home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава LXVIII

— Тише, — сказал голос, который я сейчас же узнал, хотя лицо было совершенно переменено. Это был Тимофей. — Тише, Иафет, — повторил он, — опасность и теперь еще велика, но я или спасу вас, или вместе с вами умру. Возьмите молот. Мельхиор ждет у входа.

Тимофей поставил фонарь за винные ящики для того, чтобы в погребе было темнее, повел меня к двери и шепнул:

— Когда он войдет сюда, то мы его запрем. Мельхиор вскоре явился и, пройдя мимо меня, спросил Тимофея, все ли кончено.

Одним ударом я положил его на землю.

— Теперь пойдем, — сказал Тимофей.

— Погоди, я его оставлю на моем месте, пусть он попробует, каково умирать с голоду.

Я толкнул Мельхиора и запер дверь. Выбравшись из душного погреба, мы отправились по дороге, ведущей из замка, по которой он пришел с товарищем.

— Лошади в двух шагах отсюда, — сказал Тимофей, — потому что решено было уехать из замка, только что убьют вас.

Тогда только что стемнело. Сев на лошадей, мы поскакали во весь дух и ехали по большой знакомой мне дороге. Наконец мы остановились у Мак-Шен, потому что я так устал, что далее не мог ехать. Нам необходима была самая крайняя осторожность; ночь была лунная, а потому, въезжая в город, или, лучше сказать, в деревню, мы свернули с большой дороги, так что остановились за домом Мак-Шен. Я подошел к пустой комнате, где прежде сидел, обреченный на смерть, и постучал в нее потихоньку. Никто не ответил, Наконец вышла Катерина.

— Могу ли я войти в ваш дом, Катерина? Я чуть не умер от усталости и изнеможения, — сказал я.

— Можно, — ответила она, — но я отворю заднюю дверь. У нас теперь никого нет, это время для них слишком еще раннее.

Когда я вошел с Тимофеем, то упал без чувств, и только что пришел в себя, Мак-Шен свела меня наверх. Вскоре я был в состоянии подкрепиться пищей. Я рассказал Мак-Шен и Катерине, что со мной случилось, и это их очень удивило.

— Вы лучше сделаете, если подождете здесь, пока стемнеет, — сказала Мак-Шен. — Теперь девять часов, а до одиннадцати народ еще будет ходить. Между тем я накормлю ваших лошадей, и в пяти милях отсюда вы будете безопасны.

Совет был слишком хорош, чтобы ему не последовать, и я был рад, что его благоразумие согласовалось с моими желаниями. Я заснул, и добрая хозяйка разбудила меня в пору, сказав, что время ехать. Катерина гоже пришла ко мне и просила, как она изъяснялась, одной милости от меня. «И надеюсь, что вы мне не откажете», — говорила девушка.

— Катерина, ты все можешь от меня требовать, и если это только возможно, то я непременно сделаю.

— Вы видели, сэр, что я заглушила свои чувства для вас, сделайте то же и для меня. Я не могу перенести мысли, что один, хотя самых дурных правил человек, из фамилии, воспитывавшей меня, умрет так ужасно, не покаясь. Дайте мне ключ, чтобы выпустить сэра Генри де Клер, когда вы будете в безопасности. Я знаю, что он не заслуживает вашего сострадания, но ужасно умереть такой смертью и столько нагрешив.

— Катерина, я сдержу свое слово, и вот тебе ключ. Снеси его завтра к леди де Клер и скажи ей, что его посылает ей Иафет Ньюланд.

— Бог да благословит вас за это.

— Прощайте, — сказала Мак-Шен, — вам нельзя более терять времени. — Затем обняла меня и поцеловала.

Мы сели на коней.

В продолжение шести миль мы беспрестанно погоняли лошадей, но тут, видя себя в безопасности, дали им отдохнуть.

Во всю дорогу я ничего не говорил, будучи еще весьма слаб. Когда приехали на станцию, то все спали, но мы, стуча изо всей силы в ворога, разбудили хозяина и, поставив лошадей в конюшню, легли спать на постель, которая, по счастью, не была еще занята.

Хотя все было очень дурно на этом постоялом дворе, но я не помню, чтобы спал когда-нибудь покойнее, и проснулся на другой день совершенно свежий. На следующий день я сказал, что хочу ехать в Дублин, и спросил Тимофея, что нам делать с лошадьми.

— Они из замка, — ответил он.

— Ну, так пускай они и отправляются опять в замок. Я ничего не хочу брать оттуда.

Мы сказали хозяину, что лошадей надобно возвратить и что человек, который их отведет, получит награждение за труды. Тогда мне пришло в голову написать Мельхиору, или иначе сэру Генри Не знаю почему, злость моя совершенно исчезла, и я никак не хотел предать его суду, но вместе с тем хотел постращать и написал ему следующую записку.

«Сэр Генри!

