home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

Реннер спиной упал на каменную осыпь, а Тамара почти навалилась на него. Он смягчил ее падение своим телом, но голые ноги девушки болтались в воздухе. Вновь начавшийся камнепад несся по склону, и Реннер старался, как мог, оградить Тамару от ушибов. В то же время он отползал в сторону, в более безопасное место, чтобы увер-. нуться и от падавшего «кадиллака» и от следовавшего за ним грузовика.

Тут и шериф Причард рискнул помочь им. Он тяжело дышал и говорил с трудом.

— Черт побери! — хрипел он. — Черт побери! Это самый храбрый поступок, который мне довелось видеть.

Реннер не считал себя храбрецом и не гордился собой. Он чувствовал себя больным. У него перед глазами стояло лицо Эйнджела, когда грузовик перевалил через обрыв и начал падать.

Реннер высвободился из-под Тамары, встал возле нее на колени. Девушка лежала с закрытыми глазами и тяжело дышала. Она, наверное, стукнулась обо что-то головой, когда они оба падали, и потеряла сознание.

— Как, она? — г спросил Причард, опускаясь рядом на колени.

— Не знаю, — растерянно ответил Реннер.

С дюжину или более людей уже спускалось по склону. Доктор Фландерс все еще не приехал, но отец Себастьян был среди них. Священник подошел ко все еще стоявшему на коленях Реннеру.

— Девушка сильно пострадала? — спросил он.

— Не знаю, — ответил Реннер.

Шериф Причард поднялся на. ноги и крикнул наверх, чтобы кто- нибудь принес несколько одеял из полицейской машины. Когда их принесли, он расстелил одно на земле около Тамары. Затем, осмотрев ее и убедившись, что позвоночник девушки не поврежден, шериф мягко перевалил ее на одеяло.

Причард продолжал осматривать Тамару. Казалось, ничего серьезного. Кровь; по-видимому, брызнула на нее, когда водитель головой пробил ветровое стекло.

Реннер тоже поднялся с колен и отошел на несколько футов. Он чувствовал себя скверно. Это, безусловно, его вина. Если бы он не так упорствовал в своих намерениях спасти «Эльдорадо», ничего бы подобного не случилось.

Шериф тем временем накрыл лежавшую на земле девушку другим одеялом.

— Теперь, милая, ты в полном порядке, — успокаивал он, будто разговаривал со своей десятилетней дочкой. — Никто теперь тебя не обидит. Лежи спокойно, пока не подъедет доктор, и ни о чем не беспокойся.

Затем Причард подошел к телу человека, которого Реннер вытащил из машины.

— Кто-нибудь знает его? — спросил он.

Никто из присутствующих не отозвался.

— Мерзавец! — негодовал шериф. — Конечно, у меня нет доказательств, и я подожду, пока девушка не придет в себя. Но насколько я могу судить, он, вероятно, решил поиграть с ней на скорости в семьдесят или восемьдесят миль. Именно в этот момент машина и соскочила с дороги. След скольжения говорит о том, что скорость была именно такой.

Келси перестал таращиться на Тамару и спросил, не знает ли ее кто- нибудь из присутствующих. Причард добавил, что девушка сообщила Реннеру свое имя — Тамара Дараний. А также и то, что она опоздала на местный автобус в Коув-Спрингс, и тот, кто погиб, предложил подбросить ее.

Келси проявил явную заинтересованность.

— Девушка, путешествующая на попутных, так что ли?

— Похоже, что так.

Келси повторил ее имя:

— Тамара Дараний — ничего себе имечко!

Реннер вытащил сигарету и закурил.

— Это венгерское имя.

Келси спросил несколько заносчиво:

— Откуда вы-то знаете?

Реннер молча курил какое-то время. Несмотря на происшествие, ничего не изменилось: он все еще должен был думать о судьбе своих владений, и Келси как бы сам нарывался. Все будет зависеть от того, получила ли Тамара какие-нибудь травмы и насколько они серьезны.

Шериф Причард стоял на коленях около мертвеца и шарил по его карманам. Это было непросто: кровь залила все, кроме бумажника, вернее, его содержимого. Шериф покрутил в руках его водительские права. — Известно тебе имя Джона А. Барона, Курт?

— Где-то слышал, но не могу припомнить где, — ответил он.

Причард пощупал толстую пачку банкнот в бумажнике.

— Кто бы он ни был, но он просто напичкан деньгами.

Двое крестьян не прекращали молиться. Они перебрались через край обрыва и, цепляясь руками и ногами за траву и кочки спустились вниз. Один из них что-то кричал.

Шериф Причард подошел к краю пропасти и посмотрел вниз. Карлос Акиллила' добрался до дна и стоял на оторванной дверце буксировщика. Когда он увидел, что Причард смотрит вниз, то поднял руки и скрестил их перед лицом, давая понять, что все кончено. Ветер почти заглушал его голос.

— Умер! — кричав он.

Причард снял фуражку.

— Жалко парня.

Затем он снова одел ее и обратился к своему напарнику по ночному дежурству, который спускался по склону.

— Где доктор Фландерс?

Том Хили ответил, как бы извиняясь:

— У него срочная операция на ранчо Бисон. Но когда я с ним разговаривал, он сказал, что если мужчина и девушка не слишком пострадали и их еще можно перенести, то лучше было бы отправить их в город. Это сэкономило бы много времени.

— Водитель подождет, — мрачно проговорил Причард. — А также и Эйнджел Гуттиерес. Но девушку нужно отправить.

Реннер начал снимать одеяло с Тамары, чтобы опять взять ее на руки, но, посмотрев на Келси, остановился.

— Послушайте вы, как вас там, — обратился он к маленькой брюнетке.

Девушка в обтягивающих джинсах сказала, что ее зовут Мэри.

— Сделайте одолжение, Мэри, — попросил Реннер. — Помогите этой девушке. — Когда она летела вниз и когда я вытаскивал ее из машины, юбку и свитер пришлось стащить. Когда она придет в себя, ей будет неприятно, что все эти мужики глазеют на нее.

Шериф Причард первый показал пример и повернулся к пострадавшей спиной.

— Курт прав. Как бы вы себя чувствовали, если бы это оказалась ваша сестра?

Когда Мэри привела более менее Тамару в порядок, Курт отнес ее наверх к полицейской машине. Она не открывала глаз и едва дышала. Ему не терпелось узнать: она без сознания или в глубоком обмороке. Но в любом случае он должен быть начеку, пока не поговорит с ней с глазу на глаз.

Утренний ветерок был свежим и прохладным. Причард ехал с опущенными стеклами. Реннер вообще не чувствовал холода. Он раскраснелся. Лицо его горело. Он на заднем сиденье держал Тамару на руках. Когда девушка придет в себя, если, конечно, придет, он объяснит, что ей предстоит делать, а именно: позволить и даже поощрять Келси, когда тот станет заигрывать в нею. /

Перспектива не из приятных. Как ему было известно, др сих пор он оставался единственным мужчиной в ее жизни.

Они прибыли в поместье Реннера, и по пути так и не встретили машины доктора Фландерса. Маннере выключил большую неоновую вывеску и освещение во дворе. Но в ресторане и на заправочной станции горел свет.

— Фландерс здесь, — сообщил Причард.

Он подогнал полицейскую машину к бетонной площадке и затормозил рядом с заправляющимся «бьюиком».

Здоровый, крепкий, невозмутимый, лет сорока пяти, привыкший к хорошему виски и дорогим сигарам, Фландерс слыл дамским угодником. