home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Что-то торчало у него во рту, мешая сжать челюсти. Что-то похожее на резиновое кольцо, которое дают грызть малышам, когда у них режутся зубки. Латур попытался выплюнуть его и тут же получил сильный удар по голове.

— Дыхни, чертов ублюдок! — прорычал над его головой Джек Прингл. — Сильнее!

Латур покорно сделал, как ему велели, и наконец ему удалось с трудом открыть глаза. Он сидел на стуле с прямой спинкой в офисе шерифа, а вокруг толпились те, кого он давно знал. Лица всех были мрачны.

Джек Прингл бросил угрюмый взгляд на шкалу и брезгливо поморщился.

— Ну что ж, — проворчал он, — по крайней мере одно мы теперь знаем точно — он пьян не больше меня. Обычная уловка! А воняет так, словно купался в виски!

Латуру наконец удалось выпихнуть языком резиновую трубку. Губы его онемели и едва двигались. В голове стоял туман. Ему стоило немалого труда собрать воедино разбегавшиеся мысли.

— Что тут происходит? — наконец просипел он, с усилием выдавливая из себя слова.

Один из людей шерифа шагнул вперед и влепил ему увесистую пощечину, от которой у него загудело в голове.

— Еще и спрашивает, проклятый ублюдок! Может быть, лучше сам расскажешь?

Латур потряс головой, пытаясь сообразить, что происходит. Самое странное, что он ничего не помнил, не помнил даже, как умудрился попасть в офис шерифа, когда был на прогалине возле трейлера Лакосты. В голове пульсировала боль, и ему все труднее было сосредоточиться.

— Что рассказать? — тупо повторил он.

Из клубившегося перед глазами тумана вдруг вынырнуло багровое лицо Муллена. Первый помощник шерифа, взяв стоявший у стены стул, подвинул его почти вплотную к Латуру и уселся.

— Ладно, Энди, валяй! Рассказывай все, что знаешь!

— Да нечего мне рассказывать!

— Так ты что же, ничего не помнишь?

— Нет, — глухо пробормотал Латур. — Помню только, что стоял возле двери в трейлер Лакосты, а больше ничего.

За спиной Муллена выросла фигура шерифа Белуша. Он растерянно запустил пятерню в волосы, и пушистая седая прядь упала ему на лоб.

— Конечно, ребята, может быть, я ошибаюсь, но сдается мне, тут заваривается большая каша. И даже если бы мы и хотели не выносить сор из избы, сейчас уже поздно об этом думать.

— Это точно, — подтвердил Муллен. — Одна “скорая помощь” со своей проклятой сиреной чего стоит! Трубили, словно архангелы в Судный день! Теперь весь город гудит, как потревоженный улей! А завтра шуму будет уже по всему штату! Уж газетчики постараются, будьте уверены!

Латур никак не мог сообразить, о чем это они все толкуют.

Муллен снова обернулся к нему:

— Так, значит, не отрицаешь, что ходил к Лакосте? Так вот куда ты направился после того, как мы с тобой распрощались!

Виски нестерпимо ломило, но туман, клубившийся в голове Латура, понемногу рассеивался.

— Да, это так.

— По дороге заходил куда-нибудь?

— Нет.

Вытащив из нижнего ящика письменного стола шерифа бутылку с бурбоном, Прингл передал ее Тому Келли.

— Налей ему стаканчик. Это не повредит. Парень трезв как стеклышко, вы сами могли в этом убедиться. От того количества спиртного, что у него в желудке, даже у воробья голова не закружится, уж вы мне поверьте!

Келли поднес бутылку к губам Латура:

— Ну-ка, давай хлебни! Промочи горло! Ведь тебе немало придется рассказать. И не вздумай вилять хвостом, парень. Вот уж что ненавижу — так это когда какой-нибудь чертов сукин сын начинает вешать мне лапшу на уши!

Виски потекло по подбородку. Латур поднял руки, чтобы отпихнуть от себя бутылку, и удивленно заморгал. На запястьях у него были наручники.

