home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Наконец он остался один. Если не считать шарканья и плеска воды, когда уборщик возил шваброй по полу возле его камеры, он был совершенно один. И знал, что ни единая живая душа не появится здесь до позднего вечера.

Латур заметался из угла в угол. Вспомнив, как его едва не растерзали еще до суда и как потом толпа в зале суда криками и улюлюканьем встретила решение судьи, он понял, что в этом городе все, от мала до велика, разве что кроме Ольги да еще Джина Эверта, твердо уверены в его виновности.

И суд над ним станет таким же фарсом, как и предварительное слушание. Все — и показания свидетелей, и улики — все против него, а следовательно, у него не осталось ни единого шанса доказать свою непричастность к убийству.

Обе пули были выпущены из его револьвера. Экспертиза неминуемо подтвердит, что именно эти пули оборвали жизнь Жака Лакосты. Его самого нашли, можно сказать, на месте преступления. Шериф Белуш, Муллен и Прингл это подтвердят. А доктор Уокер и медсестра засвидетельствуют изнасилование, а также и тот факт, что его звезда помощника шерифа была найдена зажатой в руке несчастной, — яркое свидетельство того, что она отчаянно сопротивлялась.

А потом Рита, бледная после выпавших на ее долю испытаний, но от этого еще более хрупкая и трогательная, предстанет перед судом для того, чтобы дать показания, и в мельчайших деталях расскажет о том, как все произошло в ту злосчастную ночь. Когда ее попросят назвать имя того, кто надругался над ней, она назовет его.

А спустя несколько недель или месяцев, это уж как получится, после того, как Джин Эверт испробует все возможные способы отсрочить приговор, Ольга станет свободной. И все закончится. Обжигающий удар током, потом несколько страшных минут, когда отчаянно сопротивляющееся тело задергается в последний раз, пытаясь оборвать путы, и прощай, Френч-Байю! Святой Петр с ключами радостно встретит его у райских врат.

Если, конечно, его не линчуют еще раньше.

Латур пытался заставить себя думать. И не мог. Хотя прекрасно знал, что просто не имеет права предаваться отчаянию. Может быть, это его последний шанс разобраться, наконец, что или кто стоит за всей этой, поистине дикой историей.

Само собой, тот, кто хладнокровно пристрелил Лакосту и зверски надругался над Ритой, чтобы потом повесить все на него, Латура, был обычный человек из плоти и крови. Скорее всего, это кто-то из местных — кто-то, кто готов пойти на что угодно, лишь бы избавиться от него. И теперь им с Джином Эвертом придется выяснять, кто же он, этот ублюдок.

В коридоре послышались шаги, громыхнул замок камеры, и на пороге выросла массивная фигура шерифа Белуша. Сейчас он выглядел куда старше, чем в зале суда.

— Как ты тут, Энди? — спросил он. Латур пожал плечами:

— Неплохо, насколько это вообще возможно. В конце концов, Блейкли повел себя именно так, как и следовало от него ожидать.

Устроившись на краю топчана, шериф вытащил из кармана бутылку с виски.

— Да уж, посадить тебя на скамью подсудимых — как раз то, на что он только и способен, наш судья. — Глотнув, он протянул бутылку Латуру. — Подумал, может, это поможет тебе скоротать время.

— Спасибо, — Латур взял бутылку, — не ожидал. Только вот как насчет того, чтобы снабжать арестованного виски? Кажется, это немного противозаконно, верно, шериф?

Седовласый мужчина пожал плечами:

— Слава Богу, не только это, парень. Если следовать букве закона, так девять десятых моих людей, да и меня самого в том числе, следовало бы запереть рядом с тобой, ведь так?

Латур поднес бутылку к губам, сделал глоток и выжидательно посмотрел на шерифа. Он ждал, что Белуш все-таки скажет об истинной цели своего прихода, Но тот явно не торопился. Однако, помолчав немного, он, наконец, заговорил.

