home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Перед неоновой вывеской, гласившей: «Любой омар за полтора доллара», стояла куча машин. Вечер был для Эдди удачным.

– Пойдешь со мной? – спросил я Лу.

– Нет, спасибо. Если не возражаешь, я подожду тебя в машине.

Она еще злилась на меня.

– Извини, Лу, но тут ничего не поделаешь, – сказал я ей.

Заведение Эдди занимало одноэтажное здание из белого кирпича. Столовый зал с видом на бухту был переполнен туристами. Почти все они были на взводе. В баре народу было меньше. Там я заметил несколько белых фуражек, их было меньше, чем я ожидал. Эдди, толстый мужчина, лысый череп которого, как ореолом был прикрыт рыжей прядью волос, стоял за стойкой. Он был раньше рыбаком и имел нюх. Он однажды спросил сам у себя: «Если бы я был туристом и впервые в жизни приехал во Флориду, то чего бы я больше всего пожелал?» И сам себе ответил: «Съесть как можно больше омаров по разумной цене». И Эдди накопил кругленькую сумму, продавая за полтора доллара ракообразных (на сорок центов) и кукурузный бульон туристам, которые наивно полагали, что это им было выгодно.

Эдди увидел, как я вошел и ожидал меня, положив ладони на стойку.

– Нет, старик, – сказал он качая головой. – Я ничего не имею против того, чтобы какой-нибудь парень, имеющий мелкие неприятности, пришел сюда пропустить стаканчик, но ты для меня слишком сильно замарался.

Но все же налил мне большую порцию неразбавленного виски.

– Держи. Пей и сматывайся.

Я разочарованно посмотрел вокруг себя. Те немногие люди в белых фуражках не были капитанами рыболовных судов. Двое из них были туристами, надевшими фуражки, чтобы изображать из себя капитанов. Третья белая фуражка едва сохраняла равновесие на макушке старого капитана судна для ловли губок из Тарпон Спрингс.

– Что, я до такой степени замаран? – спросил я у Эдди.

– Да, сначала радио. Потом тебя спрашивал Касс Харди. А после него – два парня с бандитскими рожами. Может быть, приятели Тони Мантина.

Я опорожнил стакан.

– А полиция?

Эдди почесал живот, вылезавший из-под пояса.

– Лейтенант Дэвид и Хэп Арнольд заходили сюда, но ни о ком не расспрашивали. Мне кажется, что тебе очень повезет, если они поймают тебя первыми. Что тебя разобрало, Чартерс? Был таким спокойным и уравновешенным парнем. Как же ты до этого дошел?

Я положил на стойку пять долларов в уплату за порцию виски.

– Поговорим об этом в другой раз, – сказал я. – А где остальные? Колдуэл, Йатс, Мархэм, Дэвис, Терри и Марк?

– Уехали смотреть петушиные бои. Ты знаешь, в Олд Харбор. Ну, ты должен знать: ты там выиграл вчера вечером около пятисот долларов. (Он отодвинул мои пять долларов). Я тебе сказал, что угощаю я. А теперь, удачи тебе, парень. Спрячь деньги. Сматывайся. Туристы могут перенести все, что угодно. Но вряд ли им понравится наблюдать как убивают человека в то время, когда они едят. Это испортит им аппетит.

Ну, конечно же, петушиные бои! Именно поэтому я и помнил, что слышал кукареканье. Я ничего не пропустил, все посмотрел в моем пьяном загуле.

Я положил пять долларов в карман.

– Спасибо. Можно еще вопрос?

– Что? – спросил он холодно.

– Ты не знаешь, есть ли у Мэтта Кендалла корабль и где его стоянка?

Эдди покачал головой.

– Нет. Ни разу не слыхал. Я, конечно, могу и ошибаться. Если бы Терри был здесь, он бы тебе сказал точно. У него есть полный список всех судов, плавающих в бухте, длина которых превышает четыре метра.

– А Терри – на петушиных боях?

– Да.

Я ушел, не оборачиваясь.

– Ну, что? – спросила Лу.

Я сел в машину и схватился за руль, чтобы она не видела дрожанья моих рук.

– Сейчас я остановлю такси и ты поедешь к себе.

Лу подозрительно на меня посмотрела:

– А что случилось?

– Меня разыскивают люди Кэйда Кайфера. Касс Харди и Дэвид – тоже.

