home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



IV. Портленд-Билль

«Удача» снялась с якоря из Сен-Мало со свежим попутным ветром накануне отправления «Стрелы» из Бернпуля. «Проворный» вышел из Портсмута днем позже.

Яхта «Стрела», как мы уже сказали, шла в Коусс, к острдву Байту. «Проворный» должен был крейсировать около Портсмута: он спустился в Вестбе, по другую сторону Портленд-Билля, куда шла и «Удача» со своей Контрабандой.

Ветер дул тихо, и по всем признакам надобно было ожидать хорошей погоды, когда «Удача» в десять часов вечера увидела портлендские маяки; не имея возможности выгрузиться в эту ночь, смогглер привел к ветру и лег в дрейф.

В одиннадцать часов портлендские маяки были усмотрены и таможенной яхтой. Лейтенант Эппльбой вышел на палубу, взглянул на огни и потом опять возвратился в каюту допивать положенные семнадцать стаканов. В полночь яхта «Стрела» тоже увидела маяки и продолжала идти своим курсом, едва справляясь с сильным течением.

Настало утро, горизонт был ясен. Лучше всех смотрели вперед, без сомнения, смогглеры; они и враги их, находившиеся на таможенной яхте, обыскали все море бдительными взорами; яхта «Стрела» оставалась нейтральной.

— Две яхты в виду, капитан, — сказал Корбет, стоявший на вахте, между тем как Пиккерсджилль, проведя всю ночь на палубе, бросился в койку, чтобы несколько отдохнуть.

— Кто они такие? — спросил Пиккерсджилль вскочив в мгновение ока.

— Одна просто частная яхта; другая, кажется, сколько я могу рассмотреть в эту пасмурную погоду, вооружена в виде тендера и не кто иная, как наша старая приятельница.

— Как? Старый черт Эппльбой?

— Да, похож на него; но еще не рассвело, нельзя рассмотреть.

— Хорошо; при этом тихом ветре он ничего не может сделать; мы на ветру и успеем показать ему пятки. Но уверен ли ты, что другое судно — частная яхта?

— Да; паруса прекрасные, не казенные.

— Ты прав, — сказал Пиккерсджилль. — Это частная, потешная яхта. И опять-таки ты угадал: другая тендер, и действительно старый ползун «Проворный». Этот дурак идет к нам за джином; верно, ему уже пить нечего. Покуда нет никакой опасности, Корбет, разве настанет мертвая тишь; тогда придется нашим товарам спасаться на шлюпке, так как скоро Эппльбой начнет спускать свои. Теперь мы еще от него в четырех милях. Наблюдай хорошенько за его движениями и, если он вздумает спускать гребные суда, тотчас дай мне знать. Сколько у нас ходу?.. Четыре узла!.. Хорошо; мы их скоро измучим.

Положение трех яхт было следующее: «Удача» находилась около четырех миль от Портленд-Билля в заливе Вестбе; таможенный тендер был подле самого мыса, а яхта лорда вне залива, мили на две от смогглера и на пять или шесть от «Проворного».

— Два судна в виду, сударь, — сказал Смит, сойдя в каюту к Эппльбою.

— Хорошо, — ответил лейтенант, повернувшись в койке на другой бок.

— Говорят, что одно из них «Удача», — промолвил Смит.

— Что, что, «Удача»?.. Ну, да я ее знаю. Я уже раз двадцать обыскивал ее и всегда находил без груза. Куда она держит курс?

— К западу; однако говорят, что она лежала в дрейфе, когда в первый раз ее увидели.

— В таком случае она с грузом.

Мистер Эппльбой выбрился, оделся и вышел наверх.

— Да, — сказал лейтенант, протирая заспанные глаза, чтобы лучше видеть в трубу, — это «Удача». Все наверх! Прибавить парусов! А кто там еще?

— Не знаю, сударь, кажется, тендер.

— Тендер?.. Да, может быть, это, видно, другая таможенная яхта, крейсирующая здесь. Мистер Томкинс, ставьте все паруса, подымайте флаг и палите; она поймет, что мы хотим сказать, ей «Удача» не так хорошо известна, как нам.

Через несколько минут «Проворный» шел под всеми парусами, он поднял свой таможенный вымпел и выпалил из пушки. Смогглер, видя себя узнанным, также поставил все паруса и продолжал идти своим курсом.

— Палят из пушки, сударь, — донес один из команды потешной яхты господину Стюарту.

— Слышу, дай-ка мне трубу… таможенный тендер; значит, тот должен быть смогглер.

— Он только что поставил все паруса, сударь.

— Да, это смогглер, без всякого сомнения; надобно донести милорду… Не терять его из виду!

Мистер Стюарт донес лорду Бломфильду о происшествии. Лорд и все мужчины вышли на палубу, вскоре потом явились и дамы, которым хозяин судна сообщил эту новость через дверь каюты.