— Боюсь, неважный из меня получился шериф, — с трудом выдавил он из себя. — По крайней мере, так стало в последнее время, точнее, с того самого момента, как в наших местах нашли нефть. Уж слишком я старался не упустить своего, вот так все и получилось. Теперь, однако, с этим покончено. Мы с Томом так решили. Еще пара часов, и сюда со всей страны слетятся репортеры, станут шнырять вокруг да около и совать всюду свой нос. Вряд ли кто захочет пропустить судебное заседание, ведь ты у нас теперь знаменитость. — Сунув в рот сигару, шериф покатал ее в зубах, наслаждаясь пряным ароматом дорогого табака. — Но как только эта свора пронюхает, что у нас за город, вмиг забудут про тебя, парень. Станут взахлеб описывать то, что здесь творится. Сколько веревочке ни виться, а конец один, и мы с Томом отлично это знаем.

Латур молча ждал, что последует дальше. Белуш прикурил сигару и глубоко затянулся.

— Если честно, то я не жалею! Когда-нибудь это все равно должно было случиться. И хочешь — верь, хочешь — не верь, но за все тридцать пять лет, пока я был шерифом, я ни разу не сделал ничего такого, чего бы мог теперь стыдиться.

— Я вам верю.

Белуш взъерошил седоватую шевелюру.

— Но я пришел не для того, чтобы все это тебе рассказывать. Знаешь, ведь я знал твоего отца, Энди. И отца твоего отца тоже! Ты, можно сказать, вырос у меня на глазах. Я помню, как ты отправился воевать. И был свидетелем того, как ты вернулся. Поэтому и пришел сейчас, пришел, чтобы сказать, что, несмотря на все улики, которые сегодня были выдвинуты против тебя, несмотря ни на что, я не верю, что ты прикончил Лакосту. Да и того, другого, ты не мог сделать! Боже правый, ведь ее мужа только что застрелили у нее на глазах, он, можно сказать, упал на нее, кругом темнота, и это при том, что последнее, что она слышала, был Твой голос. Естественно, девчонка решила, что все это твоих рук дело.

Латур шумно вздохнул:

— Спасибо, огромное вам спасибо, шериф!

Белуш страдальчески сморщился:

— Но с другой стороны, каждый второй, да что там, почти все уверены, что ты и есть тот подонок, который всадил две пули в грудь Жаку Лакосте.

— Я не делал этого!

— Может быть, и так. Однако доказать это будет нелегко. Можно задать тебе один личный вопрос?

— Конечно.

— Скажи, Энди, вы ведь с миссис Лакостой вроде бы поладили? И неплохо. Я хочу сказать…

Латур догадывался, что это будет за вопрос. Впрочем, учитывая сложившиеся обстоятельства, этого следовало ожидать.

— Да, — кивнул он, — но когда я подошел к трейлеру Лакосты, то меньше всего думал о том, чтобы переспать с Ритой. Уверяю вас, я бы не стал делать этого, даже если бы она сама бросилась мне на шею.

Казалось, шериф был доволен.

— Ну хорошо. На твоем месте я бы убедил Джина Эверта сделать на это особый упор. И если нужно, вызвал бы даже твою жену как свидетеля. В конце концов, она дьявольски хороша собой, а на судейских это произведет хорошее впечатление, будь уверен. — И, подумав, добавил: — Да, кстати, Джин вдруг позвонил как раз перед тем, как я собрался к тебе. Просил предупредить, что может задержаться, и уверял, что приедет сразу же, как только сможет.

— Ничего, — мрачно пошутил Латур, — я-то ведь никуда не денусь.

— Но самое главное, из-за чего я пришел, Энди…

— Да?

— Ты ведь знаешь наш Френч-Байю. Поползли разные слухи, точнее, люди болтают всякое в барах да и просто на улицах. И мне это здорово не нравится. Вся эта болтовня о петлях, да о веревках, да еще о том, как в прежние времена тут разбирались с убийцами.

