home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

«Голливудские башни» — это огромное, недавно выстроенное здание. Его двенадцать этажей возвышались над соседней телевизионной студией, втиснувшейся в общий пейзаж города. Когда-то «Башни» пользовались славой первоклассного отеля, где останавливались любители спорта, а также все желающие хорошо провести время. Теперь Реннеру необходимо было отыскать главного привратника, которого он хорошо знал.

Оставив Тамару в вестибюле и побродив по служебным помещениям, Курт нашел комнату главного привратника.

Закончив дежурство, парнишка коридорный переодевался в свою одежду.

— Чем могу служйть? — осведомился он.

— Мне хотелось бы видеть Карла Терри, — сказал Реннер. Он вынул пятидолларовую бумажку и протянул мальчишке.

— Передай ему только, что его старый друг ждет в комнате дежурных.

Парнишка положил бумажку в карман.

— Будет сделано, сэр. Вы ведете себя так, будто все здесь знаете. Вы рэкетир?

— Был когда-то, — ответил Реннер.

Кто-то заглянул в дверь, прервав разговор. Мальчишка глядел пристально.

— Мне кажется знакомым ваше лицо, но если, сэр, вы ищете работу, сматывайте поскорее удочки. Карл не подаст чашечки кофе и самой Брижит Бордо, если она не закажет к нему сливки и сахар.

Видимо, что-то произошло с кондиционером: в комнате дежурных было холодно, а тяжелый запах дезинфекции делал ее похожей на морг. Реннер надеялся, что не для него. Ведь Терри нужно было просто подуть в свисток, чтобы получить десять тысяч долларов.

Прошло десять минут, прежде чем дверь снова открылась. Главный привратник «Голливудских башен» был мощной комплекции и достаточно симпатичным, чтобы, может быть, даже стать ведущим телевидения. Но и на своем теперешнем месте он имел почти такие же деньги.

— Привет, Курт, — сказал Терри. — Я так и подумал по описанию Гарри, что это ты. Какого черта ты здесь делаешь? Что хочешь от меня? Только не вспоминай старые времена.

— Хорошо, не буду, — согласился Реннер. Он решил говорить с Терри начистоту. — Ты можешь предоставить мне комнату безо всяких формальностей? Ну, и потом я хочу, чтобы ты пригласил ко мне девушку.

Аккуратно, чтобы, не помять свои отглаженные форменные брюки кремового цвета, Терри сел на скамью, тянущуюся по всей длине стены рядом с камерой хранения.

— А ты не изменился, Курт. Каждый полицейский в Лос-Анджелесе готов, едва завидев тебя, поднять тревогу. А ты о чем думаешь? О бабе! Десять тысяч — большие деньги, парень. Почем ты знаешь, что и я не свистну?

— Потому что в конечном счете это обойдется тебе гораздо дороже, — парировал Реннер. — Ты не сможешь удержаться на своем месте, не имея связи с рэкетом. Но настучи ты хоть раз на кого бы то ни было, и ни один гангстер, ни один шулер, ни одна проститутка в городе на станет иметь с тобой дело.

— Разбираешься! Ты и сам был когда-то в рэкете! Ну, ладно, хочешь девку. Но почему ты пришел ко мне? Если та маленькая куколка-блондинка, с которой вы обделывали свои дела, выглядит так, как на газетном снимке, могу гарантировать ей две сотни за ночь… Чего ты еще хочешь? Кроме того, если ты не покончил со старым, в твоей записной книжке наверняка больше номеров, чем в моей.

— Девушка, которую я хочу заполучить, не придет, если я позову ее, — сказал Реннер. — К тому же, у меня нет ее телефона.

Терри расстегнул верхний карман своего красно-золотого пиджака и вынул маленькую записную книжку… — Как ее зовут?

— Джина Гонзалес.

Терри нашел имя и кивнул.

— Можно пригласить. Забавная штучка, насколько я помню, но начинает чувствоваться длительный пробег. — Он положил книжечку обратно в карман. — Хорошо, Курт. Давай договоримся. Что надо сделать и что я буду с этого иметь?

Реннер в уме подсчитал свою наличность. Он не положил в кассу деньги, которые взял из бара. Это значит: у него должно оставаться около пяти сотен долларов.

— Я рассчитаюсь с девицей, а ты оплатишь комнату и ее вызов, — сказал он.

Терри помотал головой.

— Не пойдет! Учитывая твое положение, так не пойдет. Я возьмусь на это дело, если ты заплатишь мне две сотни.

— Ладно. Две сотни.

Терри встал.

— Ты купил меня. На какое время тебе нужна комната?

— Не больше чем на час.

— Тогда можешь воспользоваться люксом компании «Баннер сейлс». Могу я сказать девице Гонзалес, кто хочет видеть ее?

Реннер покачал головой.

. — Нет! Скажи ей просто, что у тебя есть клиент, и приведи ее сюда. Мне необходимо переговорить с ней.

— Что-то связанное с этим делом, о котором пишут газеты?

— Да.

Терри слегка присвистнул.

— Похоже,' я продешевил. Если для тебя так важно, то, о чем ты намерен говорить с девчонкой, мне следовал р бы заломить побольше. — Он протянул руку. — Ну, хорошо. Деньги на бочку наличными. Давай взглянем на две сотни долларов.

Реннер отсчитал десятидолларовые бумажки и пять по двадцать и положил их в протянутую руку. Затем последовал за Терри в вестибюль, где они вызвали служебный лифт и поднялись на девятый этаж.

Терри открыл дверь и предупредил:

— Если зазвонит телефон, не бери трубку. Я лично свяжусь с тобой, когда будет нужно.

В этом номере было две комнаты, спальня и гостиная. Реннер повидал сотни таких номеров. Многие большие кампании и корпорации арендовали подобные-ном ера в отелях по всей стране. Они держали их по договору на целый год для своих высших чинов и потенциальных партнеров, на которых хотели произвести впечатление.

Он надеялся, что Терри поторопится, так как беспокоился за Тамару. В конце концов, даже с ее аппетитом, ну сколько можно выпить чашек кофе после такого обеда, который она съела?

Курт подошел к окну, посмотрев вверх и вниз. С такой высоты огни города выглядели как неоновые букеты. Он закурил сигарету и опять стал размышлять о своих бедах.

Через несколько минут услышал легкое постукивание по входной двери.

— Кто это?

— Дежурный! — ответил Терри. Он вошел с бутылкой виски и серебряным ведерком, наполненным колотым льдом.

— Я подумал, может, тебе понадобится подкрепление, пока ты ждешь? — По его манере говорить казалось, что он объясняется с незнакомцем. — Молодая, леди, о которой ты просил меня, уже в пути. Однако она не очень заинтересована работать сегодня ночью, но я сказал ей, что джентльмен, желающий разделить ее компанию, будет счастлив заплатить ей сто долларов. — Терри говорил, одновременно открывая бутылку и опуская лед в стакан. — Теперь у тебя все есть?

— Да, все. Сколько я должен?

— Еще дополнительно пятьдесят долларов, сэр.

Это был уже явный шантаж. Но Реннер не мог уже ничего поделать, кроме как заплатить.

— Ты очень добр, Карл, — только и сказал он.

Терри скромно потупился.

— Я ведь обучался своему делу у хозяина. А ты поступил правильно/приобретая туристский комплекс за четверть миллиона.

Когда он ушел, Реннер снова подошел к окну. Ожидание, казалось, длилось бесконечно. Он ни на минуту не переставал беспокоиться за ТамарУ и надеялся, что она догадается купить журнал и спокойно прочитать его, чтобы ни у кого не вызвать подозрений. В десять Курт решил, что больше не может ждать. Он дает Джине еще десять минут. Затем ему придется спуститься вниз, забрать Тамару и снова отправиться в бега. Но куда? Куда они с ней могли пойти? Нет. Он должен дождаться Джину. Джина была их единственным спасением. Это она убила Келси и забрала его машину.

Реннер вынул револьвер, который забрал у Йенсена, и, крутанув барабан, удостоверйлся, что оружие заряжено. Но станет ли Джина говорить? — подумалось ему вдруг.

Несколько минут спустя раздался стук в дверь.

— Входите, открыто, — пригласил Реннер.

Джина вошла и закрыла за собой дверь. Она выглядела еще более изящной и элегантной, чем в коктейль-баре. Ее ярко-красные губы улыбались такой соблазнительной и фальшивой улыбкой, какую только могут изобразить самые отменные шлюхи.

— Вот это сюрприз, — удивилась она. — И должна заметить, приятный. Поверь, Курт, я польщена. Когда все полицейские в четырех округах разыскивают тебя, когда по радио отдана команда: «Стрелять на поражение», за кем же ты посылаешь? За Джиной?! — Она положила белую сумочку на диван и прижалась к Реннеру всем телом, целуя его.

— Тебе понравилось, что ты увидел в спальне моей мамочки в тот день, когда случайно заглянул к нам?

Реннеру стало интересно, насколько далеко она зайдет.

— Может быть, — сказал он. — Ты и в самом деле не знала, кто тебя хочет видеть? Карл, значит, не сказал тебе?

