home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Утро было прохладнее, чем Обычно. Клубы пара поднимались над подогретой водой бассейна. Мужчины, собравшиеся перед зданием гостиницы, потоптались немного на месте, затем медленно двинулись ко входу в комплекс и коктейль-бар. Реннер подумал, что они пришли помянуть последний раз Эйнджела. Он надеялся, что крестьяне уже не раз выпили за упокой его души. В данный момент он дорожил каждым долларом, и сейчас его лучшим другом был кассовый аппарат.

Келси стоял позади всех. <

— Как вы думаете, с ней будет все в порядке?

Реннер занимал первый номер в своем комплексе. Он отпер дверь, спокойно ответил:

— Не пойму, о чем вы так беспокоитесь?

— Я хочу позаботиться о девочке.

— Да, верно, — сказал Реннер, — припоминаю. Вы сказали мне у обрыва, что хотели бы прибрать ее к рукам. Понимаю, что вы имеете в виду.

Келси мрачно помолчал.

— Ну, а что в этом плохого? Девушка выглядит так, что немного долларов ей ничуть не помешает. И уж если говорить о ее юбке, замотавшейся вокруг шеи, и расстегнутой молнии у того старикашки, уверен, что у них в машине велись свои игры, когда они свалились с дороги.

— На скорости девяносто миль в час?

— Как бы там ни было, но это случилось

Реннер прислонился к дверному косяку. У него непроизвольно сжались кулаки. Из разорванной штанины выглядывала коленка. Когда он протискивался через разбитое окно, чтобы добраться до Тамары, то не только оторвал накладной карман у своего лучшего фланелевого костюма, но и, казалось, тщательно обтер им залитую кровью кожаную обшивку автомобиля. У него болели все кости. Мускулы ныли так, что создавалось ощущение, будто по ним долго били молотком.

Но это, в сущности, не имело значения. Спасибо случаю, или судьбе, или чему-то еще, что авария привлекла внимание Келси к Тамаре гораздо более естественно, нежели могла это сделать та маленькая инсценировка, которую он намеревался разыграть. Теперь ясно, что Келси попался на крючок. Но когда он получил то, чего хочет, когда нужда в инсценировке сама по себе отпала, мысль о том, чтобы позволить Келси использовать Тамару, дабы возбудить против него обвинение в изнасиловании, вызывала в Реннере отвращение. Даже если Тамара согласится пойти на это, чтобы помочь ему (а ему еще предстояло обсудить все это с ней), он еще не был уверен, способен ли подвергнуться подобному испытанию и сохранить остатки самоуважения.

Для мужчин, которые позволяют другим использовать тело своих женщин, есть определенное название.

Может быть, все же лучше просто покончить со всем этим раз и навсегда?

Единственное, чего он хотел сейчас, это встать под горячий душ и переодеться в чистое белье. И что важнее всего, он жаждал остаться один.

— Слушай, будь добр, — обратился он к Келси. — Достань свои проклятые деньги, поднимись наверх и оставь их в моем баре. Твоя трезвость мне просто противна.

Он захлопнул дверь, но не успел сбросить с себя изорванный пиджак, как кто-то постучал в номер.

Это был старик Маннере.

— Ну, что еще? — недовольно спросил Реннер.

Старик, извиняясь всем своим видом, спросил:

— Там какие-то мужики у бара хотят расплатиться персональным чеком. Тони спрашивает, не подойдете ли вы, чтобы разрешить этот вопрос?

— Почему бы и нет? Душ может подождать.

Он пошел вместе с Майнерсом. Старик Выглядел озабоченным.

— Вы, конечно, настоящий смельчак, Курт. Но что мы будем делать без тягача?

— Без тягача? В конце концов это первый раз, когда мы его использовали.

— Он застрахован?

— Я застраховал здесь все.

Старик настаивал:

— Но даже если тягач застрахован, то распространяется ли страховка на людей? Ваш страховой полис распространяется на Эйнджела? Что, если его вдова начнет дело против вас? Впрочем, он всего лишь мексиканец. У них шестеро детей, и он был их единственным кормильцем. И каковы размеры претензий, которые могут выдвинуть против вас в ходе процесса?

