home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Терраса была еще освещена, но прожекторы освещения сада и бассейна уже погасли.

– Их выключают в одиннадцать часов, – сказала Лу.

– Понятно, – ответил я.

Мы разговаривали только для того, чтобы помешать себе думать. Я смертельно устал и был обескуражен. Я не знал, что делать дальше. Если миссис Ландерс сказала правду, а не верить ей у меня больше не было оснований, то Тони Мантин погиб ни за что ни про что. А у меня не было никакой возможности уговорить Кэйда Кайфера помочь мне найти Кендалла и Мэй.

– Хочешь, я поведу машину? – спросила Лу, когда мы оказались перед «Фордом».

– Ладно, брось.

Я помог ей сесть в машину, потом повернулся и посмотрел на «Каза Маньяна». Окно миссис Ландерс еще светилось. Окно рядом выделялось черным квадратом. Как два глаза: один открыт, другой – закрыт. При свете луны верхушки плюща были похожи на толстых змей, ползущих к балконам по стене.

– О чем ты думаешь, Джим? – спросила Лу.

– О том, как плохо я знаю женщин, – отвечал я ей. – Я готов был поклясться, что Пел Мантиновер была искренна, когда говорила, что не убивала Саммерса.

– Некоторых женщин очень трудно понять, – с горечью промолвила Лу.

Я сел за руль.

– Куда мы едем? – спросила Лу.

– Понятия не имею.

Когда мы тронулись, машина, сопровождавшая нас с самого начала вечера, тронулась тоже.

– Во всяком случае, за нами по-прежнему следят, – сказала Лу.

Я посмотрел в зеркало заднего вида.

– Верно говоришь.

Я хотел было остановиться и подождать ту машину. Быть может, Дэвид мог бы узнать, был ли у Кендалла корабль и где была его стоянка. С другой стороны, видя, что мое мельтешение на свободе ни к чему не приводило, Билл Дэвид мог предположить, что сможет большего добиться от меня, если я буду за решеткой. Я уже представлял себе наш возможный разговор.

«Итак, Чартерс, мы знаем, почему вы убили свою жену и мистера Кендалла: ваша жена вам с ним изменяла. Единственное, что нас интересует, это что вы сделали с трупами».

Я бы ответил: «Мэй мне не изменяла. Я ничего с трупами не делал, так как никого я не убивал».

А Дэвид бы ухмыльнулся: «Ах, да, я забыл, это была кровь Тони Мантина. Кстати, мистер Чартерс, а что вы обещали Тони?»

Я остановил машину, вылез из нее и пошел к обочине. Меня стошнило. Живой он был или мертвый, но я для Мантина ничего не мог сделать. Пел мне соврала. Миссис Ландерс слышала, как она ссорилась с Саммерсом. Миссис Ландерс слышала, как Джо умолял ее не убивать его. Из-за моей ненормальной идеи, возникшей от идиотских устремлений бороться против несправедливости, возникших у меня от алкоголя, погиб Тони Мантин. Убит в порядке законной самозащиты Кендаллом, который, вероятно, задавал себе вопрос, что же хотел от него Тони с этой историей про сестру, которую плохо защищали на суде. У меня мелькнула мысль и я пощупал карман своего пиджака.

– Тебе нужен носовой платок? – спросила Лу.

– Спасибо, у меня есть. Я ищу свой пистолет.

– Какой еще пистолет?

– 38-го калибра, который я взял с собой, когда мы с Мэй выходили из дома. Я про него совсем забыл.

– У тебя его нет?

– Нет.

Лу достала из сумочки губную помаду, зеркальце и подвела губы при свете приборной панели.

– Я боюсь, что ты не создан для приключений, Джим.

– Правда, – признался я, – совсем не создан.

Я стоял на обочине и смотрел на фары той машины. Она остановилась метрах в пятистах от нас.

– Я вообще ни на что не способен, – повторил я.

А про себя подумал: «Кроме как делать глупости». Сорок восемь часов назад я был таким, как все. Получал семьдесят два с половиной долларов в неделю. А теперь надо было опасаться Касса Харди. И кроме того, возможно, что и Кэйд Кайфер сочтет, что я косвенно был виновен в смерти Тони Мантина. Да если еще лейтенант Дэвид арестует меня, он в течение долгих часов будет меня допрашивать, чтобы заставить признаться в невозможном. А тем временем Кендалл увезет Мэй еще дальше. Теперь Кендалл был вынужден скрываться. Кэйд Кайфер вряд ли захочет узнать, почему он убил Мантина. Мантин был мертв, и этого ему было достаточно.

Я снова сел в «Форд».

