home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

«Лаборатория» Кендалла как нельзя более подходила для проведения допросов с третьей степенью устрашения. Каждый раз, когда кто-нибудь из допрашивавших меня детективов отходил в сторону, передо мной представала обнаженная женщина. Комната, казалось, кишела полицейскими. Они были повсюду. Они были даже под полом и на потолке.

Но это не был, во всяком случае пока, допрос с третьей степенью устрашения. Мне не светил в глаза прожектор, никто не дубасил меня. Мне даже разрешили смыть с лица кровь. Один из людей лейтенанта Дэвида принес аптечку и перевязал мне самые серьезные раны.

Я видел лейтенанта Дэвида как бы в облаке тумана из-за пота, застилавшего мне глаза. Я жалел о том, что не знал его лучше. Он был обыкновенным: ни большим, ни маленьким. Вот уже двадцать лет он служил в полиции Сан Сити, а лейтенантский чин получил всего пять лет назад. Редкие выцветшие волосы, морщинистое лицо, такое же запоминающееся, как у Мантина. У него была привычка сосать табак и поэтому говорил он медленно, с неожиданной вкрадчивостью.

Он увидел, что я на него смотрел.

– Как вы себя чувствуете, Чартерс? – спросил он.

– Совершенно одуревшим, – ответил я. – Но это не важно. Важно разыскать Мэй.

И зимой и летом Дэвид носил потертую фетровую шляпу. Говорили, что другой у него никогда и не было. Он сдвинул шляпу на затылок.

– О ней мы поговорим через пять минут. А пока давайте выясним один вопрос: зачем вы приехали с женой к мистеру Кендаллу?

– Чтобы спросить его совета, что делать с деньгами.

– С какими деньгами?

– Я вам уже в двадцатый раз объясняю. С десятью тысячами долларов, которые дал мне Мантин.

– Ну, да, десять тысяч долларов, которые вам вручил Мантин неизвестно за какие услуги, – сказал Дэвид, глядя на меня с любопытством.

В таком свете история моя выглядела совсем по-идиотски. Но ведь так оно и было.

– Точно, – подтвердил я. – Я думаю, что он дал мне эти деньги потому, что я ему сказал, что могу спасти Пел Мантиновер.

– Вы и впрямь можете это сделать? – с интересом спросил Дэвид.

– Нет.

– Почему же тогда вы ему так сказали?

– Я был в стельку пьян.

Хэп Арнольд, один из инспекторов Дэвида, одетый в гражданский костюм, подошел к кровати.

– Черт побери! Может, мне его слегка взбодрить, Билл? Это прочистит ему мозги, – сказал он, массируя кулак.

Лейтенант Дэвид покачал головой.

– Нет, нет. Чартерс хочет нам помочь. Не так ли, Чартерс?

– Я делаю все, что могу!

Никогда в жизни и ничего в жизни я так не желал.

Дэвид улыбнулся мне, но одними губами; взгляд оставался таким же пронзительным, как гвозди обойщика.

– Отлично, отлично, – сказал он. – Теперь объясните мне вот что: вы ведь знали, что не могли выполнить данное спьяну обещание. Так почему же вы не отказались от денег, когда Тони Мерез явился вчера утром к вам в «Глэдис Отель»?

Я потерял выдержку и закричал:

– Я вам уже говорил! Я был еще пьян!

– В номере вы были один?

– Нет.

– Кто был с вами?

– Мне не хотелось бы отвечать.

– Вы изменили своей жене?

– Да.

– Обмен хорошими поступками. – Реплика была идиотской, но Дэвид продолжал, не дав мне времени сделать замечание. – Мерез дал вам десять тысяч долларов в банкнотах?

– И эти десять тысяч долларов были в сумочке вашей жены, когда вы приехали повидать мистера Кендалла?

– Точно.

Билл Дэвид сделал резюме этого эпизода.

– Когда вы приехали, мистера Кендалла не было дома. Но вы все-таки вошли. Вы нашли Тони Мереза в той комнате, – он показал на салон, – и он был мертв. Потом погас свет и на лестнице на вас напали. А когда вы пришли в себя, вы были залиты виски и держали в руках лопату. Труп Мереза и ваша жена исчезли.

Все детективы дружно захохотали. Кровь бросилась мне в лицо. Я пожал плечами.

– Тот тип, который убил Мереза, так же похитил и Мэй.

Хэп Арнольд посмотрел на лейтенанта Дэвида.

– Кайфер в Сан-Сити?

– Говорят, – ответил Дэвид. – Но если Кэйд рассчитывает здесь обосноваться, он зря это делает. – Он добавил щепоть свежего табака к той порции, которая была у него за щекой. – Ну, Чартерс, – сухо сказал он мне, – хватит крутить. Перейдем к делу. Когда вы сегодня вечером проникли сюда, чтобы убить мэтра Кендалла...

Я перебил его.

– Я сюда пришел не для того, чтобы кого-то убивать. Просто приехал за советом. Кендалл был неправ, когда уволил меня, но он все-таки крупный адвокат. И я думал, что он мог бы помочь мне в истории с Мантином.