– Я же тебе говорила, – закричала Лу со злостью в голосе. – Ну, теперь-то ты перестанешь валять дурака? Теперь-то ты меня послушаешь?

– Спрятаться с тобой в гостинице?

– Да.

– Нет.

– Почему?

– Я должен разыскать Мэй.

– Мэй, Мэй, Мэй! – зашлась Лу. – Дурак несчастный! Пока ты ломаешь голову и рискуешь шкурой, твоя жена спит с Кендаллом и ей это очень нравится!

Я врезал ей пощечину.

– Это неправда. Мэй любит меня. Она никогда бы не согласилась посмеяться надо мной таким образом. Почему тебе так хочется ее унизить в моих глазах? Почему ты так хочешь, чтобы я спрятался с тобой в гостинице? Ясно, что не из-за моих красивых глаз.

Лу тихонько заплакала.

Я открыл дверцу с ее стороны.

– А теперь, вылезай. Ты посчитаешь себя оскорбленной, если я предложу тебе заплатить за такси?

– Да, – сказала Лу, глядя на меня между пальцами. – Куда же ты теперь направляешься?

– В Олд Харбор... Если доеду туда.

– А в такое время там еще идут петушиные бои?

– Последний бой начинается в четыре часа утра.

Лу вытерла глаза краем сорочки.

– Зачем? Я хочу сказать, зачем ты туда едешь?

– Чтобы поговорить с капитаном Терри. Если у Кендалла есть корабль, Терри должен о нем знать. Он должен также знать, где его стоянка.

Лу одной рукой закрыла дверцу, продолжая другой утирать слезы.

– Я еду с тобой.

Я посмотрел на ее бедра. На ней под платьем была только сорочка и ею она утирала глаза.

– Ты, однако, чертовски упряма, – сказал я.

Она бросила на меня сердитый взгляд.

– Что ты хочешь этим сказать?

Времени препираться с ней у меня не было.

– Ладно. Езжай, если хочешь, – сказал я и включил зажигание. – Но, думаю, что над Бэй Род дует ветер. Скорее всего, так оно и есть. И на твоем месте я бы накрылся, чтобы не схватить насморк.

Яростным движением Лу натянула платье на колени. Мы выехали на автостраду и никто из нас не произнес больше ни слова. Лу через стекло смотрела в ночь.

Я задал себе вопрос, почему она так упорно хотела остаться со мной. Паренек, читавший нам курс патологической и судебной психологии, говорил, как называют женщин, подобных Лу: нимфоманками. По его словам, это были гиперсексуальные женщины, а нимфомания была следствием одновременно физиологического и умственного расстройства. Он говорил, что сексуальность действует на них как алкоголь на наркоманов и что в случае чрезмерного возбуждения от них можно ждать всего, что угодно: состояние ложного понимания событий, истерия, инфантильная регрессия и даже бешеная ярость. Я краем глаза наблюдал за Лу и надеялся, что она не потеряет голову.

Сладко-горький аромат отлива пробудил во мне другие воспоминания о прошлой ночи. Да, теперь я все вспомнил. Мантина я встретил на петушиных боях. Я разглагольствовал как большой специалист по пернатым, хотя на самом деле вряд ли мог отличить боевого петуха от каплуна.

Я почти полностью восстановил в памяти ту мою ночь. По чистой случайности я выиграл кучу денег, поставив на петуха по кличке Кубан Дом, в шансы на успех которого не верил ни один человек. Я поставил на него сто против одного и выиграл. На Мантина и двух типов, которые его сопровождали, это произвело сильное впечатление. Мантин предложил поехать выпить вместе и мы отправились в «Пеликан Клаб». Там-то Кендалл с Лу и увидели меня с ними за столиком в нише. Я и там продолжал горланить, но уже по поводу Пел Мантиновер.

– Ты мне говорила, что у Кендалла был озабоченный вид, когда он увидел меня в «Пеликане» с теми тремя типами, не так ли?

– Да.

– Это произошло после того, как Касс Харди имел с ним беседу у Стива?

– Спустя примерно два часа.

В голове у меня был сплошной компот. Этого не могло быть. Если Пел убила Саммерса, то Кендалл не мог сделать так, чтобы ее приговорили для того, чтобы оказать услугу Кассу Харди. Почему же тогда Касс и Кендалл так испугались приезда Кэйда Кайфера?