Смогглер шел скорее таможенного тендера и быстро удалялся.

— Не прикажете ли поворотить, милорд? — спросил мистер Стюарт. — Он у нас прямо перед носом, а тогда будет между нами и берегом и уж, конечно, не ускользнет.

— Поворачивайте, любезный Стюарт, — сказал лорд, — наш долг содействовать исполнению законов.

— Это нехорошо с вашей стороны, батюшка, — сказала мисс Сесилия. — Зачем вы обижаете этих добрых смогглеров? Они привозят кружева, блонды, ленты, перчатки и такие миленькие вещицы из Парижа!

— Мисс Сесилия, — заметила ей тетка, — вы еще слишком молоды и не должны давать советов.

Яхта поворотила и, при всей своей превосходной ходкости, отнимала у смогглера последнюю надежду уйти, но догнать — одно дело, а взять — другое.

— Выпалите в него из пушки, — сказал лорд. — Это испугает их, и они, верно, не осмелятся проходить у нас перед носом.

Пушка была заряжена, последовал выстрел, но так как яхта лорда находилась от смогглера более, нежели на одну милю расстояния, то ядро упало на три четверти мили от «Удачи».

Лорд и его гости были разгорячены преследованием, но ветер начал стихать и наконец совершенно стих.

Таможенный тендер спустил свои гребные суда, которые быстро приближались к смогглеру.

— Спускайте шлюпку, мистер Стюарт, надобно помочь таможенным, теперь совершенный штиль.

Шлюпку спустили на воду, шесть гребцов вскочили в нее и вслед за ними Стюарт и лорд Бломфильд.

— Вы не берете ружей? — спросил Готен.

— Смогглеры нынче не сопротивляются, — ответил Стюарт.

— В таком случае вы идете на самый смелый подвиг, — сказала мисс Сесилия. — Желаю вам радости.

Лорд сгоряча не расслышал этого замечания, они помчались к смогглеру.

В это время шлюпки таможенного судна были на пять миль от «Удачи», а яхта лорда — на три четверти мили, у самого входа в зализ. Пиккерсджилль, разумеется, следил за движениями яхты: он видел, как она палила из пушки, как подняла вымпел и флаг, как пустилась за ним в погоню.

— Хорошо же, — сказал он. — Это самая черная неблагодарность, быть преследуемым теми, для кого трудишься. Но они мне за это поплатятся, пусть только подойдут поближе; я не люблю таких штук!

Таможенные шлюпки гребли изо всех сил. Пиккерсджилль внимательно смотрел на них.

— Что теперь делать? — спросил Корбет. — Не спустить ли нам своей четверки?

— Да, — ответил Пиккерсджилль — надобно спустить и нагрузить всем, что только стоит этого труда; во-первых, мы в состоянии грести сильнее их, а во-вторых, они препорядочно устанут, прежде нежели доберутся до нас. Не увидать им даже нашей струи. Но я не оставлю судна, пока они не приблизятся на полмили. Анкерки надобно затопить, чтобы они не имели права конфисковать пашей «Удачи». Приготовься спустить их с носу по правую сторону, чтобы эти собаки могли присягнуть, что не видали их. А между прочим у нас еще добрые полчаса впереди.

— Да и не к чему торопиться! — оказал Моррисон. — Хоть все-таки не мешает приготовиться на всякий случай… Но через полчаса, клянусь, мы скроемся у них из виду. Смотрите сюда, капитан, — продолжал он, показывая на густое белое облако в восточной стороне неба. —

Ведь оно идет прямо на нас!

— Так, Моррисон, но еще неизвестно, кто подойдет скорее, таможенные или туман. Ба, это что? На нас правит шлюпка с яхты?

Пиккерсджилль посмотрел в трубу.

— Да, это шестерка со «Стрелы», я вижу имя, написанное золотыми буквами на носу. Прекрасно, добро пожаловать!.. Мы не станем с ними церемониться, они не имеют предписаний от адмиралтейства и должны приготовиться к последствиям; этих господ бояться нечего. Достаньте подножки и ганшпуги, молодцы. Шестеро гребут, а трое сидят на корме… Если бы в каждом из них было по десятку чертей, и тут они нас не возьмут!..

Через несколько минут лорд был подле самого смогглера.

— На шлюпке, эй! Что вам надобно?

— Сдавайтесь, во имя короля!

— Кому? Чему? За что мы будем сдаваться? Мы английское купеческое судно и идем вдоль берега.

— Греби сильнее, ребята! — вскричал Стюарт. — Я королевский офицер!.. Мы вас знаем.

Шлюпка пристала к борту, и мистер Стюарт и все гребцы вскочили на тендер контрабандиста.