— Это еще что за?…

Келли заткнул горлышко-бутылки пробкой и убрал ее в стол.

— Будто ты сам не знаешь!

— Все он знает, — проворчал Прингл. — Ишь, святая невинность! Чертов праведник! А как всегда нос воротил, небось помните? Как же, он ведь у нас слишком честный, чтобы взять хотя бы один проклятый бакс! А вот заварить такую кашу — это пожалуйста!

Латур обвел недоумевающим взглядом хмурые лица столпившихся вокруг него мужчин. Джим Клейбурн, Билл Дюкро, Сэм Педди, Мэтт Руссо, Джек Рафиньяк и Тони Луальер — все люди шерифа были здесь, за исключением, может быть, вызванных на дежурство. Ему бросилось в глаза, что все они одевались явно впопыхах, будто их подняли с постели.

— Да в чем дело? — беспомощно повторил он.

— Это уж ты нам расскажи, — зло бросил Муллен, — и заодно объясни, почему, раз уж тебе так приспичило, черт возьми, почему было не прихватить одну из тех девчонок в гостинице?! Да любая из них только рада была бы тебе услужить! В конце концов, для этого они там и торчали. Но нет, это тебя не устраивало, видишь ли! Ты ведь не такой, как все!

— Не понимаю, о чем вы говорите.

— Так уж и не понимаешь! Но ты ведь признался, что ходил к Лакосте?

— Да, конечно.

— Зачем?

В голове Латура стало проясняться. Боль понемногу отступила.

— Хотел хорошенько рассмотреть то место, откуда в меня стреляли. А потом собирался потолковать с Лакостой.

— Это в два часа ночи?!

— А какая разница, в какое время умирать или убивать? Что в два часа ночи, что в полдень — мертвый, он и есть мертвый!

Голос шерифа Белуша, усталый и злой, разорвал тишину, и Латуру показалось, что он прошуршал в воздухе, будто сухой осенний лист, раскрошившийся под ногой.

— Ладно, Энди, хватит валять дурака. Тебе никого не одурачить. А все, что мне рассказал Том с твоих слов… все эти пресловутые покушения на твою жизнь… прибереги эти россказни для кого-нибудь другого!

— Но в меня и вправду стреляли! — воскликнул Латур. — Один раз утром, а потом еще вечером. А потом я отправился туда, на прогалину, где стоял этот человек, поджидая меня, и в кустах нашел четыре окурка и стреляную гильзу!

— И где же они сейчас?

— В левом нагрудном кармане куртки.

— Ну, сейчас, по крайней мере, их там нет, — покачал головой Белуш. — Кто-нибудь из вас, парни, видел на полу в трейлере Лакосты сигаретные окурки или гильзу?

— Нет, — за всех ответил Прингл. Муллен ткнул пальцем в небольшую кучку предметов, аккуратно сложенную на столе у шерифа.

— Вон там все, что было у него в карманах. — И он принялся перечислять: — Револьвер, бумажник, десяток патронов. Его удостоверение, карманный фонарик и полбутылки джина.

На полу трейлера? Латур недоумевающе нахмурился. Он ведь даже не заходил в трейлер. Только постучал в дверь. Вдруг туман в голове окончательно рассеялся, и он вспомнил все, что случилось ночью. От его стука проснулся Лакоста. Он спросил, кто это там и что ему нужно. А потом… потом кто-то ударил его по голове дубинкой, и он потерял сознание.

— Меня оглушили, — с трудом выдавил он, подняв скованные наручниками руки, осторожно провел ими по затылку. — Вот откуда все эти шишки.

В голосе Муллена слышалось раздражение.

— Ох, ради всего святого, Энди! Можно подумать, я лишь вчера появился на свет! Да и ты знаешь не хуже меня, что удариться головой можно обо что угодно, хотя бы и о ножку стола, особенно если ты свалил его на пол!

Латур тупо смотрел на него, ничего не понимая.

— Хочешь сказать, что не знаешь, о чем это я?

— Да.

Дверь в контору шерифа открылась и тут же захлопнулась. В холле раздались чьи-то шаги, и Джин Эверт, растолкав всех, вошел в комнату. Латуру пришло в голову, что он впервые видит всегда элегантного адвоката, небрежно одетым. Но нынче тот явно одевался впопыхах: незастегнутый ворот рубашки открывал голую шею, галстука не было и в помине, а когда Латур опустил глаза вниз, то с изумлением увидел край шелковой пурпурной пижамы, стыдливо выглядывавший из-под края белоснежных брюк с отутюженной складкой.

— Что тут происходит, Энди?

— Сам не понимаю. — Латур помотал головой. — Похоже, это какая-то тайна.

Муллен грузно поднялся со стула. Судя по его нахмуренному лицу, появление адвоката его не обрадовало.

— Да вы небось и сами слышали, — проворчал он. Эверт недовольно поддернул высовывающуюся из-под брюк пижаму.

— Возможно, — сухо процедил он, — думаю, к этому времени об этом знает уже чуть ли не весь город. Один из моих помощников заметил из окна, как мимо пронеслась “скорая помощь”, и засек, куда она поехала. А потом, вспомнив, что Энди мой друг, дал мне знать.

Шериф Белуш вытащил из коробки одну из своих любимых сигар по доллару за штуку и закурил.

— Вы приехали в качестве адвоката Энди?

— Если он не против, — кивнул Эверт. — Но давайте-ка сразу условимся о главном. Что вы намерены делать, шериф? Попытаетесь замять это дело или же рискнете пойти до конца?

Белуш немного подумал.

— Нет, да простит меня Господь! — Он тяжело вздохнул. — Это уж чересчур. Не стану изображать из себя святого, Джин, но есть вещи, от которых меня мутит. И это как раз одно из них.

— Так я и понял, — буркнул адвокат. — Как ты себя чувствуешь, Энди? — И он присел на стул, где еще недавно сидел Муллен.

— На редкость мерзко, — признался Латур. Эверт ободряюще похлопал его по плечу:

— Возьми себя в руки, Энди. Через минуту мы сможем поговорить. Ну а пока что я намерен выяснить, как обстоят дела. — Он бросил на Муллена короткий взгляд: — Что у вас есть на него. Том?

— Да немало всего, — проворчал Муллен. — В барабане его револьвера две пустые гильзы. А миссис Лакоста признала в нем именно того человека, который ночью постучал в дверь трейлера и потребовал, чтобы она его впустила. Ей показалось, что было около двух часов ночи или немногим больше. — И сухо добавил: — А когда все началось, ей было уже не до того, чтобы смотреть на часы!

— Она точно его опознала? Ошибки быть не может?

— Она сказала, что он сам направил луч фонарика себе на лицо.

Эверт щелкнул зажигалкой.

— Ты признаешь это, Энди?

Латур кивнул:

— Я и не собирался отрицать, что был там. Да, я постучал в дверь трейлера. А когда она подошла к окну, то посветил фонариком себе в лицо.

Шериф Белуш задумчиво пожевал сигару.

— Что касается того, что он стучал, тут все ясно. Когда док Уокер привел девушку в чувство, она рассказала примерно то же самое: что он принялся колотить в дверь так, что разбудил Лакосту, который спал в соседней комнате. Лакоста прибежал на шум, и тут-то все и началось.

— Понятно, — кивнул адвокат.

Латур искренне надеялся, что так оно и есть.

— Думаю, — продолжал шериф, — что у этих трейлеров вряд ли такие уж крепкие двери.

Эверт рассеянно застегнул верхнюю пуговицу рубашки и вытащил из кармана галстук.

— Понятия не имею — никогда, знаете ли, не имел удовольствия жить в трейлере! — И принялся завязывать галстук. — Лучше объясните-ка мне вот что: как случилось, что так быстро подняли тревогу?