Джина старалась просунуть свой язык в его рот, и отчасти ей это удалось.

— Нет, он сказал просто: «клиент». — Она откинула голову, заглядывая ему в лицо. — Но не кажется ли тебе, что ты ошибся, Курт?

— Может быть, — повторил он односложно.

Девушка перестала тереться о него телом и налила себе виски.

— Hi конечно, должна получить сотенную бумажку, которую мне пообещал Карл. Было бы плохим тоном для девушки моей профессии отказываться от этого.

— Понимаю!

Джина проглотила напиток и поставила стакан на стол.

— Но зато, — продолжала она, — за свои деньги ты получишь все, что надо. — Я в этом деле очень хороша, Курт. У меня большая практика.

— Могу себе представить! — улыбнулся Реннер, пристально рассматривая ее лицо. Она была очень красивой и яркой, но в ее глазах застыло страшное напряжение. Ему стало любопытно, на что она может пойти, заглаживая свою вину перед ним. Он отсчитал сотню долларов из своей быстро таявшей пачки банкнот.

Джина положила деньги в сумочку. Затем, прежде чем он успел остановить ее, с проворством опытной женщины пошарила рукой по его телу и узнала, то, что хотела узнать.

— Ты не очень возбужден, дорогой! Но не беспокойся. Маленькая Джина позаботится об этом.

Держа в руке сумочку, она прошла в спальню, улыбаясь ему через плечо.

— Начнем? Я не хочу, чтобы полицейские ворвались сюда и отвезли бы тебя в камеру смертников раньше, чем я оставлю о себе приятные воспоминания.

Реннер уже не был так уверен в ее вине, как раньше. Казалось невероятным, что Джина, да и любая другая девушка на ее месте, как бы она йи ненавидела Келси, могла убить его, а потом как ни в чем не бывало лечь в постель с другим. Что же делать? Наставить-на нее пистолет и заставить говорить? А что, если она рассмеется ему в лицо и позовет полицию? Полиция в конце концов ищет его, а не ее.

Он ррошел за ней в спальню. Джина хотела окончательно убедить его, что ей от него нечего скрывать. Пока он не сводил с нее глаз, она раздевалась. Потом повернулась, расправила простыню и легла на нее.

— Ну, иди сюда, милый! — подталкивала она его. — Чего же ты ждешь? — хриплым голосом, симулируя страсть, призывала она. — Иди сюда, папочка. Сделай это со мной.

Эти дешевые избитые слова и ее конвульсивные подергивания бедер угнетали Реннера. Это была обратная сторона секса, отвратительная, чисто физическая сторона. Он вдруг подумал, что вряд ли смог это сделать, даже если бы от этого зависела его жизнь.

— Послушай, Джина, — сказал он наконец. — Давай перестанем дурачить друг друга. Ты неплохо сыграла, но тебе не удастся меня провести.

Джина изобразила удивление.

— Я что-то не понимаю. Ведь однажды ты уже полежал на мне и был как настоящий вулкан. — Ее глаза сузились. — В чем дело, Курт? Не хочешь ли ты сказать, что в то время как за тобой гоняются все полицейские Калифорнии, ты провел день, занимаясь любовью со своей маленькой блондинкой?

Реннер присел на край кровати, и достал из-за пояса револьвер.

— Давай смотреть в лицо фактам, Джина! Ты знаешь, зачем я позвал тебя сюда. Келси скверно поступил с тобой, и ты имеешь все основания ненавидеть его. Я не собираюсь отправляться в газовую камеру и не позволю, чтобы Тамара туда попала. Ведь это ты разделалась с Келси? Ты убила его и забрала его деньги.

Джина села на кровать, облокотившись на изголовье.

— Вот так поворот! Ты действительно думаешь, что я могла прийти по вызову, чтобы мою задницу раздолбали за какие-то сто долларов, если бы имела те восемьдесят тысяч, которые Келси взял из сейфа?

— Времена настали тяжелые, — сказал Реннер. Он решил воспользоваться случаем и спровоцировать ее на разговор. — Теперь ты скажешь мне все или я позову полицию?

— Что я должна сказать?

— Что ты убила Келси и взяла деньги. Что ты угнала и его машину.

Обнаженная девушка медленно кивала головой.

— Теперь я понимаю. Из-за того, что произошло у меня с Келси много лет назад, ты хочешь попытаться пришить мне это убийство. — Они хитро улыбалась. — Неплохая идея, Курт! Ты и твоя малышка думаете таким образом соскочить с крючка. — Она подняла сумочку с ночной тумбочки возле кровати. — Ты не возражаешь, если я закурю?

