home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Реннер пришел в себя и почувствовал под щекой ворс ковра. Он сел и ощупал голову. Затылок, по-видимому, распух, но кожа не рассечена. Он, шатаясь, встал на ноги и включил свет.

Его ударил не Келси. Он не заметил, чтобы тот вставал с кровати. Возможно, это был плод его больного воображения? Келси либо спал, либо потерял сознание в результате принятого количества виски. Он лежал на кровати лицом вниз.

Реннер осторожно приоткрыл дверь и выглянул в коридор. Фотографы из шестого номера закончили погрузку своего «универсала» и направлялись по дорожке к бару, вероятно, чтобы пропустить по последней. Тамары среди них не было.

Он закрыл дверь и прошел в ванную комнату. В зеркале над раковиной он тщательно осмртрел свою голову. Удары были достаточно сильными, чтобы лишить его сознания, но, к счастью, обошлось без крови.

Реннер прошел в другую комнату и попытался предположить, что же там произошло. Келси последовал за Тамарой в номер после сорванного выступления. С тяжелым сердцем она попыталась сделать то, о чем просил Реннер. В инсценированной борьбе она позволила Келси сорвать с нее вечернее платье и нижнее белье. Судя по скомканным простыням, она даже позволила ему завалить ее на кровать. Затем ее природная порядочность, очевидно, воспротивилась, и, надеясь на то, что Реннер последовал за ними, она ворвалась в его номер за помощью. И когда обнаружила, что его там нет и ей некому помочь, Тамара стала бороться. Она ударила едва державшегося на ногах Келси и била его до тех пор, пока пьяный молодчик не затих на кровати. Затем, пробираясь в темноте, испытывала вполне понятное чувство жалости к себе. А в это время, разыгрывая роль запоздавшего героя, появился _он, Курт. Тамара в порыве гнева задала ему такую же трепку, как и Келси.

Реннер нашел металлический предмет, с помощью которого она учинила расправу. Это был слегка поржавевший кусок обода колеса, который лежал у него на подоконнике, чтобы подпирать окно.

Он швырнул его обратно на пол. Что случилось, то случилось, и теперь ничего уже не исправишь. Все, что можно сделать сейчас — это заключить мир с Тамарой, если он, конечно, найдет ее. Она могла пойти к бассейну выплакать последние слезы, могла вернуться обратно в бар, а могла и отправиться пешком по шоссе. Это не имело значения, где она. Он найдет ее.

Курт подошел к кровати и потряс Келси.

— Ну> давай, парень! Выбирайся отсюда. Вставай, пошли. Вечеринка кончилась.

Тот никак не реагировал, и Реннер перевернул его на спину, попытался поставить на ноги. Но тут же застыл в немом ужасе.

Келси не спал. И не был пьян. Он был мертв. На покрывале темнело лишь несколько пятен крови. Последний из Андерсов навсегда потерял интерес к хорошеньким женщинам.

Реннер опустил тело обратно на кровать. Она использовала тот же нож для бифштекса, которым защищалась днем. Потом пришла в ужас от содеянного, и, не зная что делать, должно быть, ждала в темноте рядом с мертвецом. Потом от страха инстинктивно напала на первого, кто вошед в комнату.

Он должен найти ее как можно скорее и заверить, что они будут выкарабкиваться из этой ситуации вместе. Все сработает как нала То, что Тамара сделала, она сделала, защищаясь от нападения психически больного человека. Разве не найдется двенадцати присяжных в штате Калифорния, которые бы не оправдали такого убийства.

Реннер поднял телефонную трубку. Нет смысла скрывать случившееся. Через это нужно пройти. Любая попытка избежать ответственности только усугубит положение. Курт набрал первые две цифры телефона шерифа, затем положил трубку и все еще не мог рассуждать спокойно. Он должен был поговорить с Тамарой. Прежде чем звонить Причарду. Если он не сделает этого, ему придется рассказывать шерифу о своей грязной затее, и Причард подумает, что он пытается свалить собственную вину на девушку. Если допустить наличие сговора, то его легко можно изобразить как заранее обдуманное действие. А это будет квалифицировано как убийство первой степени. И если за ним захлопнется дверь тюремной камеры, он уже ничем не сможет помочь Тамаре. Арестуют и ее, а потом обвинят в сообщничестве с ним. \

Реннер закурил сигарету, удерживая ее слегка дрожащими руками, и снова посмотрел на Келси. Его не. тронула эта смерть. Он видел на своем веку много мертвецов. И теперь думал только о времени: пока тело не найдено, нет и состава преступления.

