home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Камера была маленькая и пропахшая дезинфекцией. Ее оборудование состояло из открытого туалета, умывальника и железной скамьи, подвешенной на цепях, вделанных в стену. Реннер попытался прилечь на скамью, но оставил эту затею как невыполнимую. Даже когдаон покрыл ее своим пальто и тонким одеялом, стальная сетка больно впилась узлами в спину. Кроме того, на потолке светила яркая лампа. Как бы плотно ни старался он закрыть глаза, все равно некуда было деться от этого света.

Реннер сел спиной к стене и с отвращением стал рассматривать непристойности, которые прежние обитатели камеры нацарапали на каменной стене.

Вскоре после полуночи, когда он уже четыре часа просидел в камере, чувство жалости к Тамаре сменилось злостью на нее. Это из-за нее они попали в передрягу. Немногие женщины прожили жизнь, зная только одного мужчину. Она могла бы согласиться сделать это, и ничего бы не случилось. Сейчас, вместо того чтобы ему мучиться в камере, а ей где-то прятаться, они могли бы спокойно сидеть дома.

• Реннер понимал, что его опять куда-то занесло, он начал ходить по камере. Жестокая ошибка! Все виделось ему слишком легким. Именно эти мысли и завели их обоих в болото. Он был рад, что Тамара сделала то, что сделала. Она оказалась той редкой женщиной, которая высоко ценила свою любовь, чистоту и смогла оградить их от чужих посягательств.

Если бы только Тамара не брала этих денег!..

Чем больше Реннер думал об этих злополучных деньгах, тем более неправдоподобным казалось ему то, что даже такой больной человек, как Келси, украл бы восемьдесят тысяч долларов, чтобы произвести впечатление на девушку. Вместе с тем, к Келси нельзя подходить с обычными мерками.

Реннер схватился за решетку на окне. Любой ценой, прежде чем закон наложит руку на Тамару, он должен поговорить с ней. Он должен найти средство вернуть пропавшие деньги и избавить ее от подозрений. Возможно, когда делом займется суд, история эта приобретет огласку. Но он не знал, каким образом сможет поговорить с Тамарой. А даже если бы и знал, куда она отправилась, то все равно не смог бы выбраться из тюрьмы.

Билл вполне недвусмысленно высказался об их дружбе. Он хотел все пришить ему, Курту, чтобы не расслабляться и подстегнуть поиски Тамары, а также пропавшие восемьдесят. тысяч, он принял от Тома Хили смену, хотя почти не спал в предыдущую ночь. Реннер слышал, как он в своем кабинете давал инструкции по рации.

— Всем соединениям… Вызываю все соединения… Будьте готовы задержать кремового цвета «ягуар», калифорнийский номер МНЗ 619341… Им управляет Келси Андерс из Мишн-Бей, с ним девушка-блондинка, которая называет себя Тамара Дараний… Проверьте все мотели в вашем районе, но не арестовывайте ее. Как только обнаружите либо эту пару, либо автомашину, сообщите шерифу Биллу Причарду в подразделение Мишн-Бей.

Другими словами, у папаши разыскиваемого есть деньги. Не трогайте мальчика. Не обращайтесь с ним как с рядовым гражданином. Позвоните мне, и я верну его завернутым в вату.

Реннер вытер пот со лба рукавом пиджака. Келси, зарезанный ножом для бифштекса, лежал в багажнике папиного автомобиля.

Реннер снова схватился за прутья и выглянул в окно. Он обернулся, когда дверь открылась и в камеру вошел Билл Причард. Из-за жары шериф снял свою габардиновую рубашку. Его мощные мускулы покрылись капельками пота.

Причард сказал с порога:

— Уже поздно, Курт. Давай поговорим.

— О чем?

Причард поманил его в коридор.

— Сейчас узнаешь.

Реннер направился в его кабинет, но тот покачал головой.

— Нет, не сюда. Вниз по лестнице, на другом конце.

Реннер подчинился. Он слышал о комнате для допросов в офисе шерифа в Мишн-Бей. Теперь впервые он и увидит ее. Комната находилась в подвальном этаже здания. Размером три с половиной на три с половиной метра, она была встроена в толстый фундамент здания. Окна отсутствовали, и имелась всего одна входная дверь. По слухам, слово «допрос» служило лишь ширмой. Помещение предназначалось для провинившихся обитателей Мексиканского города. Говорили, что человек может кричать здесь сколько угодно и так громко, как позволяют его легкие, но его не услышат даже в камерах, находящихся рядом.

Причард поманил его внутрь. Затем отстегнул пояс с кобурой, повесил его на гвоздь и взял в руки короткий резиновый шланг.

Реннер удивился, но ничего не понял.

— В чем дело?

Причард вошел в комнату, запер за собой дверь и положил ключи в карман брюк.

— Я сказал тебе. Мы должны поговорить. И брось травить баланду относительно твоих прав. Здесь у тебя их нет.

Реннер испытующе смотрел на шерифа. Они были примерно одного роста. Еще в детстве у них случались стычки. И Курт вполне мог справиться с ним, если бы дело когда-нибудь дошло до этого. Теперь он прислонился к стене.

— Хорошо, давай поговорим. О чем ты хочешь говорить со мной? Причард стеганул шлангом по своей ляжке.

— Прекрати болтовню, Курт! Ты уехал отсюда и заработал кучу денег, а я маюсь шерифом в маленьком городке с женой и пятью ребятами. Но здесь, внизу, ты мексиканец. Я все понял в тот самый момент, когда увидел мисс Дараний и то, как она смотрела на тебя. И даже там, у обрыва, я видел, что ты действовал сознательно. И, проявляя героизм, ты всего лишь спасал свое имущество. Но теперь тебе не удастся улизнуть. Говори, где она? Где машина Келси, где деньги?

Реннер вытер ладони о свои брюки:

— Поверь мне, Билл, я не знаю.

— Ты не пытался смошенничать?

Реннер задумался на минуту. Это он мог допустить.

— Да, я хотел. Но потом передумал.

— Почему?

— Могу только сказать, это причина личного свойства!

— Не смеши. Ты притащил сюда мисс Дараний, чтобы зацепить Келси. И ей это удалось. Получилось даже лучше, чем ты задумал. Теперь слушай меня. И верь мне, Курт: до тех пор пока ты не скажешь мне, где она, где деньги и куда она отправилась в автомобиле Келси, я буду трудиться над тобой, да так, что ты не сможешь сам выйти отсюда.

В подтверждение своих слов он нанес шлангом такой удар, что почти сбил Реннера с ног и чуть не вышиб из него дух.

— Говори! Где деньги?

Задыхаясь от боли, Реннер кружил по комнате, стараясь держаться как можно дальше от Причарда. Наброситься на него или же терпеть удары — ничто не могло помочь ни ему, ни Тамаре. Но, судя по всему, у него не было выбора. Как бы в доказательство этого Причард снова набросился на Курта, умело нанося удары.

Полуослепший от боли, Реннер пытался сопротивляться. Тогда Причард бросил шланг и начал действовать кулаками.

— Говори, сволочь! Говори! Где деньги?

Сильный удар разбил Реннеру рот. Этого он уже не мог вынести. Причард не заботился о том, чтобы н^ оставлять на нем следов побоев. Он не думал 6 возможном преследовании со стороны судебных * властей. Он задавал вопросы. *И хотел получить на них ответы.

Пытаясь предотвратить удары, Реннер сам набросился на шерифа, но тотчас же пожалел об этом. Удар сбил Причарда с ног, но, мгновенно поднявшись, он подобрал свой шланг и, размахивая им'как дубинкой, налетел на Реннера.

— Говори, проклятый, где деньги?

Реннер отступил под градом’ударов и почувствовал сзади стену. Состояние его было ужасным: он не мог больше это выносить. В отчаянии он ударил Причарда коленкой и, итока тот корчился от боли, снова нанес ему сильный удар в челюсть правой рукой.

Послышался хруст. Глаза Причарда затуманились. Слегка пошатнувшись, он рухнул навзничь, повернувщись лицом к ярко светившей через железную решетку в потолке лампе.

Реннер стоял, прислонившись к стене и тяжело дышал. Ему предстояло немедленно сделать выбор. Он мог остаться здесь и ждать, пока Причард придет в себя и снова начнет его избивать, или же он выберется из тюрьмы и попытается найти Тамару.

Но выбирать не приходилось. Здесь у него не было ни единого шанса. Опустившись на колени возле лежащего без сознания шерифа, он попытался запустить правую руку в карман его брюк, но дикая боль буквально пронзила его насквозь: рука, по-видимому, была сломана.

Достав ключи левой рукой, он осторожно запер за собой дверь. С Причардом ничего не случится. Он пролежит здесь до утра, пока Том Хили или другой дневной дежурный не обнаружит его.

С трудом поднявшись по лестнице, Реннер вспомнил о пистолете. Ему следовало бы забрать его, но он слишком измучен и спешил уйти. Дверь в кабинет оставалась открытой. Реннер осторожно заглянул туда. К счастью, Причард дежурил один.

Забрав свое пальто со скамейки в камере, он вышел на улицу. Белый с голубым полицейский автомобиль Причарда стоял перед входом в здание. Реннер подумал, не использовать ли его, но решил, что это неразумно. Пытаться добраться в угнанной полицейской машине до Лос-Анджелеса — значит сознательно привлечь к себе внимание.

У соседнего здания Реннер заметил машину молодого Табора с опущенным стеклом. Ключ торчал в зажигании. Это была старая машина, но, как он слышал, с вполне приличным мотором. Реннер посмотрел на окно, в котором горел свет. Молодые люди либо спали, либо занимались чем-то другим. Реннер с сочувствием подумал о молодом Таборе, который завтра, сойдя вниз в шесть утра, чтобы отправиться на работу, не увидит своей машины.

Для большей уверенности Реннер поставил передачу на нейтральную скорость и протолкал машину полквартала, прежде чем завести мотор. Он схватился за руль и почувствовал невыносимую боль в сломанной руке. Но это лучше, чем сидеть в камере смертников и дожидаться, когда тебя угостят цианистым калием.