— Что ж, господа? Что вам угодно?

— Вы смогглеры, мы берем вас. Отговариваться нечего… Вот бочонки с крепкими напитками.

— Мы никогда и не говорили, что мы не смогглеры, — ответил Пиккерсджилль. — Но кто вы такой? Вы, кажется, не принадлежите к королевскому флоту и не состоите на жалованьи у таможни?

— Нет, но мы имеем вымпел и считаем себя обязанными защищать законы.

— Да кто же вы?

— Я лорд Бломфильд, пэр Соединенных Королевств.

— В таком случае, милорд, позвольте вам сказать, что вы по званию своему обязаны только писать законы, а исполнение их можете предоставить другим, хоть, например, этим господам, которые у нас теперь за кормою. Зачем вам мешаться не в свое дело? Мы не сделаем вам никакого зла, потому что вы действовали только словами, но зато мы постараемся отнять у вас возможность вредить нам. Подите-ка сюда, наши молодцы!.. Теперь, милорд, сопротивление бесполезно, нас вдвое против вас. Не угодно ли вам самим сдаться?

Лорд Бломфильд и Стюарт заметили, в какой просак они попали.

— Вы можете делать, что вам угодно, но вспомните, что таможенные шлюпки недалеко, — сказал Стюарт.

— А где таможенный волк?.. Потрудитесь мне его показать! — возразил Пиккерсджилль.

Стюарт взглянул и увидел, что тендер скрылся в тумане.

— Через пять минут, сударь, и шлюпки его скроются точно так же из виду, да вместе с ними и ваша яхта, я потому, кажется, нам их нечего опасаться.

— В самом деле, милорд, не лучше ли нам возвратиться? — сказал Стюарт, видя, что Пиккерсджилль прав.

— Нет, уж извините, господа! — вскричал Пиккерсджилль. — Вы еще не так скоро попадете на свою яхту, как воображаете. Выберите-ка все весла из этой шлюпки, молодцы, да бросьте им пару наших коротких гребков и один крюк, чтобы им было чем пристать к берегу. Если кто-нибудь вздумает противиться — за борт! Вы, может быть, не заметили, милорд, что вы принялись за ремесло пирата на этих водах?

Стюарт взглянул на лорда, смогглер говорил правду. Люди с яхты не могли ничему препятствовать, весла были вынуты, а их самих опять посадили в шлюпку.

— Милорд, — сказал Пиккерсджилль, — ваша шлюпка готова, не угодно ли вам отправиться, и вы, сударь, также. Да потрудитесь поспешить, господа. Мне бы очень неприятно было наложить руки на государственного сановника или на лейтенанта королевского флота, будь он даже в бессрочном отпуску.

Лорд был отведен и посажен в шлюпку двумя смогглерами. Стюарт сам последовал за ним.

— Ваши весла, милорд, будут оставлены у вайтмоутской таможни. Смею надеяться, что этот урок научит вас вперед не мешаться в чужие дела.

Смогглеры оттолкнули от борта лорда Бломфильда и его спутников; через несколько минут они погрузились в туман, который покрыл также яхту и таможенные шлюпки. В это же время задул легкий ветерок с востока.

— Приведи к ветру, Моррисон, — сказал Пиккерсджилль. — Нам надобно выбраться из залива; эти дураки будут, наверно, грести по прежнему направлению, воображая нас там, да и Эппльбой туда же спустится.

Пиккерсджилль и Корбет разговаривали некоторое время вполголоса, потом капитан велел спуститься на два румба.

— Никто ни слова, друзья! — сказал Пиккерсджилль… — И дайте мне знать, если кто из вас услышит выстрел или звук колокола.

— Пушка!.. Близехонько от нас, капитан, — донес един из матросов. — Выстрел был слышен прямо перед носом.

— Хорошо. Держать так. Подите сюда, молодцы. Нам сегодня нельзя выгрузиться в заливе, потому что на берегу видели, как таможенный тендер гнался за нами; это, наверное, подняло на ноги всю таможенную команду. Теперь, друзья, я решился вот на что; эти господа с потешной яхты вообразили себе, что имеют право взять нас; в отмщение им я намерен овладеть их судном. Тогда мы уйдем от самого сатаны и можем, не навлекая на себя ни малейшего подозрения, идти, куда нам угодно, и выгрузить товары на берег безо всякого препятствия. Я буду держать вдоль ее борта; там осталось очень мало рук, но не делайте зла никому, будьте вежливы и исполняйте в точности мои приказания. Моррисон с четырьмя человеками и юнгой останутся на «Удаче» и отведут ее во Францию, в Шербург, куда и мы вскоре явимся на прекрасной яхте, какой французы еще и во сне не видали.