Как и все, что имело отношение к играм, петушиные бои в графстве Пальметто были запрещены законом и проводились более или менее нелегально. «Игорный Клуб» размещался в старом амбаре, находившемся на расстоянии около полутора километров от автострады. К нему вела грунтовая дорога. Я снизил скорость, чтобы не рисковать своими рессорами. Здесь машин было еще больше, чем перед заведением Эдди.

Я купил два кусочка раскрашенного картона по цене три доллара штука. Эти кусочки картона дали нам право называться членами клуба. Даже не заходя в амбар, можно было учуять запах пропитанных кровью опилок и услышать охрипшие голоса любителей пари.

У входа я отдал Лу ее кусочек картона.

– Будет лучше, если ты подождешь меня около выхода, – сказал я ей.

Уходя на розыски Терри, я оставил ее у выхода. Вцепившись в стойку, с учащенным дыханием, она зачарованно смотрела как петух по кличке Лоу Грай рвал на куски своего противника по кличке Пайл.

Терри я нашел по ту сторону арены. Белая фуражка съехала на затылок, в кулаке левой руки была зажата куча долларовых бумажек.

– Привет, – сказал я.

– Привет, – отозвался он.

– Тебе это может показаться странным, но мне хочется знать, есть ли у Кендалла корабль достаточных размеров, чтобы на нем можно было бы добраться до Кубы?

Капитан Терри покачал головой, не спуская глаз с петуха, на которого поставил:

– Нет. А что?

– Этот мерзавец похитил мою жену.

– Значит, по радио рассказывают сказки, да? Ты их не убивал?

– Нет.

Терри на мгновение оторвал глаза от арены и посмотрел на меня:

– Я бы на твоем месте пошел посмотреть в пристанище которое он имеет на озере Семинол.

Я вздрогнул.

– Я и не знал, что у него есть дом на озере.

– Я тоже об этом узнал всего пару недель назад, – сказал Терри. – Дом стоит у самого устья реки. Это простая хижина из бревен, но очень красивая. Там есть ангар и взлетная полоса.

– Ты в этом уверен?

– Абсолютно. Две недели тому назад я возил туда клиента. Вот была история. Мы вошли в озеро перед восходом солнца и нас прихватил туман как раз напротив этой хижины. И кто из нее вышел? Мэтт Кендалл собственной персоной.

– Он вас видел?

– Нет. Туман был еще очень густым. Но мы его хорошо видели. Он вышел на крыльцо и зевнул. Потом сел в большую колымагу и уехал.

В толпе раздались вопли.

– А, черт, – сказал Терри.

Я посмотрел на арену. Окровавленный петух по кличке Пайл сбил своего противника с ног и собирался прикончить его.

– Кендалл был один? – спросил я, потянув Терри за рукав.

Терри вырвал руку.

– Нет. С ним была красотка, которая работает в конторе у шерифа. Как ее... Что-то вроде Лу. А теперь оставь меня в покое, ладно. Я поставил пятьдесят долларов.

По другую сторону арены Лу по-прежнему стояла, вцепившись в опору. На лице у нее было странное выражение. Я протолкался к ней через вопившую толпу.

– Уходим, – сказал я ей.

Лу пошла за мной с явным сожалением. Выражение ее лица оставалось таким же странным.

– Я сюда вернусь, – сказала она. – Мне здесь нравится. Что-то с тобой происходит, когда смотришь, как эти птицы убивают друг друга.

Стоянка для машин была погружена во тьму. Мы шли, не произнося ни слова. Позади слышались неясные крики толпы. Под ногами похрустывали ракушки. Когда мы подошли к «Форду», в амбаре раздался ужасный вопль.

– Очевидно, один из петухов погиб, – сказала Лу почти с грустью.

И тут же продолжила:

– Так ты нашел того типа, которого искал?

– Да, – сказал я.

– Есть у Мэтта Кендалла корабль?

Лу уже собралась сесть в машину. Я развернул ее и прижал к крылу.

– Почему ты мне солгала?

Она выкатила глаза с невинным видом.

– Я тебе солгала? Насчет чего?

– Ты сказала мне, что не знала, есть ли у Кендалла где-то убежище. Ты направила меня по ложному следу, предположив, что у Кендалла мог быть корабль.

– Я сделала это? – спросила она с еще более невинным видом.

Я заставил себя сдержаться, чтобы снова не влепить ей пощечину.

– Ты это отлично знала. И ты знала также, что у него есть хижина на озере Семинол с взлетной полосой и с «Пипер Клабом» или «Стинсоном» в ангаре.