Такого поворота Реннер не предусмотрел. Если страховой полис не распространяется на Эйнджела и его вдова подаст в суд, она сможет выдоить из него все до последнего цента. Более того, она сможет получить и его собственность. Он внезапно перестал испытывать жалость к Тамаре и даже рассердился на нее. Если бы она следовала его наставлениям и не опоздала на местный автобус, ничего бы такого не случилось. Впрочем, Тамара не виновата, поскольку Эйнджел отправился раньше времени, отправился в очень долгий путь. Тамара же пыталась добраться до комплекса вовремя.

Жизнь полна неожиданностей.

Перед заправочной колонкой стояло четыре машины и в пять раз больше на парковке у коктейль-бара. Реннер мрачно пошутил про себя: смерть, секс и налоги. Его предприятие не знало такого оживления с тех пор, как вступило в строй. Добрые жители Мишн-Бей стали подъезжать сюда, чтобы выпить пива или сходить в туалет, осматривая шикарный туристский комплекс, построенный сыном Макса Реннера.

Все это его не могло не радовать. Он санкционировал приемку чека в баре и прошел в контору посмотреть, есть ли в папках страховой полис на тягач. Там его не оказалось. Вероятно, он находился в сейфе, вместе с другими официальными документами. Реннер повернулся и вздрогнул, когда вспышка фотоаппарата сверкнула ему в лицо. Это Том Соурира, местный корреспондент информационного агентства Ай-эн-си направил на него объектив.

— Что такое? — спросил Реннер.

Том Соурира ухмыльнулся:

— Вы же теперь в центре всех событий. Больших событий. Не говорите мне, что вы не знали, кто был тот старик в машине.

— Я действительно не знал и не знаю.

— Это был Джон А. Барон, — сказал Соурира. — Человек, который ' продает яхты в Гаваи. Мультимиллионер и плейбой.

— О, тот самый Барон? — удивился Реннер.

Он осмысливал информацию. Это могло означать еще большие проблемы. Так, вероятно, и будет.

— Посмотрите сами: все газеты крупных городов шлют сейчас сюда своих корреспондентов и фотографов. К утру они заполнят здесь все.

Репортер выглянул в окно, увидел шерифа Причарда и Доктора Фландерса, идущих по проезду, и бросился к ним подтвердить уже полученные сведения.

Реннер глубоко вздохнул и последовал за ним. Он уже не контролировал ситуацию. Дальнейшее зависит от того, что Тамара сказала Фландерсу и Причарду и сохранит ли она здравый смысл.

Доктор Фландерс был краток, отвечая на вопросы репортера лишь «да» и «нет», и тогда, когда считал нужным. Нет, она не сильно пострадала. Да, у нее шоковое состояние. Нет, обследование показало, что она не подвергалась сексуальному насилию. Нет, Соурира не может сфотографировать ее. Она все еще находится в легком шоке. Он дал ей успокоительное, и она, вероятно, будет спать до утра.

Соурира обратился с вопросом к Причарду, и от него узнал больше, чем от доктора.

— Да, девушка говорила по-английски с легким, но заметным акцентом. Да, он говорил с ней. Если информация, которой он располагает, верна, то ее имя Тамара Дараний. Она беженка из Венгрии и прибыла в Соединенные Штаты в 1956 году по студенческой визе. Ей девятнадцать лет, и она сказала, что в течение года училась вокалу и игре на фортепьяно в университете Южной Калифорнии в Лос-Анджелесе. В последнее время, поскольку у нее кончились деньги, она подрабатывала, выступая как манекенщица, и пела в ресторане с повременной оплатой.

Радостный Соурира поспешил передать по телефону свою корреспонденцию.

Когда тот ушел, шериф Причард холодно посмотрел на Реннера.

— Теперь, я думаю, мне следовало бы поговорить с тобой, Курт.

— Конечно. — Реннер пошел впереди него к своему кабинету.

Войдя в кабинет, шериф поставил на стол шляпную коробку Тамары и открыл крышку. Реннер увидел несколько пар нейлоновых чулок, несколько смен дамского белья, дешевенький ночной халатик, пару босоножек на высоких каблуках, небольшую коробку с театральным гримом и красную пластиковую сумку.

Реннер начал свою игру.

— Мисс Дараний, судя по всему, находилась в сложных обстоятельствах.

— Верно, — подтвердил доктор Фландерс. — Более того, она, кажется, напугана до смерти. Потерю сознания она инсценировала. Я подозревал это, когда вы и Билл вышли из полицейской машины. Она просто не хотела, чтобы ее допрашивали.

Реннер продолжал гнуть свою линию.

— Что же она сказал вам?

Фландерс зажег новую сигару.

— Она сказала, что приехала из Лос-Анджелеса на автобусе и вышла на остановке. Коув-Спрингс, чтобы пересесть на местный автобус и направиться в Мишн-Бей. Но девушка на остановке сообщила ей, что автобус на Мишн-Бей только что отошел. Пока она стояла на остановке и размышляла, что делать, весьма добропорядочный пожилой джентльмен в дорогой машине остановился и спросил, не может ли он чем-нибудь ей помочь. Она приняла его предложение подбросить ее.

Причард продолжил рассказ.

— Она так сильно плакала, когда рассказывала, что Барон начал заигрывать с ней, как только она села в автомобиль. Обычная история с «отвратительными стариками» — править одной рукой,' а другой щупать девушку.

— Почему же она не вышла из машины?

— Не могла, он ехал слишком быстро. — Причард был явно не в духе. — Затем, когда он ухитрился задрать ей юбку, то пришел в такое возбуждение, что… как раз в этот момент они и полетели с обрыва.

Реннер был рад, что Барон мертв. Если бы этого не случилось, он, вероятно, сам убил его за то, что он заставил Тамару пройти через это мерзкое испытание. Он не знал, что сказать, и спросил — это соответствует тому, что мы предполагали?

Доктор Фландерс холодно произнес:

— Кроме одно пункта, Реннер. Вы уверены, что никогда прежде не видели ее? Вы уверены, что не знаете эту девушку?

— Вполне уверен, — соврал Реннер.

— Тогда для чего она направлялась сюда?

— Она ехала сюда?

— Так она сказала, — подтвердил Причард.

Он вынул потрепанный бумажник из красной пластиковой сумочки и вытряхнул две долларовые банкноты и немного мелочи на стол.

— Выслушайте меня, Реннер. Почему хорошенькая девятнадцатилетняя девушка, настоящая графиня в своей стране, если верить ей, девушка практически безо всякой одежды и всего с двумя долларами и тридцатью центами в кошельке, направляется в туристский комплекс, черт возьми, неизвестно куда, в тот самый комплекс, которым управляет человек, которого она, как говорит, не знает?

— Понятие не имею! Почему вы не спросите ее саму? — парировал Ренер.

— Мы спрашивали, — сказал доктор Фландерс. Его голос звучал явно недружелюбно. — Именно это и возбуждает наше любопытство. Она сказала, что надеялась получить здесь работу. Какого рода работу?

Реннер почувствовал облегчение. Тамара не поддалась панике. Несмотря на то, что она пропустила автобус, попала в эту переделку с Бароном, она сохраняла верность сценарию.

— Ах, вот в чем дело, — сказал он. — Мне следовало бы об этом догадаться.

— О чем?

Вместо ответа Реннер задал вопрос.

— Скажите, вы тщательно обследовали ее сумку, Билл?

Причард пожал плечами.

— Я просто посмотрел, сколько у нее денег, и сверил ее имя с тем, которое значилось на карточке в ее бумажнике. Я не шарил в сумке.

Реннер взял красную пластиковую сумку и вытряхнул ее содержимое на стол.

— В таком случае, давайте осмотрим все более тщательно.


Глава 3 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 5