home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Число машин, стоявших перед «Сэндбаром», значительно увеличилось. У меня было сухо в горле, очень хотелось что-нибудь выпить. Я уже было притормозил, чтобы зайти пропустить кружку пива, но передумал. Я чувствовал, что от пива отяжелею.

Приехав домой, я остановил машину напротив гаража. Потом выключил фары и некоторое время сидел в темноте, глядя на дом, стоявший на противоположной стороне улицы. Дэвид сказал: «Соседка из дома рядом не захотела ничего говорить, а соседка из дома напротив все рассказала».

Очевидно, он имел в виду Нелл Касс. У нее с Мэй были натянутые отношения. Мамаша Касс, отставной капитан береговой охраны Западного побережья, жила одна с двумя кошками, которых звала Антоний и Клеопатра. Она не вписывалась в эту улицу, где почти все имели детей и мало денег, где охотно одалживали друг другу садовый инвентарь и по-соседски подшучивали друг над другом.

Мамаша Касс была человеком другого сорта. Она даже не утруждала себя быть вежливой. Днями она была занята тем, что гоняла детишек от своего дома. Она никого не приглашала в гости, и Мэй говорила, что она жила, выдав доверенность на свою жизнь своим кошкам. А это было не так уж весело, если учесть, что у Клеопатры были перевязаны яичники, а Антуан был скопцом.

Вообще-то, мы с ней никогда не ссорились. У нас не было детей, которые могли бы попортить ей газон. Наоборот, мы были у нее в фаворе. У нас было даже право получать время от времени кивок головы в ответ на наше «Добрый вечер». У нее не было никаких оснований врать лейтенанту Дэвиду. Если уж Нелл Касс сказала, что некий видный мужчина, по ее описанию сильно походивший на Кендалла, приезжал на черном «Кадиллаке» к Мэй в мое отсутствие, это сильно походило на правду.

Я взглянул на дом семьи Шелли, стоявший на другой стороне газона. Говорить с Гуэн было бесполезно. Мэй с Гуэн были как сестры. Уж если Гуэн решит, что это пойдет Мэй на пользу, она поклянется и на горе библий в том, что Мэй, после десяти лет замужества, оставалась девственницей. Нет, говорить с Гуэн было бесполезно.

Я вылез из машины и зашел в дом. Окна были закрыты и в доме было очень душно. Я включил свет и осмотрел салон. Впервые я увидел, насколько он был убог, насколько жалкой была наша мебель и как мало мы имели. Мэй устроила здесь все как нельзя лучше, но как мало я смог ей дать.

Я был еще разбит от взбучки, которую получил на лестнице у Кендалла. Я отправился в ванную, принял душ и потом прошел в спальню. Домашнее платье Мэй по-прежнему висело на спинке стула, там куда она его положила. Хлопчатобумажные трусики лежали на том же месте, где она их сбросила. Комната была вся полна Мэй.

Я лег на кровать. Мэй сказала мне тогда: «Я тебя люблю» и «Помни, что для меня ты один на свете».

Подумать только!

А может быть, это был плод воображения моего изощренного ума? Может, я отравился атмосферой комнаты Кендалла с зеркалами и фотографиями? Мэй никогда не была ни простушкой, ни вульгарной даже со мной. Я не помню случая, чтобы она когда-нибудь меня отвергла, даже тогда, когда я перегружался пивом, но ей всегда удавалось делать так, чтобы наши с ней отношения в этом плане были для нас праздником.

Я сел и закурил сигарету. У Кендалла была фотография Мэй. Да ведь каждый мог купить такую же фотографию в «Таймс» за один доллар. Чаще всего, когда женщина дарит мужчине свою фотографию, она на ней что-нибудь пишет. Что-то вроде «В знак дружбы» и подпись. На снимке у Кендалла ничего подобного не было.

Я встал и принялся мерить шагами комнату. Идея поехать к Кендаллу была моей. Мэй не хотела, чтобы я к нему ехал, но, поскольку я упорствовал в этом желании, потребовала, чтобы я взял ее с собой. Она непременно хотела его увидеть и послушать, что он мне скажет.

Я присел перед туалетным столиком Мэй и выдвинул ящичек, в котором она хранила счета и письма, на которые надо было отвечать. Сверху лежала новенькая квитанционная книжка ювелирной кампании «Саншин». Я раскрыл ее. В прошлую среду Мэй уплатила пятнадцать долларов и взяла обязательство выплачивать по одному доллару в неделю за часы с браслетом ценой в девяносто четыре доллара. Мужские часы. Вчера, в день моего увольнения с работы, она внесла первый доллар.

Тут я увидел коробку. Она была завернута в белую бумагу и перевязана красной ленточкой. Под ленточкой была маленькая белая карточка, на которой рукой Мэй было написано:

Моему горячо любимому мужу

Я осторожно задвинул ящичек. Мэй купила мне часы, о которых я мечтал уже несколько лет. Она сэкономила пятнадцать долларов бог знает какими усилиями. Может быть, откладывала по центу, проходя пешком километры до рынка или кооператива, где все стоило чуточку дешевле. Обходясь без тех, так необходимых женщинам, маленьких безделушек. Экономя на губной помаде, покупая пудру чуть худшего качества. Она взяла обязательство продолжать так еще семьдесят семь недель из любви ко мне, а я поверил в россказни лейтенанта Дэвида.


Глава 9 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | * * *