home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Когда Реннер проснулся, в каюте царил полумрак. Свет пробивался лишь через открытые иллюминаторы со стороны пирса. Тамары рядом не было. Он почувствовал запах кофе и увидел ее хлопочущей возле плиты.

Тамара слышала, как он приподнялся на локте, и подошла к койке поцеловать его. Она больше не стеснялась своего тела и стояла перед ним обнаженная.

Реннер рывком спустил ноги на пол, сел и притянул ее к себе, положив руку на бедра.

— Все в порядке?

Тамара потерлась своим носом о его.

— Теперь все в порядке. Ничего не произошло. Теперь только мы.

Она поймала его руку на своей ноге и слегка пошлепала ее.

— Как раз сейчас мы будем с тобой пить кофе!

— В таком наряде?

Тамара надела трусики и бюстгальтер.

— Я это делаю лишь для того, чтобы еще какие-нибудь крамольные мысли не пришли тебе в голову.

Она подошла к плите налить кофе, когда кто-то тихонько постучал в каюту. Реннер схватил рубашку и брюки:

— Кто там?

— Это Йенсен.

— Одну минуту.

Реннер передал Тамаре ее юбку и кофточку. Торопливо одевшись, он отпер дверь. Даже в тусклом свете верхнего фонаря на пирсе он * видел, что лицо Йенсена сплошь покрыто потом.

— _ Смотри-ка, парень, что это с тобой, ведь не так уж и жарко? — удивился Реннер.

— Неужели не жарко? — спросил как-то напряженно Йенсен и, прорвавшись мимо Реннера в каюту, задернул иллюминаторы.

— Хорош же ты друг, Курт! Одно дело оказать услугу товарищу, но совершенно другое — прятать убийцу. Я ведь могу лишиться судна и даже угодить в тюрьму за укрывательство и пособничество убийце.

Хорошее настроение Реннера мгновенно улетучилось:

— О чем ты говоришь?

Йенсен зажег настенную лампу над плитой и бросил вечернюю газету на умывальник из нержавеющей стали.

— Вот, посмотри-ка сам. «Я немного в замазке», — сказал ты мне.

Но почему ты не сообщил, насколько глубоко ты в замазке?

Тамара застегнула блузку и теперь стояла около Реннера. Они прочли заголовок вместе:

БЫВШИЙ ПРИВРАТНИК ПРЕСТИЖНОГО ОТЕЛЯ

РАЗЫСКИВАЕТСЯ ЗА УБИЙСТВО.

Подзаголовок пояснял:

«Местный шериф обнаружил пропавшего Келси Андерса в багажнике машины его отца. Мистер Андерс-старший предлагает десять тысяч долларов в награду за поимку убийцы его сына».

— Понимаешь, что я имею в виду? — сказал Йенсен.

Реннер пытался прочитать сообщение, но не смог: буквы так и плыли перед глазами. Он отошел от умывальника и присел на край койки, осторожно держа сломанную руку, которая распухла и была вдвое толще здоровой.

— Давай ты, Тамара.

Она взяла газету и стала читать.

— «Сегодня рано утром Джонни Табор из Мишн-Бей передал полиции важную информацию, в результате чего было найдено тело Келси Андерса».

Она запнулась перед незнакомым словом.

— «Сайен» — отпрыск… — подсказал Реннер.

Тамара продолжала:

— … «одной из богатейших семей в Южной Калифорнии. До того, как его тело обнаружили в багажнике машины отца, молодой Андерс находился в обществе все еще не найденной блондинки-певички, ради которой, как полагает Андерс-старший, его сын прикарманил восемьдесят тысяч долларов из домашнего сейфа».

Йенсен сдвинул свою капитанскую фуражку на затылок.

— Боже мой! Ты высоко взлетела, не так ли, крошка?

— А из-за чего вся эта шумиха? — спросил Реннер.

— Дай ей дочитать. Она дойдет до этого, — сказал Йенсен.

Тамара откашлялась.

— «Шериф округа Муриэтта Уильям Причард допросил Джонни Табора. Прошлым вечером шериф попросил Табора посмотреть, стоит ли спортивная машина, принадлежавшая убитому, у того номера, где, как полагают, разыгралась трагедия. Табор вспомнил, что видел Реннера, который производил какие-то подозрительные манипуляции возле «паккарда» мистера Андерса-старшего. Открыв багажник машины, шериф Причард сделал свое мрачное открытие.

До сих пор ни машина убитого, ни пропавшие восемьдесят тысяч долларов не найдены, хотя эксперты полиции штата, вызванные по требованию шерифа Причарда, сделали несколько важных находок».

Тамара в смятении шарила глазами по колонкам и вдруг перестала читать.

— Продолжай, — сказал Реннер.

Она замотала головой:

— Не могу» Я слишком потрясена, — и передала ему газету. — Читай сам. Это была твоя идея.

Реннер взял газету, поднес ее к лампе и с трудом продолжал:

— «…сделали несколько важных находок. Запятнанные простыни на кровати мисс Дараний свидетельствуют о том, что незадолго до трагедии она имела три или четыре раза сексуальную связь Либо с молодым Андерсом, либо с мистером Реннером, или даже с ними обоими. Кроме того, обнаружены кровавые пятна на ноже для бифштекса, находившемся на подносе с грязными тарелками в комнате певицы, и на ржавом куске обода колеса, использовавшегося в качестве подпорки для окна в комнате Реннера. Оба предмета тщательно вымыты и вытерты, чтобы не осталось отпечатков пальцев, но оба имеют прямое отношение к убийству. Обод, возможно, был использован для того, чтобы оглушить жертву, а затем ей вонзили в грудь нож».

Йенсен вытер лицо рукавом рубашки.

— Да, горяченькая история. АТгде деньги, Курт? В твоей машине?

Реннер мельком глянул на него, промолчал и продолжал читать:

— «Сейчас шериф Причард и другие сотрудники, расследующие это дело и знающие о пристрастии молодого Андерса к женскому полу, предполагают, что Реннер вызвал весьма сексуальную мисс Дараний в свое поместье с целью заполучить большую сумму денег от убитого. В последний момент молодой Андерс воспротивился шантажу и, либо Реннер, либо мисс Дараний, либо они оба убили его ради денег, которые он взял из сейфа своего отца.

Известно, что мисс Дараний скрылась с места трагедии, попросив одного из репортеров нашей газеты, прибывшего в «Эльдорадо» в связи со смертью Джона. А. Барона, довезти ее до Лос-Анджелеса.

Полагают также, что Реннер, пытаясь убедить шерифа в совместном бегстве Андерса с мисс Дараний, угнал машину убитого от фасадной части комплекса, прежде чем спрятать тело…»

— У тебя, однако, было немало хлопот! — заметил Йенсен.

Реннер продолжал читать, не обращая внимания на его слова:

— «Существенное подтверждение вины Реннера заключается в том, что он напал на шерифа Причарда и сумел ускользнуть из офиса шерифа, где содержался в камере по предъявленному ему обвинению. Более того, известно, что он присоединился к мисс Дараний, и полиция города предприняла розыск. Детектив-сержант Джим Лайт из голливудского отделения доложил, что он попытался арестовать эту парочку в вестибюле дома мисс Дараний, но был атакован Реннером и избит до потери сознания…»

Продолжение этой занимательной истории Реннер читать не стал. Он аккуратно сложил газету и вручил ее Йенсену.

— Не будь наивным, — сказал он ему. — Во всей этой писанине только три достоверных факта. Да, я положил тело убитого Андерса в багажник папашиного автомобиля. И машина, и восемьдесят тысяч все еще не найдены. Я также послал в нокаут этого полицейского сегодня утром.

— Готов спорить, — сказал Йенсен, — относительно того, что деньги еще не найдены. У такого, как ты, не скоро найдешь. Теперь слушай меня, Курт, и не обижайся. Все, что я хочу сделать, это помочь тебе и малышке. Ты не можешь теперь выйти на берег, и ты это знаешь. Первый полицейский, которого вы встретите, сразу же задержит вас. Предлагаю вот что. За сорок тысяч, то есть за половину этих денег, я отменю чартерный рейс и отвезу тебя и твою малышку в Акапулько. Там ты уже будешь действовать по своему усмотрению, но оттуда очень легко добраться до Гватемалы.

Реннер сделал вид, что раздумывает над этим предложением.

— И всего-то за сорок тысяч? — удивился он.

Йенсен с восхищением смотрел на Тамару:

— Конечно! И хорошо бы, эта крошка была со мною поласковее.

Реннер поднялся со скамьи.

— Тьу действительно хочешь этого?

Йенсен облизнул тонкие губы.

— Конечно, и ты еще спрашиваешь!

Реннер схватил капитана за ворот рубашки.

— ПонимаюкТого же хотели и многие другие.

Он с размаху ударил Йенсена.

— Хочу поставить тебя в известность, что тебе довелось познакомиться с будущей миссис Реннер. Если мне, наконец, удастся прекратить эти бега, я женюсь на ней.

— Спасибо, Курт, — спокойно произнесла Тамара.

Реннер оттолкнул Йенсена.

— И спасибо за твое гостеприимство. Мы квиты с тобой. Хотя первый же полицейский возьмет меня на прицел, я отправлюсь на берег.

Он повернулся, чтобы взять пальто, когда Тамара прошептала:

— Курт, у него револьвер.

— Верно, — подтвердил Йенсен, направляя короткоствольный револьвер тридцать восьмого калибра прямо в живот Реннера. — И я воспользуюсь им', если понадобится.

— Не валяй дурака! — воскликнул Реннер.

Йенсен улыбался.

— Я дал тебе шанс. Мы могли бы совершить хорошую морскую прогулку — сплошной праздник — до самого Акапулько. Но раз так, меня вполне устроят и десять тысяч.

— Наградные деньги?

— Угадал.

— Но ^ы не убивали парня.

— Заявишь об этом в полиции. Теперь живо на палубу, вы оба! Затем вверх на пирс. Мы направляемся в офис шерифа Малибу.

Тамара стояла около плиты. Кофе, который она приготовила, все еще кипел на маленьком огне. Она схватила кофейник и плеснула из него в лицо Йенсену. Тот закричал и выстрелил. Пуля прошла в нескольких дюймах от Реннера. Затем от нестерпимой боли ИенсеН бросил револьвер и закрыл лицо руками. Реннер шагнул вперед и ударил его, подождал, затаив. дыхание, прислушался. Все было тихо. Видимо, никто из товарищей Йенсена не слышал ни выстрела, ни криков, так как с берега непрерывно дул резкий ветер, унося все звуки в море.

Реннер подобрал с пола револьвер и положил его в карман брюк.

Тамара поставила кофейник обратно на плиту.

— Я сильно ошпарила его?

Реннер положил Йенсена на койку.

— Немного обжегся, но в глаза не попало. Он придет в себя через несколько минут и начнет звать на помощь полицию.

Окончательно выяснив отношения с Тамарой и поняв, наконец, как много они значат друг для друга, Реннер почувствовал себя гораздо лучше, чем тогда, когда свалил с ног Билла Причарда в подвальной комнате отделения шерифа. Сейчас он ничего не боялся и был страшно зол.

— Полагаю, мы не можем здесь оставаться, — решила Тамара.

— Да, — согласился Реннер. — Кажется, мы уже попользовались гостеприимством.

Осмотревшись в каюте, он нашел ящик с приспособлениями для рыбной ловли. Острым ножом отрезал шесть футов прочной акульей лески, связал ею запястья и коленки Йенсена. Хотел заткнуть ему рот, но подумал, что так он, пожалуй, задохнется, и вместо этого плотно закрыл иллюминаторы. Удостоверившись, что Йенсен не в состоянии будет поднять тревогу, прежде чем они покинут пирс, он надел пальто и просунул голову в дверь, ведущую в капитанскую рубку.

— Пошли.

Катера, выходившие на дневную рыбалку, уже вернулись, а те, что уходили на целый день, были еще в рейсе. На пирсе толпилось лишь несколько рыбаков и туристы, облепившие перила и таращащиеся на катера. Реннер крепко ухватил Тамару за локоть, и они стали по пирсу продвигаться к берегу.

В этот момент один заядлый удильщик на пирсе завопил от радости, и все зеваки сгрудились вокруг него, чтобы посмотреть; как он вытаскивает трехфутовую барракуду, пойманную на спиннинг. Все занялись барракудой, и никто не обратил на Реннера с Тамарой ни малейшего внимания.

Машина молодого Табора по-прежнему стояла там, где Курт бросил ее. Реннер подумал, что полиция все еще не засекла ее, но пользоваться ею теперь было опасно.

Недалеко от входа на пирс расположился многолюдный ресторан, предлагающий еду для прибрежных обитателей. Автостоянка перед ним была до отказа заполнена машинами, и посетители потоком входили и выходили оттуда. Реннер заметил, как из подъехавшего такси компании «Санта-Моника» вышла парочка.

— Есть хочется, — шепотом сказала Тамара.

— Мне тоже, но мы же не можем рисковать. — Реннер оглянулся на пришвартованный катер. — Один из матросов Йенсена может зайти в ресторан, чтобы промочить горло. Рано или поздно это произойдет, и уж тогда свистки будут раздаваться повсюду.

— Что же мы будем делать? Гулять?

Реннер схватил ее за локоть.

— Нет, давай смешаемся с толпой, будто мы вышли из ресторана, а затем подберем первое такси, которое освободится.