– Как ты узнал, что я знала об этом? – спросила она так тихо, что я едва различил слова в шелесте ветра.

– Видели, как ты выходила с Кендаллом из этого дома. Рано утром, недели две назад.

– Ясно, – сказала Лу. – Ну, что ж! Да, я тебе солгала. (Она погладила меня по щеке). А, может быть, это придало мне аппетита? Может быть, мне хотелось провести с тобой еще одну ночь?

Я отвел ее руку от своей щеки.

– Не рассказывай сказок! – начал я.

Но тут же замолчал. На мое плечо легла тяжелая рука и заставила меня развернуться на сто восемьдесят градусов. Я оказался нос к носу с Кассом Харди.

– Для любителя ты действовал достаточно ловко, Чартерс. Браво! Ты заставил нас побегать. Зачем же ты нахамил Шепу? Ведь он говорил с тобой вежливо.

Несмотря на темноту, я увидел позади Харди распухшее лицо Шепа, у которого рука висела на перевязи. Харди схватил меня за галстук.

– Ну, говори, ведь я тебе задал вопрос!

– Он говорил вежливо? С ножом-то в руке?

Харди был огромен и крепок. Он приподнял меня над землей.

– Согласен, Шеп потерял голову, когда ты начал его дубасить. Но поставь себя на наше место. Ты подложил нам крупную свинью, старик, сказав доверенному человеку Кайфера, что ты мог доказать, что приговор, вынесенный Пел Мантиновер был результатом аферы. Хорошо же мы после этого выглядим. Ты Марки легких одномоторных самолетов думаешь, я плакал в тот день, когда убили Саммерса? С такими приемами, как у него, этот мерзавец мог бы меня оставить прошлой зимой на бобах.

Я не отвечал.

– А теперь с Кендаллом, который сбежал или убит и с Тони, найденным в лодке с тремя пулями 38-го калибра в груди, мы попали в трудное положение.

– Правильно излагаешь, – засмеялся кто-то позади Касса.

Касс опустил меня на землю так аккуратно, как будто рука у него и не устала. Он медленно обернулся. Шеп Кинг уже поднял вверх свою здоровую руку. Двух хорошо одетых мужчин отличала от обычных туристов только холодная уверенность и пистолеты 45-го калибра, которые они навели на нас.

– Послушайте, вы, – начал было Касс.

– Меня зовут Джек Вудс, – дружелюбным тоном сказал тот, чей голос мы уже слышали. (Он указал на своего напарника, державшего на прицеле Шепа Кинга). А это – Фил Глезон, мой компаньон.

Это были такие же гангстеры, как и Мантин. Чтобы понять это, было достаточно одного взгляда.

Вудс улыбнулся.

– Вы, конечно, уже догадались, что мы работаем на мистера Кайфера. Так же как, смею добавить, и покойный Тони Мерез или, если хотите, Тони Мантин. А вы, очевидно, Джим Чартерс, человек, которому Тони отдал десять тысяч долларов.

– Да, это я, – подтвердил я и почувствовал, как у меня сдавило горло.

– Отлично, – сказал Вудс, продолжая улыбаться. – Теперь мы все поедем к мистеру Кайферу.

Касс Харди сделал было протестующий жест, но потом согласился.

– Ну конечно. Почему бы и нет?

Вудс посмотрел на Лу, поколебался, потом принял решение.

– Я думаю, вы тоже поедете с нами, девушка. Это маленькое собрание может иметь неприятные последствия. И единственное, что я ненавижу, так это свидетелей.

Лу открыла рот и тут же его закрыла, не сказав ни слова. Вудс показал пистолетом на длинную серого цвета машину.

– Я уверен, что мы все уместимся в машине, если будем хорошо себя вести.

Лу вздохнула. Я обернулся в сторону амбара. Там снова начались крики. Шел другой бой. Я пожалел, что оторвался от Дэвида и Хэпа Арнольда. Меня охватила злость. Этот Дэвид как полицейский был никуда не годен. Если бы он не был шляпой и не дал мне оторваться между «Каза Маньяна» и Эдди, я бы не был сейчас в этой ситуации. Капля холодного пота прокатилась у меня по спине, задержалась было на уровне поясницы, потом продолжила свой бег до самого низа. Никогда в жизни я не чувствовал себя так грустно. У меня было такое чувство, что я больше не увижу Мэй. Теперь могло произойти все, что угодно.


* * * | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 16