Он обшарил карманы мертвеца. Там лежали обычные мелочи. Но ключей от машины и денег — уймы денег, о которых упоминал Тониг тех денег, которые, как говорила Тамара, предлагал ей Келси, в карманах не оказалось. Холодная дрожь пробежала по его телу. Тамара, несомненно, взяла их, чтобы помочь ему. Ей не следовало этого делать. Закон не бывает снисходителен к девушкам, которые утвержда7 ют, что убили, защищая свою честь, при этом опустошая карманы насильников. Тот факт, что Тамара взяла деньги, делал их обоих кандидатами в газовую камеру.

Реннер приоткрыл дверь и снова выглянул наружу. После того как была разгружена машина, он попросил шофера поставить ее задом к входу в его номер. Он посмотрел на багажник своего черного «сандер- берда», а затем на то, что происходит во дворе. Там все еще стояли две машины перед номером напротив. Те репортеры, которые не уехали, присоединились к фотографам в коктейль-баре. Лампы под навесами при входе в номера включались автономно. Он выключил лампу, ‘освещавшую его вход, и открыл багажник своей машины. Затем поднял тело Келси с кровати, положил в багажник и запер его.

Кажется, его никто не видел. Нож упал на пол, когда он поднимал Келси. Он обмыл его и кусок обода горячей водой, вытер полотенцем. Положил обод обратно на место, у окна, а нож ~ на поднос с грязной посудой, стоявшей на письменном столе в Тамарином номере:

Теперь единственное, что оставалось, это избавиться от тела. Но прежде всего надо найти Тамару. Невозможно предугадать; на что она может решиться, пребывая в таком состоянии. Необходимо найти ее и предупредить, чтобы она вела себя смирно до тех пор, пока он не придумает наилучший вариант- дальнейших действий.

Реннер хотел увезти тело подальше от поместья. Он объехал вокруг здания и запарковал машину в неосвещенном месте, в нескольких футах от «паккарда» мистера Андерса. Реннер покачал головой, взглянув на «паккард», — автомобиль был очень стар, и его тесный металлический багажник прикреплялся сзади к кузову накладными кожаными ремнями.

Убедившись, что багажник его машины заперт, он прошел к кок- тейль-бару и заглянул через окошко внутрь. Оставшиеся репортеры и фотокорреспонденты присосались к бару. Молодой Джонни Табор присоединился к Мэри. Их головы соприкасались, на столике перед ними стояли две бутылки кока-колы, и они что-то горячо обсуждали в одной из кабинок. Тамара в зал все еще не вернулась.

Реннер решил, что самое лучшее для него — это возвратиться к машине и направиться к югу по шоссе. Вероятно, запаниковавшая Тамара попытается выбраться отсюда пешком. Он повернулся, чтобы идти к машине, но в это время Билл Причард вышел из служебного помещения и крикнул:

— Курт, подойди сюда!

Реннер подошел, и они вошли в контору. Там на кушетке лежал Андерс-старший и скрипел зубами, а доктор Фландерс делал ему укол. Его пальто висело на спинке стула, рукава рубашки были закатаны до локтей.

— Что с ним? — спросил Реннер.

— Это сердце, — объяснил Причард.

Реннер подошел к столу и присел на краешек:

— Не знал, что оно у него есть.

Старик сел на кушетке и стал потирать свою руку.

— Все в порядке, — сказал он. — Где они, Реннер? И не делай вид, будто не понимаешь, о чем я говорю. Где мой парень и эта маленькая блондинка-вертихвостка, которую ты вызвал сюда, чтобы сделать из него дурака? — Он опустил вниз рукава рубашки. — Ты знал, каким слабостям подвержен мой парень. И решил воспользоваться этим, чтобы спасти свое поместье. Скажи, в каком из номеров она торгует своим телом, или же шериф Причард выдаст ордер на обыск и, заглянет во все твои двери.

Реннер посмотрел на доктора Фландерса, — и тот мрачно произнес:

— Думаю, при сложившихся обстоятельствах было бы разумнее признаться, что вы раньше знали мисс Дараний.

Шериф Причард сдвинул свою стетсоновскую шляпу на затылок.

— Мне кажется, — недовольно прорычал он, — спектакль, который вы прошлой ночью разыграли перед Фландерсом и мной — сплошное надувательство. Ты понимал, какое впечатление произведет новая хорошенькая девчушка на Келси. Ты же знал: он больной человек.

Реннер попытался сблефовать:

— Не понимаю, о чем вы говорите.

Мистер Андерс встал ^и надел пальто.

— Не играйте в наивного, болтливый трепач, сын огородника! Вы так стремитесь сохранить свои владения, что ради этого продали бы собственную мать. Слышите меня? Я хочу получить своего сына и свои деньги. Что с того, что мужчина хочет иметь немного удовольствия? Однако никакая вертлявая сдобная булочка не стоит восьмидесяти тысяч долларов.