– Скажи мне, Лу, тебе когда-нибудь доводилось защищаться в кошмарном сне и говорить себе, что достаточно только суметь крикнуть или проснуться, как все встанет на свои места?

– У меня так часто бывало, – сказала Лу. – Как ты теперь себя чувствуешь?

– Чуть лучше.

Лу придвинулась ко мне. Я почувствовал рукой теплоту ее руки.

– Куда ты теперь поедешь, Джим?

– Я пытаюсь поразмышлять. К Дэвиду обращаться бесполезно. Он мне ни за что не поверит. Кроме того, у меня такое впечатление, что, как только я прекращу свой бег, он меня заберет и посадит в тюрьму. Обращаться к Кайферу еще хуже.

– Почему?

– Из-за десяти тысяч долларов. Он, естественно, подумает, что мы с Кендаллом убили Мантина, чтобы не возвращать ему деньги.

– Понятно, – сказала Лу.

Я уже въезжал на карниз.

– Ты решил что-нибудь? – спросила Лу.

– Да, еду к Эдди.

– Зачем?

– К нему приходят выпить многие капитаны наемных кораблей. Может быть, среди них найдется кто-нибудь, кто скажет есть ли у Кендалла корабль и где он его прячет.

– Ясно, – сказала Лу.

Мне хотелось, чтобы она немного от меня отодвинулась. Я пытался не чувствовать рукой ее руки, но как серьезно я ни был обеспокоен за судьбу Мэй, этот контакт волновал мою кровь. Волнение, возникшее от этого соприкосновения, было не поэтическим, а даже очень низменным.

Для того чтобы разрядить обстановку, я включил радио. Какой-то тип расхваливал достоинства какой-то жевательной резинки, придававшей свежесть дыхания пастора дыханию распоследнего пьянчужки. Когда он закончил, микрофон взял другой диктор и начал передавать последние новости. Большая часть этих новостей касалась политики. Потом настал и мой черед.

– Местные новости, – объявил диктор. – Новый трагический поворот в деле о загадочных выстрелах в доме адвоката Мэттью Кендалла. По только что полученному нами сообщению полиции труп Энтони Мереза, известного также под именем Тони Мантина, был найден в дрейфующей лодке в бухте Боко Сиега. Лодка была обнаружена командой рыболовецкого судна в нескольких сотнях метров от владения адвоката Кендалла. Мантин был убит тремя выстрелами в грудь. Полиция считает, что он был убит из пистолета, найденного в лодке. Пистолет системы «Смитт и Вессон» 38-го калибра зарегистрирован на имя Джеймса Чартерса, служащего у мистера Кендалла".

Я ждал продолжения. Оно последовало, но меня не касалось. Я выключил радио. В машине было очень жарко. Никогда в жизни мне не было так жарко. Я провел рукой по лбу – она вся была мокрой. В руку мне вонзились ногти Лу.

– Ты обманул меня, Джим? Так это ты убил Мантина?

– Нет, – сказал я. – Это еще одна хитрость Кендалла. Ему очень хочется, чтобы меня арестовали.

Нога моя вдруг налилась свинцом. «Форд» вместо семидесяти стал давать девяносто, потом сто десять миль в час. Я не мог точно сказать почему, но надо было оторваться от преследовавшей нас машины.

– Мерзавец! – сказала Лу. – Теперь Кайфер не даст тебе покоя. А он, кажется, шутить не намерен.

Я обогнал одну машину и едва успел увернуться от столкновения с другой машиной, мчавшейся по встречной полосе. Я приближался к дороге, которая шла вдоль пляжа. Лу закричала:

– Сбрось скорость, ненормальный! Ты нас убьешь!

Она попробовала вырвать у меня руль. Я оттолкнул ее. Я знал, что делал. В полутора километрах впереди был поворот. Я хотел достичь его раньше, чем нас догонит машина с преследователями. Я вошел в поворот на двух колесах, выжал до отказа тормоза и приземлился позади густой завесы из сосен.

Сосны были теперь экраном между «Фордом» и дорогой. Я не думал, чтобы Дэвид знал эту старую дорогу. Я сам ее недавно открыл для себя, когда преследовал одного упрямого свидетеля по делу, которое вел Кендалл.

Полдюжины машин промчались по автостраде и скрылись из виду. Две из них ехали так быстро, что можно было предположить, что они кого-то преследовали. Одна из этих двух машин могла быть той, что весь вечер преследовала меня. Но было слишком темно, а машины шли на слишком большой скорости, чтобы можно было узнать, кто в них сидел. Рядом учащенно дышала Лу.

– Прости, что мешала тебе недавно. Я поняла теперь, что ты хотел сделать.