Выбираясь из города, он обдумывал создавшуюся ситуацию и пытался выстроить все в хронологической последовательности, но не в состоянии был этого сделать. Все путалось в голове. Все произошло слишком быстро. Но теперь главное — это добраться до Тамары раньше полиции и любым способом вернуть деньги. В случае необходимости уничтожить их.

Если денег у нее не найдут, полиция не сможет доказать, что их взяла она. Будет лишь ее и его свидетельство против обвинений окружного прокурора. Все, что останется блюстителям закона, это возможность доказать наличие заговора с целью мошенничества… И то если они сами, оба будут говорить.

Реннер знал, где можно найти Тамару. В том психическом-состоянии, в котором она находилась, она, вероятно, не сознавала, что наделала. Скорей всего, она отправилась прямо в свою квартиру и сейчас старалась там выплакаться в одиночестве и заснуть.

Дорога до Лос-Анджелеса казалась долгой. Заря уже окрашивала тротуары, когда он свернул на улицу, где жила Тамара. «Ягуара» поблизости не было. По крайней мере, у нее хватило ума спрятать машину Келси. Запарковав машину Табора неподалеку от входа в дом, он прошел вверх по лестнице и открыл дверь своим ключом.

Свет в спальне включился почти тотчас же, и Тамара вышла в гостиную. Длинная юбка от вечернего наряда облегала ее колени. Волосы медового цвета были взъерошены, глаза опухли и покраснели от слез.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она.

Реннер прислонился к закрытой двери, чтобы перевести дух. Что- то тут не так. Она говорила не так, как всегда, и не так на него смотрела. Она не. была похожа на девушку, которая только что убила человека, угнала машину и-украла восемьдесят тысяч долларов.

— Ты убила Келси Андерса? — спросил Реннер.

— Он что, мертв? Я не знала, — удивилась она.

— Это не ты пырнула его ножом для бифштекса?.

— Нет.

— И не брала его денег?

— Я же уже говорила тебе, что велела ему забрать свои деньги и убираться.

— Сколько было денег?

— Две или три сотни долларов. Может быть, меньше.

— И ты не угоняла его машину?

— Нет.

— А каким образом ты вернулась в город?

— Один репортер подбросил меня.

— Тогда, если ты не убивала Келси, не брала его денег и его машины, почему ты так поспешно уехала?

— И ты еще спрашиваешь? И после того, как уговорил меня пойти на это?

Реннер с трудом держался на ногах.

— Я был не прав. После того, как ты разревелась у рояля, я немного прошелся и все обдумал. И, знаешь, к какому выводу пришел? Я понял, что Курт Реннер — самый большой негодяй в Калифорнии. Я не позволю тебе сделать это даже за миллион долларов. Я уже распрощался с моим поместьем и вернулся обратно, чтобы попросить у тебя прощения. И что же я обнаружил? Келси лежит мертвый на моей кровати, а ты исчезла.

Реннер хотел обнять девушку, но что-то в ее голосе остановило его.

— Нет, пожалуйста, Курт, не прикасайся ко мне. Именно сейчас я не хочу, чтобы ко мне снова прикоснулся мужчина.

— Почему? — испугался он.

Тамара сделала отчаянный жест рукой.

— Потому что я совершила то, о чем ты просил меня. Потому что я любила тебя и хотела тебе помочь. Поэтому я отдалась Келси. Я притворилась, что борюсь с ним. Я позволила ему сорвать с меня трусы и сделать это до конца, прежде чем я закричала. Но ты не пришел. — От этих воспоминаний ее верхняя губка начала подергиваться, а глаза наполнились слезами. — И он использовал меня дважды. Затем, когда он уже ничего не мог, он держал меня в кровати, гладил, целовал мои груди и кусал соски. Он был похож на животное. Я звала на помощь, а ты все не приходил. И когда он ушел, мне стало стыдно, я почувствовала себя грязной и униженной. Я ждала и ждала. Но тебя даже в твоей комнате не было.

Тамара вытерла глаза подолом своей юбки.

— Потом в семь часом ко мне пришел посыльный и передал твои слова, что настало время. Я кое-как оделась, села за рояль и пропела две первые песни. А он сидел так близко, что мог протянуть руку и коснуться меня. Я испугалась, что он это сделает. Потом увидела тебя в глубине зала. И по тому, как ты смотрел на меня, я поняла, что все было сделано не так, и ты даже не знаешь о произошедшем. Я испугалась, что ты заставишь меня снова пройти через это. А я не могла. Даже ради тебя. И тогда я заплакала. Потом побежала в свой номер, сорвала с себя платье, надела юбку и свитер и ушла оттуда. Подойдя к шоссе, я увидела, что один из репортеров уезжает и попросила его подбросить меня.

Реннер прижал к горящему лицу стакан. Он не был жестким исполнителем задуманного. Он даже не смог сыграть своей роли. Тамара сделала это для него. А что он сделал для нее? Перетащил тело Келси. В своей неимоверной глупости он даже вымыл и вытер все отпечатки пальцев на железном ободе и на ноже — единственное свидетельство о том, кто именно убил Келси и украл восемьдесят тысяч долларов.


Глава 9 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 11