— Понятно.

— Более того! Кто-то явно их всех подзуживает. Уж слишком много виски, да еще на дармовщинку, ставится в барах. А поскольку миссис Лакосту не только изнасиловали, но еще и зверски избили, то начали поговаривать, что ты и есть тот самый парень, кто надругался и над теми четырьмя бедняжками и которого мы тогда так и не нашли.

— Вот даже как?

— Поэтому-то мы с Томом сегодня утром поговорили с судьей. Если начнется заваруха, вряд ли этот курятник долго продержится, верно? Разнести его — пара пустяков. Так что, если не возражаешь, мы перевезем тебя в новую окружную тюрьму.

Латур задумался. Все сказанное шерифом он давно знал и сам. Стены местной тюрьмы могли удержать заключенного, но выдержать нападение шайки негодяев было им не под силу. И все же, даже несмотря на это, он предпочел бы остаться во Френч-Байю. По крайней мере для того, чтобы быть поближе к Ольге и своему адвокату.

— Спасибо огромное, шериф. Но, если вы не возражаете, я бы предпочел рискнуть и попытать счастья здесь, у нас.

Поднявшись на ноги, Белуш задумчиво взвесил на руке тяжелую кобуру.

— Между нами, я и сам не верю, что до этого дойдет, но решил тебя предупредить, Энди. Тут уж тебе самому решать, как поступить. Сам знаешь, как это бывает: ребята перепьются и начнут буянить. Но что бы там обо мне ни говорили, такого еще не случалось, чтобы я не смог защитить арестованного. Так что верь мне, Энди. Да, конечно, я не святой и за душой у меня хватает грехов. Но в одном ты можешь быть уверен: если шайка пьяных ублюдков задумает вытащить тебя отсюда, чтобы вздернуть без суда и следствия, для этого им придется перешагнуть через мой труп.

Латур скосил глаза и заметил, как заходили желваки на скулах у шерифа. Да, с невольным уважением подумал он, что бы там ни было, но Белуш — настоящий мужчина!

— Я верю вам. Одну минуту, шериф!

Белуш, уже взявшийся было за ручку двери, обернулся:

— Что такое?

— Это насчет тех двух попыток прикончить меня. Может быть, парень, который хотел от меня избавиться, и прикончил потом Лакосту? А заодно и надругался над Ритой.

— Мы уже это поняли, — кивнул Белуш. — Как только рассвело, Том отправился к той самой прогалине, про которую ты говорил. Так вот, он потом сказал, что ты угадал точь-в-точь, — кто-то и впрямь провел чертовски много времени, подкарауливая тебя там. К тому времени мы с Томом как-то уже свыклись с мыслью, чем вся эта история угрожает нам, и принялись кумекать. В конце концов пришли к выводу, что Жак непременно должен был видеть этого стрелявшего. Скорее всего, он его даже узнал, так что мерзавцу ничего не оставалось, как вернуться прошлой ночью и заткнуть старику рот. Навсегда. А то, что случилось потом, может быть, было неожиданностью для него самого. Мне не раз приходилось слышать, что такое случается. Знаешь, желание убить или сотворить нечто ужасное может накатить неожиданно, что называется, кровь ударит в голову, и все. Только нормальным этого парня вряд ли назовешь. Верно?

— Самый настоящий садист!

— Точно.

Заперев камеру, Белуш вернулся в свой офис.

На душе у Латура немного полегчало. Нечистый на руку и не всегда трезвый старик шериф оказался настоящим человеком. Да, вероятно, прошли времена, когда он был отличным шерифом. Но сейчас Латур был просто счастлив, что он на его стороне.

Да и к тому же Латур знал, что шериф всегда верен своему слову. Как он пообещал, так и будет. Если в городе и найдутся желающие расправиться с ним, которые не остановятся перед тем, чтобы приступом взять тюрьму, то они и в самом деле смогут добраться до него, только перешагнув через тело шерифа Белуша.


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 14