Ресторан, на котором они наконец остановили свой выбор, был сравнительно недорогой, просторный и заполненный в этот час посетителями. Он назывался «Ла Сиенга», один из тех, что вдали от берега, в самом центре Лос-Анджелеса. Они без труда добрались сюда, не оставляя за собой следов, но Реннера все еще временами прошибал холодный пот. Все, что он мог сделать, это сменить четыре раза такси. Пока их никто не узнал, и они были в безопасности. Когда Йенсен поднимет тревогу, охота за ними начнется по всему побережью.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил он Тамару.

— Как невеста, — ответила она.

— Ты обязательно будешь ею, — пообещал Реннер, — если мы когда-нибудь выберемся из этой передряги.

Тамара утверждала, что секс возбуждает у нее аппетит. И теперь уплетала за двоих. Рубленная куриная печенка, булочки, борщ со сметаной и, наконец, большой кусок жаркого с капустой. Реннер же, совершенно не испытывая голода, лишь поклевал слегка из своих тарелок, — несмотря на то, что ничего не ел с полудня предыдущего дня.

Когда Тамара положила в рот последний кусок капусты и заказала еще вишневый пирог и сыр, он закурил сигарету.

— Теперь давай подумаем, крошка. Может быть, у тебя есть ключ к этой загадке? Вспомни-ка, что происходило в ту ночь. Когда ты пришла в зал, а потом побежала обратно в номер, кто-нибудь следовал за тобой?

Она слизнула остатки пирога с пальцев.

— не знаю. Я боялась обернуться. Но если ты нашел Келси мертвым у себя в номере, должно быть, это он преследовал меня.

— Ты-то сама не видела его?

— Нет.

— Сколько времени ты пробыла в своем номере?

— Ровно столько, сколько потребовалось, чтобы одеть эту смешную юбку и свитер, который ты посоветовал мне носить.

— Ты видела кого-нибудь, когда выходила?

— Да, видела множество людей.

— Кого же именно?

Тамара пожала плечами.

— У меня в голове все спуталось. Там были несколько репортеров и фотографов, загружавших свои вещи в машину. Это я помню.

— Кого же еще? Вспомни!

Тамара подумала немного. — «

— Так… Там была еще та хорошенькая маленькая девушка… как ее имя? Кажется, Мэри. Та самая, которая помогла тебе вытащить меня из обрыва. И тот доктор, который осматривал меня. И частный детектив, которого ты стукнул. О, да, как раз когда я завернула за фасад дома, то увидела очень красивую черноволосую девушку.

— Кто-нибудь из них видел тебя?

— Не думаю. Чтобы не налететь на Келси, я обошла дом с другой стороны. 1

— А дверь в твой номер?

— Ты о чем?

— Ты закрыла ее за собой.

— Не помню. Вряд ли.

— Значит, в номер мог войти кто угодно?

— Да, но почему ты об этом спрашиваешь?

— Потому что дверь была заперта, когда я туда вошел. Понимаешь? Кто-то вошел в номер… тот, кто ударил меня обломком железного обода. — Реннер подумал мгновение. — Та темноволосая девушка, которую ты встретила, опиши мне ее.

— Черные волосы, зачесанные назад, с большим шиньоном, похоже, ее собственным. Очень хорошенькая. Такую можно встретить в «Сиросе» и других барах на побережье.

«Конечно, это Джина», — подумал Реннер.

Он недоумевал, почему не заподозрил ее раньше. Джина решила урвать где-то деньжат, а Келси целый день хвастал своими капиталами. Либо Тони, либо Мануэль могли сказать ей об этом. Зная Келси и понимая, что он последует за Тамарой, Джина легко могла проникнуть в Тамарин номер, когда та ушла, и подождать, пока там не появится Келси. Она надеялась либо уложить его в постель, либо каким-то другим способом выманить у него деньги. Но когда он вошел.» стал неизбежен взрыв латиноамериканского темперамента: вспомнив о случившемся на полу рыбацкого домика и о том, что именно Келси толкнул ее на дурную жизненную дорожку, Джина схватила нож с подноса и расквиталась с ним. Потом она забрала деньги и убежала.

Реннер припомнил еще одну деталь. Когда он спросил Тони, где Мануэль, Тони ответил: «Уехал обратно в город. Несколько минут назад Джина подошла к бару ужасно возбужденная и спросила, не подбросит ли он ее. И поскольку бизнес заглох, я сказал, что ты вышлешь ему чек».

Реннер продолжал размышлять: может быть, Джина и Мануэль уехали в машине Келси?

Но как найти Джину? Это был вопрос.


Глава 11 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 13