— Сколько он сказал? — не веря свои ушам спросил Реннер.

— Восемьдесят тысяч, — ответил Причард. — Келси запустил руку, в отцовский сейф, прежде чем прийти сюда. Когда он увидел на эстраде эту крошку, которую вы импортировали, чтобы наложить на Келси ее ручку, он отправился домой и очистил сейф. Он пошел на это, поскольку хотел ее иметь.

Реннер переспросил теперь с недоумением:

— Келси забрал восемьдесят тысяч из банка?!

— Нет, — ответил Андерс, — из сейфа дома.

. — Те самые деньги, которые вы хотели укрыть от налогов? — поинтересовался Реннер.

— Я хочу получить деньги обратно, — прервал его Андерс. — Мне потребовать ордер на обыск или вы сами дадите разрешение на осмотр гостиницы?

Реннер почувствовал себя в ловушке. Он не мог и предположить, что случится, когда Причард увидит Тамарин номер в полном беспорядке и к какому заключению придет. Но если он и знал что-то наверняка, так это то, что Тамары с Келси нигде не было. — Нет, можете не беспокоиться с ордером, — сказал он. — Раз пропала такая сумма денег, я помогу вам поискать их.

Репортеры и фотографы, находившиеся в баре, немедленно почуяв неладное, присоединились к ним на полпути к гостинице. За ними пристроились и оставшиеся посетители.

Реннер открыл Тамарин номер, и первое, что увидел Андерс-старший, было разорванное вечернее платье.

— Вот уже и имеем кое-что, — проронил он мрачно. — Они здесь были. Девица заманила моего парня сюда и сняла свое платье.

Доктор Фландерс подобрал бледно-голубые трусики.

— Кажется, помимо платья она сняла кое-что еще.

Реннер взял у него разорванное белье и положил вместе с платьем на стул. — На всякий случай, — пояснил он.

— На какой случай? — спросил шериф.

Пытаясь казаться беспристрастным, Реннер хотел подготовиться к возможной версии о самозащите.

— На случай, если это происшествие окажется серьезнее, чем мы думаем. По состоянию одежды можно судить, что мисс Дараний помогали избавиться от нее, не правда ли?'

Причард открыл дверь, соединяющую номер Курта и Тамары.

— Это твоя комната, так ведь? — спросил он Реннера.

' — Да, так, — ответил Реннер

Причард уставился на кровать.

— Ты, кажется, немного поспал после того, как горничная утром убрала постель.

— Да, верно, — подтвердил Реннер. Он почувствовал, как пот выступил у него на лбу. Даже оттуда, где он стоял, ему были видны два небольших пятнышка крови на простыне. Казалось невозможным, чтобы Причард не заметил их.

Откуда ни возьмись появился Хол Мейерс.

— Гм, как удобно! — ухмыльнулся он. — Смежные номера и все такое… Я знал, что эта девка слишком хитра, чтобы говорить правду.

Он ткнул пальцем на скомканную Тамарину постель. — Каким образом простыни оказались такими измятыми, Реннер? Какую ловушку вы приготовили для молодого Андерса?

Реннер был рад, что Мейерс отвлек внимание. Он ударил его второй раз и ударил бы в третий, и даже ухитрился разбить ему нос, прежде чем Причард растащил их.

— Слишком поздно демонстрировать свою порядочность, не так ли? — бросил шериф Реннеру. — Ты поместил ее здесь для того, чтобы позволить Келси поваляться с ней за определенную плату. Ну, ладно. Ответь же, где она?

На этот вопрос Реннер мог ответить вполне правдиво:

— Не имею ни малейшего понятия.

— И также ничего не знаешь о пропавших восьмидесяти тысячах?

— Нет, — отрезал Реннер.

Мистер Андерс отчеканил:

— Я требую обыска. Продолжайте. Обыщите Реннера, Билл. Затем обыщите оба номера.

Причард проделал, то, что ему было велено.

Когда он закончил, мистер Андерс спросил:

— А что с его машиной?

Реннер затаил дыхание, ожидая ответа Причарда. Тот, казалось, почти утратил интерес к происходящему.

— Хорошая мысль. Где она, Курт?

Реннер мгновенно откликнулся:

— Там перед домом. Я приведу ее.

Он направился к двери, трепеща при одной мысли, что Причард остановит его, но он не остановил, только кивнул молодому Джонни Табору.1

’ — Иди с ним и пригони машину Келси сюда.