— Был анонимный звонок, — проворчал Прингл.

— Кто звонил: белый или цветной?

— Я бы сказал, цветной. Знаете небось, как они говорят, когда взволнованы. Сказал, что как раз проезжал мимо прогалины возле трейлера Лакосты, когда у него спустило колесо. Парень был явно перепуган до смерти — я вообще с трудом мог разобрать, что он там лопочет. Потом я все-таки вытянул из него, что он притормозил неподалеку от трейлера и как раз менял колесо, когда вдруг услышал выстрелы. Потом девушка принялась кричать, и уж тут он сообразил, что дело плохо. Поэтому быстренько завернул болты и рванул к ближайшему телефону.

— Он назвал свое имя?

— Нет. Я ведь уже сказал — парень перепугался до смерти. А потом, думаю, он вовсе не хотел оказаться замешанным в какую-нибудь грязную историю, да еще с белой женщиной.

— И что же вы сделали после этого?

— Позвонил сначала Тому, а потом шерифу Белушу. Потом вызвал Луальера, чтобы подежурил вместо меня, и мы втроем поехали на ранчо Лакосты.

— Понятно, — протянул Эверт. — И где же вы обнаружили Энди?

— Примерно в ста ярдах от трейлера — сидел привалившись спиной к колесу своей машины, делая вид, что смертельно пьян.

— Выглядит довольно глупо. По крайней мере, так мне кажется, — поморщился Эверт. — Однако, думаю, никто не станет спорить, что Энди может быть кем угодно, но только не глупцом. И если он и впрямь совершил все, в чем его обвиняют, уверяю вас, уж он бы позаботился смыться оттуда как можно скорее.

— Он бы не смог, — перебил его Муллен. — Должно быть, перетрусил и дал задний ход, да еще на полной скорости. Вот и въехал в болото да и застрял! Машина, кстати, все еще там, засела в грязи накрепко. Поэтому он сделал то единственное, что было в его силах: притворился, что мертвецки пьян. Дескать, и знать не знает о том, что произошло.

— Ясно, — кивнул Эверт. — Так, ну а теперь давайте выслушаем самого Энди.

— Понятия не имею, о чем вы тут говорите. Я вообще не слышал никаких выстрелов. И уж конечно, сам ни в кого не стрелял. И не слышал, как кричала Рита! — Но тут же поправился: — Нет, не совсем так. Сейчас припоминаю, правда смутно, женский крик. Но я уже ничего не мог поделать.

— Это почему же?

— Потому что валялся на земле, уткнувшись носом в грязь, почти без сознания или что-то вроде этого.

— А что ты вообще там делал?

— Приехал убедиться, что с миссис Лакостой все в порядке… После того скандала, что учинил Лакоста прямо посреди улицы, мне было тревожно за нее. Вот поэтому я и вернулся. К тому же мне хотелось поговорить с самим Лакостой, если, конечно, он уже был в состоянии говорить.

— О чем ты хотел с ним говорить?

— Хотел спросить, не видел ли он, кто в меня стрелял.

— А он знал?

— Мне так и не удалось с ним поговорить. Я приехал, постучал в дверь трейлера и, когда миссис Лакоста подошла к окну, посветил фонариком себе в лицо, чтобы она меня узнала. Тут проснулся Жак и спросил, что мне нужно. Но прежде чем я открыл рот, кто-то врезал мне дубинкой по голове, и я потерял сознание. А теперь моя очередь задавать вопросы. Скажет мне кто-нибудь, наконец, что, черт возьми, стряслось?

— Так ты ничего не знаешь?

— Понятия не имею.

— Жак Лакоста мертв. Убит двумя выстрелами. Пули попали в сердце. А молодая миссис Лакоста изнасилована и зверски избита, по всей вероятности тем же человеком, который застрелил ее мужа.

— Кто? Кто это сделал?!

— Миссис Лакоста утверждает, что ты, Энди.


Глава 8 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 10