Посылаю вам лошадей с благодарностью, потому что они способствовали нам выбраться из ваших когтей; репутация и жизнь ваша совершенно в моей власти, и я отомщу вам. Преступление ваше будет доказано Тимофеем, которого вы хотели сделать моим убийцей. Вы не избегнете приговора законов, а потому и ожидайте, что с вами поступят так нехорошо, как только можно. Я не намерен избавлять вас от унизительного наказания, которое вы заслужили своими преступлениями.

Иафет Ньюланд».

Запечатав письмо, я отдал его мальчику, который должен был отвести лошадей. Мы позавтракали и отправились в почтовой коляске в Дублин, куда и приехали поздно вечером. Во время нашего путешествия Тимофей рассказал все, что с ним случилось, и каким образом он мне смог помочь.

— Если вы помните, Иафет, письмо, которое я вам писал, то знаете, что цыган имел намерение увезти девочку из пансиона. В моем последнем письме я извещал вас, что он успел завести знакомство в Бентфортском пансионе. Но это письмо не могло вас застать, потому что было написано в тот день, в который вы выехали из Лондона. Цыган, которого я знал под именем Виля, спросил меня, какую фамилию дали вы девочке, я ответил: «Смит», — думая, что в большом пансионе непременно должно быть если не две-три, то, по крайней мере, одна девочка этой фамилии, потому он и спросил у служанок, которым часто давал деньги и делал подарки, нет ли у них мисс Смит. Ему ответили, что у них две, одной шестнадцать лет, а другой — двенадцать, и младшая из них была избрана. Виль, видевший прежде мою ливрею, заказал такую же точно, чтобы в ней ехать в Бентфорт за девочкой, требуя ее от вашего имени, и сказал, что вы при смерти.

Но прежде, нежели он привел этот план в исполнение, он написал Мельхиору, спрашивая у него приказания, куда везти девочку, если получит ее из пансиона. Вскоре Мельхиор ему ответил, и я таким путем узнал, что вы в Ирландии, а может быть, были им уже и захвачены, потому что я не знаю, долго ли вы там сидели. Он велел Вилю сейчас же ехать к нему и писал, что ему хорошо заплатят за работу. Между тем цыган так со мною подружился, что ничего от меня не скрывал и показал Мельхиорово письмо. Я спросил его, что он хочет этим сказать. Цыган ответил, что, верно, надобно кого-нибудь отправить на тот свет.

Мне пришло в голову, что, может быть, дело идет о вас, потому я и заявил желание с ним ехать. Он сначала не соглашался, но наконец я сумел его уговорить. Мы приехали в замок. Виль пошел к Мельхиору, и тот объявил ему, чего он от него требует. Виль сказал ему, что у него есть товарищ, который может быть полезным и за которого он отвечает, как за себя. Мельхиор послал за мной, и я, признаюсь, боялся, чтобы он не узнал меня; но краска на лице скрыла мои прежние черты, сверх того, я надел еще парик из светлых волос. Мельхиор задал мне несколько вопросов, на которые я отвечал с уверенностью, и он остался доволен мною. Награда состояла из двухсот фунтов, и нам были приготовлены лошади, чтобы уехать из замка прежде, нежели кто-нибудь нас увидит; остальное вы сами хорошо знаете. Я прежде, нежели должен был убить плута, хотел увериться, вы ли это. Только что фонарь осветил погреб, я сейчас же вас узнал, голос ваш еще более меня в этом уверил. Слава Богу, Иафет, что и я нашел случай быть вам полезным.

— Тимофей, ты достаточно меня знаешь, чтобы быть уверенным, что я никогда этого не забуду. Но теперь надобно найти завещание покойного сэра Вильяма, которое мы можем прочитать за шиллинг, и тогда узнаем причину, почему Мельхиор так действовал. Но для меня это до сих пор непонятно.

В это время мне принесли мой чемодан.

— Посмотри, — сказал я Тимофею, — нет ли в нем какой-нибудь записки.

Выбросив все веши из чемодана, он нашел внизу записку, писанную рукою Катерины. Она заключала в себе следующее:

«Говорят, что в замке творятся ужасы, что сэр Генри застрелился или зарезался, не знаю наверно. Мак-Дермот недавно проехал мимо нас; он торопился куда-то и не сказал ничего. Коли узнаю, то извещу вас обо всех подробностях. На следующее утро после того, как вы уехали от нас, я отнесла ключ леди де Клер; она была очень испугана, не зная, куда девался сэр Генри. Сначала они хотели было меня задержать, найдя Мельхиора в погребе с мертвым человеком, но после опять отпустили, строго приказав мне молчать. Когда привели лошадей, то сэр Генри застрелился. Я хотела идти в замок, но Мак-Дермот не велел никого пускать.

Вам преданная Катерина Мак-Шен».

— Вот новости, — сказал я, подавая письмо Тимофею. — Это, верно, угрозы моего послания понудили его к такому сумасшествию.

— Вероятно, — ответил Тимофей, — но это самое лучшее, что он только мог сделать.

— Не за этим я писал свое письмо, — сказал я.


Глава LXVII | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | Глава LXIX