– Вы хотите сказать – Мерезом.

– Как вам будет угодно. Но мне он назвался Мантином.

Дэвид присел на кровать.

– Хотите сигарету?

– С удовольствием.

Он протянул мне пачку «Кэмела» и дал прикурить.

– Послушайте, дружище, мы с вами лично не знакомы, но вот уже много лет я вижу вас в комиссариате полиции, во Дворце правосудия, на заседаниях суда. Все считают вас хорошим парнем. Вы выполняете свою работу, вы никому не причиняете неприятностей, вы хорошо пьете.

Меня передернуло.

– Я боюсь, что вчера вечером я именно...

У Дэвида была такая же улыбка, как у Мантина.

– Ну, время от времени это случается с каждым, – сказал он. – Кстати, с чего это вы решили надраться вчера вечером?

Я задумался. Говорить правду было бесполезно. Я предпочел бы умереть, чем признаться перед этими типами в том, что напился я оттого, что внезапно понял, что ничего в жизни добиться не удалось, что в тридцать пять лет я был неудачником. Как рассказать о несбывшихся мечтах и надеждах? Даже если бы я об этом и рассказал, Дэвид вряд ли что-нибудь понял.

– А вот с чего. Был день моего рождения. И надо же было Кендаллу уволить меня именно в этот день. Мы с женой сразу очутились в затруднительном положении, особенно это касается ежемесячных выплат за кредиты.

– Вы с ней поругались?

– Нет.

– Она ничего вам не сказала?

– Она сказала, что всегда можно найти выход.

Дэвид обернулся к своим людям.

– У кого фотография миссис Чартерс?

– Сейчас пойду поищу, – сказал кто-то.

– Я думаю, что ребята из лаборатории оставили ее в салоне.

Я смотрел на снимки, висевшие на стене. Мне было плохо от них. Даже если они покажут мне фотографию Мэй, я не поверю в то, что она совершала подобное. Однако сегодня вечером она обозвала кого-то грязной сволочью, а когда я спросил ее, кого она так честила, она мне ответила: «Я тебе скажу кого, но не теперь. Я тебе об этом расскажу позже».

Что она могла мне рассказать?

Детектив вернулся с фотографией. Он протянул снимок Дэвиду, который долго ее изучал.

– Знаете, Чартерс, ваша жена очень красива, – сказал он. – Она одна из самых красивых женщин Сан Сити, а может быть, всего западного побережья Флориды.

Мне было не до этого, я выхватил снимок из его рук. Ни разу в жизни до этого я не испытывал большего облегчения. Снимок не имел ничего общего с фотографиями, висевшими на стене. Мэй на снимке была в вечернем платье, в том белом платье, которое она сама себе сшила по случаю избрания ее в Женский Комитет Сан Сити. Ее снял фотограф из «Таймс» для воскресного выпуска газеты. На снимке Мэй была так хороша и естественна, что я купил себе дюжину газет. Я перевернул снимок: там ничего не было написано.

– Где вы это нашли? – спросил я у Дэвида.

– В туалетной комнате Кендалла.

Я вернул ему снимок.

– Согласен, лейтенант, Мэй – красавица. И что из этого?

Он посмотрел на пустое место, где была раньше фотография Лу.

– А где другая фотография вашей жены, Чартерс? Та, что была здесь, на стене.

– Подлец! – крикнул я и махнул кулаком в направлении его физиономии.

Дэвид перехватил мою руку. Его пальцы сжали мне запястье как тиски.

– Не делайте глупостей, Чартерс! Вы знали это.

– Что я знал? – спросил я, задыхаясь от злости.

– Что ваша жена и ваш патрон были, скажем... очень близки.

– Это неправда, – ответил я, пытаясь вырвать руку.

Дэвид тряхнул головой.

– А вот ваши соседи так не считают. Соседка из дома рядом не захотела ничего говорить, а соседка из дома напротив все рассказала. По ее словам некий черный «Кадиллак», за рулем которого был некий видный мужчина, по ее описанию сильно походивший на Кендалла, очень часто в последнее время останавливался перед вашим домом. И каждый раз тогда, когда вас там не было.

– Это неправда, – повторил я.

Резким движением мне удалось освободить руку и я двинул кулаком ему в лицо. Раньше, чем я успел повторить свой успех, Хэп Арнольд уложил меня на пол, потом поднял и снова уложил на кровать.

– Веди себя спокойно, – сказал он мне, – иначе я тебя прибью. Лейтенант Дэвид вытер струйку крови, которая текла у него из уголка рта.

– Я бы никогда и не подумал шутить на подобную тему, Чартерс, – сказал он таким же ледяным тоном, каким был и его взгляд. – И бесполезно разыгрывать из себя невиновного. Бросьте ваши россказни про Тони Мереза, про десять тысяч долларов, про Мантиновер и ее освобождение из тюрьмы! Скажите лучше правду: вы узнали, что ваша жена изменяла вам с Кендаллом и вы приволокли ее сюда для объяснений.

– Ну, и что же произошло потом? – волнуясь, спросил я.