Через несколько минут снова раздался выстрел. Все гости лорда на яхте, в особенности дамы, сильно встревожились: туман был до такой степени густ, что в нескольких саженях нельзя было различить предметов. Они видели, как их шлюпка пристала к борту смогглера, но не видели, как она отвалила без весел и как билась против сильного течения. Тогда туман уже совершенно прикрывал лорда и его сподвижников. На «Стреле» оставалось только трое матросов, так что в случае свежего ветра ей пришлось бы плохо, и притом не было ни одного человека, который бы умел безопасно привести судно в гавань. Мистер Готен принял командование яхтой и приказал палить из пушек, чтобы дать знать шлюпке о своем месте. Заряжали уже четвертую пушку, как вдруг показался из тумана смогглер.

— Вот они! — вскричали матросы. — Они привели с собой приз! Да здравствует «Стрела»!

— На тендере, эй! Приставайте к нам!

— В этом-то и состоит мое намерение, господа, — ответил Пиккерсджилль, перескакивая со своего тендера на яхту со всеми смогглерами.

— Кой черт! Кто вы такой? — вскричал мистер Готен.

— Этот же самый вопрос предложил я лорду Бломфильду, когда он меня абордировал, — ответил Пиккерсджилль, вежливо кланяясь дамам.

— Хорошо, да какого же черта вам надобно?

— Точно тот же вопрос предложил я лорду Бломфильду, — ответил Джек Пиккерсджилль.

— Где лорд Бломфильд? — спросила испуганная мисс Сесилия, подходя к смогглеру. — В безопасности ли он?

— Да, мисс. По крайней мере я знаю, что он на своей шлюпке, со своими людьми и не потерпел от нас ни малейшего оскорбления. Но извините, сударыня, ежели я покорнейше попрошу вас сойти вниз, пока я буду говорить с этими господами. Не беспокойтесь, мисс… вы не подвергнетесь ни малейшей невежливости, я овладел яхтой только на время.

— Овладел яхтой! — вскричал Готен.

— Да, сэр, потому что хозяин ее хотел овладеть моим судном. Я всегда считал этакие красивые яхты судами, созданными для удовольствия и плавающими для забавы своих хозяев; на поверку вышло иначе. Хозяин этой яхты счел нужным нарушить нейтралитет и напасть на человека, который не сделал ему никакого зла, и я в отмщение беру его яхту.

— Но что же вы хотите делать, сударь?

— Просто поменяться с вами на несколько дней. Вас, господа, я пошлю на свой тендер работать, исправлять смогглерское дело, а сам останусь здесь с дамами и буду кататься на вашей яхте.

— Но, милостивый государь, я полагаю…

— Не полагайте ничего. Я уже вам объявил свои намерения, и этого довольно; мне бы не хотелось, господа, прибегать к насильственным мерам, я требую повиновения. У вас, кажется, осталось только три человека, этого недостаточно, тем более, что вам несколько дней не удастся видеть лорда Бломфильда к остальной части вашего экипажа. Уважение к дамам, даже самое человеколюбие, не позволяет мне оставлять вашего судна в таком положении. И так как мне нужны руки для доставления моего тендера в один французский порт, то покорнейше прошу вас, господа, пересесть на него и присоединиться там к моим людям. Это единственный знак благодарности, который я от вас принимаю. Вам, господа, будет неловко работать в ваших щегольских костюмах, потрудитесь, одолжение мне, надеть вот эти…

Корбет бросил им несколько толстых фланелевых рубашек, байковых курток и смоленых матросских шаровар. После слабого и бесполезного сопротивления господа Готен, Оссультон, Вогген и Сигров в одежде контрабандистов были переведены со «Стрелы» на «Удачу»

Три матроса, оставшиеся на яхте, и слуга господина Оссультона, наряженный так же, как его господин, были тоже отправлены на тендер Пиккерсджилля и содержались там пленниками в трюме. Корбет и смогглеры, отряженные Джеком на яхту, в несколько минут перетащили на нее весь груз с контрабандного судна, кроме анкерков, а шлюпку взяли на бокштоф. Моррисон получил наставления своего капитана, и суда расстались: «Удача» пошла в Шербург, а «Стрела» направила курс вдоль берега Англии к западу. Через час после этого обмена туман прочистился, и Пиккерсджилль увидел, что таможенный тендер лежал в дрейфе и ждал свои шлюпки, гребшие изо всех сил назад. Моррисон был уже на три мили вне залива, а лорд с товарищами употребляли разные средства, чтобы их как-нибудь течением прибило к Портленду. Только что таможенные шлюпки пристали к борту «Проворного», он снялся с дрейфа и под всеми парусами пустился в погоню за «Удачей», не обращая внимания на яхту и не заботясь о шлюпке, которую течением несло в залив Вестбе.


III. Третья яхта | Избранное. Компиляция. Романы 1-23 | V. Переодевание