– Ерунда, – сказал я.

– А что теперь?

– Я по-прежнему хочу ехать к Эдди. Пока я не попал в лапы полиции или Кайфера, я буду делать все, что могу, чтобы разыскать Мэй.

Лу некоторое время просидела молча.

– Джим, ты помнишь, что ты недавно сказал мне? – наконец спросила она.

– Насчет чего?

– Насчет женщин.

– А что я тебе сказал?

– Ты сказал, что очень плохо знаешь женщин. Это навело меня на размышления.

– О чем?

– О твоей жене.

– О Мэй?

Лу погладила кончиками пальцев мою щеку.

– Кто тебе сказал, что она была тебе верна? Кто сказал, что она уехала с Кендаллом не по своей воле?

Я повторил ей все то, что мне рассказала Гуэн. Лу тихо рассмеялась.

– Но это же ее лучшая подруга. Естественно, она тебе скажет, что Мэтт ничего не добился. Но, поверь мне, я Кендалла знаю. Не в его привычках терять месяц на ухаживание. У него так: если сразу ничего не получается, то это его больше не интересует.

– Не говори так, – сказал я.

Лу ущипнула меня за ухо.

– Ты говоришь, десять тысяч долларов были у Мэй в сумочке?

– Она ждала тебя на улице. После того, как ты обнаружил труп Мантина, ты позвал ее, и она сказала, что идет?

– Да.

– Но ты ее больше не увидел?

– Нет.

– Ты думаешь, что Кендалл напал на нее как раз перед тем, как погас свет и на тебя произошло нападение?

– Да, это должно быть так и произошло.

– Ты слышал, как кричала твоя жена?

– Н... нет, – признался я.

– Если бы на меня напали, я бы закричала. И, поверь мне, так сделал бы любой. Даже твоя драгоценная Мэй.

Лу сидела вполоборота ко мне так близко, что я мог слышать биение ее сердца.

– Ради бога, Лу, что ты хочешь этим сказать?

– Сейчас скажу. Поразмыслив, я подумала, что Мэй обдурила тебя. И лучшее, что ты можешь сейчас сделать, это забиться в какую-нибудь гостиницу и несколько дней не высовывать носа. А за это время пусть Дэвид, Кайфер, Касс Харди и Кендалл разберутся между собой.

– За это время неизвестно, что станет с Мэй.

Лу поцеловала меня и продолжила, не отнимая своих губ от моих.

– Ты знаешь, женщины от этого редко умирают.

– Прекрати, Лу, – взмолился я.

Она нашла мою руку.

– А хочешь, скроемся в гостинице вместе?

– Да, – честно признался я.

Лу застонала:

– Возьми меня, Джим.

Она протянула ко мне руки. Я поцеловал ее как в лихорадке, она ответила таким же лихорадочным, каким-то отчаянным поцелуем. Может быть, Лу была права. То, что она сказала, было и на самом деле. Кендалл был не из тех мужчин, которые теряют месяц на осаду. Мэй явно испугалась, когда я сказал ей, что хотел поехать с ним переговорить. Почему? Потому что боялась, что я дознаюсь про ее историю с Кендаллом. И опять же, почему она не закричала? И к чему сказала мне: «Помни, что для меня ты – один на белом свете».

Могло быть, что это просто пришлось к слову. Но могло быть и движением неспокойной совести. Хотя, что это меняло? Ничто больше не играло никакой роли.

Лу обхватила меня руками за шею и потянула к себе. Я поддался. Это было, по крайней мере, реальным. Зачем противиться? Если меня найдет Кэйд Кайфер и его банда, они меня убьют. Если же меня раньше них арестует Дэвид, он засадит меня в тюрьму по обвинению в убийстве, и я не смогу доказать свою невиновность. И все началось из-за женщины, этой красивой молодой лгуньи, Пел Мантиновер. Может быть, все женщины – обманщицы.

– Возьми меня, – шептала Лу. – Возьми меня скорей.

Я был бы не прав, если бы стал сдерживать себя. Я опрокинул Лу на сиденье. В этот же момент между нами встало бледное лицо Мэй. Она заливалась слезами и не могла их сдержать. Я услышал, как она говорила: «Был день твоего рождения». Твердым голосом, без попытки смягчить тон. «Кендалл уволил тебя. Ты был удручен. Но пришел сюда с улыбкой на лице, чтобы не волновать меня. А я, я даже не сказала тебе: „С днем рождения“, потому что хотела сделать тебе сюрприз. И подала на стол вареную картошку с бычьей печенкой. А потом, когда ты захотел меня поцеловать, я отстранила тебя. Ах, если бы я знала!»


Глава 13 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | * * *