своей карьеры; вы должны продолжать свою службу и ждать, пока обстоятельства не изменятся, и я буду иметь возможность вознаградить вашу любовь и в то же время не оказаться жестокой и неблагодарной по отношению к моим приемным родителям.

— Вы, конечно, правы, Мэри, но только я не вижу никакой основательной надежды на возможность соединиться с вами в более или менее близком будущем.

— Мы оба еще так молоды, а через год или два очень многое может здесь перемениться! Дядя и тетя могут почувствовать себя менее одинокими, если кругом них будут соседи; они будут менее нуждаться в моей помощи в доме, если у них будет возможность держать больше слуг; вообще может случиться многое такое, чего мы не можем даже предвидеть; в конце концов, даже если и ничего не изменится, то все же у вас останется один несомненный шанс в вашу пользу!

— А какой именно?

— А тот, что мне самой надоест так долго ждать! — добавила она со стыдливой улыбкой.

— Вот на этот-то шанс я и буду более всего надеяться! — воскликнул Сенклер. И на другой день уехал в форт, совершенно счастливый и довольный.


ГЛАВА XXX | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | ГЛАВА XXXII