Стараясь, идти как можно быстрее, но не показывая вида, что спешит, Реннер подошел к своей машине. У него было две возможности: он мог сесть в машину и сбежать, а мог перепрятать тело Келси в другое место. Убежать ему не удастся. Это ясно. Стоило только Причарду по рации связаться с шерифами соседних округов, они тут же заблокируют дорогу. А если его поймают с телом Келси в багажнике, то он и Тамара получат свое. Никто не станет даже слушать их оправданий.

Он осмотрел багажник старого «паккарда», затем тронул металлические застежки! Они проржавели, но открылись. Курт отстегнул кожаные ремни и приподнял крышку багажника: он был не таким просторным, как у современных машин, но достаточно большим, чтобы туда вместилось тело.

Когда он перенес мертвеца, его самого начало трясти так, что пришлось даже опереться на свой автомобиль, чтобы прийти в себя. Ему удалось все же выиграть несколько часов, а, возможно, и несколько дней. На этом конце площадки было темно. Бледная луна едва светила. Никто, вероятно, не видел, как он переносил тело. Он надеялся на это. Когда же пропажа Келси будет определенно установлена, никому не придет в голову заглядывать в багажник машины его собственного отца.

Реннер пригнал машину и вручил ключи Причарду.

— Возьми и ищи, сколько тебе будет угодно.

Причард открыл бардачок и заглянул туда с видом человека, не ожидающего найти что-либо интересное.

Поняв, что ему нечего терять, Реннер перешел в наступление.

— Ну, и что же получается? — подкалывал он. — Еще несколько минут назад вы вели себя так, будто были убеждены, что я не только решил сыграть подлую шутку с Келси, но и убил его. Убил, спрятал тело, восемьдесят тысяч долларов в придачу.

Причард засунул большой палец за ремень с кобурой.

— На твоем месте, Курт, — холодно произнес он, — я не стал бы рассчитывать на нашу с тобой старую дружбу. Если что-нибудь случилось с Келси и у тебя оказались бы его деньги, я смог бы все это доказать.

Мэри встала на защиту Реннера.

— Не позволяйте ему дурачить себя, мистер Реннер. С Келси ничего не случилось. Джонни не нашел его машины. И они прекрасно знают, что вы ее не отгоняли.

— Не вмешивайся, Мэри, — приструнил ее молодой Табор.

Конечно, Реннер кое-что подозревал. Когда Тамара взяла деньги Келси, она, вероятно, взяла и ключи от машины. В панике она уехала подальше от поместья, как можно скорее. Это естественная реакция, но она могла привести их обоих к гибели. Во всем этом присутствовала какая-то злая ирония. Все, чего он хотел — это спасти свою собственность. Теперь на нём висел Келси, а Тамара угнала машину сына банкира.

Хол Мейерс, прислонившись к стене, заметил:

— А девушка права. Зачем превращать это дело в судебное разбирательство? Мне кажется, все обстоит гораздо проще. Если бы у меня было восемьдесят тысяч в кармане и желание поиметь нетерпеливую куколку- блондинку, я не стал бы болтаться здесь. Судя по состоянию постели, графиня Дараний уступила Келси, чтобы он утолил свой непомерный аппетит. Затем попросила отвезти ее в какое-нибудь местечко, где у нее будет больше шансов отделить его самого от его денег. Ставлю пять против двух, что они укрылись в одном из мотелей на берегу. И ставлю сто против одного, что я знаю, чем они сейчас там занимаются.

Мистер Андерс Облизал губы и грязно выругался.

— Очень может быть, — согласился Причард. — Я объявлю розыск, как только вернусь в свою контору.

Он вынул из-за пояса наручники.

— Ну давай, Курт.

Когда Причард двинулся к нему, Реннер попытался отпрянуть, но не смог: его собственная машина преградила ему путь. Он попробовал возразить:

— Ты что, намерен задержать меня?

— Да, это так.

— По какому обвинению?

— Пока что на время расследования. Но если ты настаиваешь^ могу предъявить обвинение в заговоре с целью вымогательства. В конечном итоге ты подтвердил, что знал девушку и несешь ответственность за ее приезд сюда. В любом случае я задержу тебя до тех пор, пока ты сам не заговоришь.

Когда Причард надевал на Курта наручники, по телу Реннера пробежали мурашки. Он должен был это предвидеть. В этом случае ни у него, ни у Тамары не оставалось никаких шансов. Единственное, чего он не мог сейчас делать, это говорить. И еще одна небольшая проблема не давала покоя: разложение трупа. При такой жаркой погоде ждать придется недолго. Через несколько часов, самое большое — через день кто-нибудь почувствует отвратительный запах из багажника старого «паккарда».

Тут-то они и найдут «моего мальчика».


Глава 8 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 10