— Делай что хочешь.

Джина открыла сумочку и вставила в рот сигарету, затем безуспешно поискала зажигалку.

— Не дашь ли огонька?

Реннер мог действовать только одной рукой. Он положил револьвер на кровать и пошарил левой рукой в кармане. В это момент Джина взяла сумочку и, когда он снова взглянул на нее, она сжимала пистолет тридцать второго калибра с перламутровой рукояткой.

— Сиди спокойно, Курт, — приказала она ледяным голосом; — Да, это всего лишь тридцать второй калибр, но в нем. семь патронов, и с такого расстояния я не промахнусь. Теперь больной рукой смахни свой револьвер на пол.

Реннер попытался, но безуспешно. Джина сползла вниз и сбросила револьвер на пол ногой.

— Вот теперь мы и поговорим, сказала она. — Я знала, что у тебя оружие. Именно поэтому хотела поиграть с тобой и разделась. Мне хотелось возбудить тебя. А теперь отвечай, Курт, где твоя маленькая сучка? И где деньги? И где машина Келси? Прошлой ночью мы гнались за ней как сумасшедшие. Мы с Мануэлем — со скоростью девяносто миль в час, пытаясь перехватить ее. Но так и не смогли. Мы даже не видели машины Келси.

Ее глаза снова сузились.

— Теперь слушай меня, Курт. И поверь. Я потратила много дней, ночей, недель, месяцев и лет на то, чтобы все это подстроить, и вдруг мне поперек дороги встала пара каких-то простачков. Эти деньги мои. Я их заработала. Отвечай, где они?

Реннер попытался ответить ей, но не смог. Какой-то ком застрял у него в горле. Джина не притворялась. Она говорила правду. Убила она Келси или нет, — денег у нее не было. Обретя, наконец, дар речь, он произнес:

— Я рад, что мы оба ошиблись. Но ни у меня, ни у Тамары нет этих денег, Джина. И мы не имеем ни малейшего представления где они и кто угнал машину Келси из*усадьбы.

Джина покачала головой.

— Оставь свои байки, Курт. Может быть, у тебя и нет этих денег, но мисс Дараний их имеет. Эти газетные россказни о том, что ее подхватил и отвез репортер — сущая ерунда, и ты знаешь это. Именно поэтому ты заставил Карла позвать меня сюда. Ты подумал, что, если у меня есть причина ненавидеть Келси, ты сможешь повесить на меня убийство и спасти ее, свою миленькую задницу.

— Клянусь тебе, — сказал Реннер, — я думал, что это ты убила его, Джина, и что деньги взяла ты…

Джина спустила с кровати ноги на пол и поднялась.

— Хорошо, — сказала она. — Теперь встань в углу и смотри в потолок, пока я одеваюсь. А потом отведешь меня к девице Дараний.

В этот момент хлопнула наружная дверь. Мужской голос произнес:

— Это не так уж необходимо, мисс Гонзалес. Мне надоело торчать снаружи, и я зашел в отель выпить чашечку кофе. И кого, ты думаешь, я увидел там?

Хол Мейерс вошел в комнату, толкая впереди себя Тамару. Увидев Реннера, он удовлетворенно кивнул головой-.

— Привет, слизняк! Похоже, тебе следовало находиться уже в постели. — Ему понравилась эта мысль. — Судя по вашему виду, вы провели там большую часть дня.

Тамара подошла к Реннеру, и, казалось, была больше озабочена видом голой Джины, нежели напугана.

— Почему на этой женщине только одни чулки? — поинтересовалась она. 1

— Хочешь верь, хочешь нет, — сказал Реннер. — Все, что ей было нужно, это мой револьвер. Как удалось Мейерсу затащить тебя сюда?

— Он обманул меня, — произнесла с горячностью Тамара. — Сказал, что ты оказался в западне и полиция арестовала тебя.

— Понятно, — спокойно принял сообщение Реннер. — Можешь ничего не говорить больше, Джина.

Она надела через голову платье и расправила его на бедрах.

— Чего не говорить?

— Что ты ждала Мейерса ^в тот день. >.

— Нет, — ответила Джина. — Он работал на мейя не один раз. И точно знает, что твоя маленькая подружка замарала себя, когда совершала захватывающий акт с Келси. И если Мейерс докажет, что она убила его и смылась с деньгами, как, собственно, оно и было, это может предотвратить ее претензии на наследство Барона.

В данный момент Мейерс не интересовал Реннера.

— Так кого ты в тот день ждала, Джина?

Она поправила шов на чулке.

— Тебе непременно хочется это знать, Курт?


Глава 12 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 14