– Именно об этом я вас и спрашиваю. Ваша жена и Кендалл исчезли. У лестницы полно крови, а агент, первым прибывший сюда, застал вас с лопатой в руках и в запачканной землей одежде. Вопрос: вы, случайно, не занимались ли в это время зарыванием трупов?

Я уткнулся лицом в ладони. Неправда. Только не Мэй. Я не мог в это поверить. Мэй не могла этого сделать. Это не было на нее похоже. Она же такая хорошая, нежная, честная.

Я смотрел на пикантные фотографии – очевидно, мужья всех этих женщин должны были думать как и я. А Кендалл мог дарить Мэй меха и украшения, которые я ей когда-то обещал. У меня кольнуло сердце: а что, если мои похождения с Лу были той последней каплей, переполнившей чашу ее терпения? А если Кендалл уже давно волочился за Мэй?

Исчез его труп или нет, но Мантин был мертв. Это я знал точно. Можно было предположить, что его убил Кендалл. В таком случае Кендаллу придется иметь дело с Кайфером, а это – не подарок. Кроме того, как только журналисты обрисуют его «лабораторию», он станет конченым человеком для Сан Сити. Для него было бы логичным сбежать куда-нибудь в Мексику, в Южную Америку, в Европу, куда угодно. Он больше не мог оставаться в США – страна с этого дня станет для него мала.

А если он сбежит с Мэй?

Лейтенант Дэвид толкнул меня локтем.

– Э, я ведь задал вам вопрос. Вы не зарыли, случайно, один-два трупа?

– Нет.

Он кивком головы указал на пустое место среди фотографий на стене.

– Но ведь вы сняли отсюда снимок вашей жены?

– Нет, – снова ответил я.

– Вы в этом уверены?

– Да.

– Вы не убивали свою жену?

– Нет.

– Вы не убивали мистера Кендалла?

– Нет.

– Вы не зарывали их трупы где-то на пляже?

– Нет.

– И у вас нет ни малейшего понятия о том, где они находятся?

– Нет.

Хэп Арнольд сказал с отвращением:

– Черт его подери! Дай я им займусь, Билл! Я его чуть встряхну и он станет покладистей.

Лейтенант Дэвид принял смущенный вид.

– Ну, Хэп, об этом не может быть и речи. Это ведь незаконно.

Эти слова вызвали взрыв смеха. Я не мигая смотрел на Дэвида. Никого и никогда в жизни я так не ненавидел, как в тот момент этого типа. Я знал его метод работы. Если он подумает, что сможет со мной справиться, он так обработает меня, что я смогу отойти от побоев не раньше, чем через неделю. А когда предстану перед судом весь в синяках и ссадинах, он спокойно поклянется именем своей старушки-матери в том, что я свалился с лестницы.

– Конечно же – нет. Как можно! – продолжал Дэвид с тем же глубоко уязвленным видом. – Я уверен в том, что, если у мистера Чартерса было бы что нам рассказать, он это давно бы сделал.

Я понял, о чем он думал. От удара кто-то падает, а кто-то не шелохнется. Дэвид не был уверен, что справится со мной с помощью побоев. Больше шансов было за то, что я говорить не стал бы.

С точки зрения закона он против меня ничего не имел. Кроме одного возможного, но не доказанного мотива преступления, нескольких пятен крови и лопаты. С этим он мог привлечь меня в качестве свидетеля, но для ареста этого было явно недостаточно. Да и потом, по воробьям из пушки не стреляют.

Дэвид поднялся.

– Нет. Так не делается, – заключил он, поворачиваясь ко мне. – Отлично, Чартерс. Пока все.

Он повернулся ко мне спиной и вышел из комнаты. За ним поодиночке потянулись все его люди, Хэп Арнольд в том числе. Я остался один на кровати. Я пролежал на ней довольно долго не двигаясь, прислушиваясь к шуму голосов, доносившихся из салона. Потом я подумал о том, что Дэвид говорил о Мэй. Это могло быть и правдой.

Я внезапно почувствовал себя плохо на этой кровати. Я вышел из комнаты. Никто меня не остановил ни в холле, ни на лестнице. Главная аллея была забита полицейскими машинами. Группа агентов при свете переносного прожектора прочесывала пляж. Другие шарили в манговых кустах, росших вдоль одной из сторон владения. Мой «Форд» стоял на прежнем месте. Я медленно спустился по аллее. Прошел мимо полудюжины патрульных машин и стольких же полицейских в форме. Некоторые из них смотрели на меня с любопытством.

Выехав на главную дорогу, я взял направление на карниз. Когда я поворачивал, зажглись фары маленькой машины, стоявшей у обочины дороги. Я посмотрел в зеркало заднего вида. Водитель той машины пропустил перед собой две машины, потом тронулся.

Когда я въезжал на карниз, маленькая машина упорно держалась позади меня. Это могли быть полицейские. Но это могли быть и люди из банды Кэйда Кайфера. Но это было не так важно. Если Дэвид был прав, и Мэй следовала за Кендаллом по своей воле, мне было наплевать на то, что могло со мной произойти. У меня было только одно желание: забиться в какую-нибудь дыру и там сдохнуть.


* * * | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 10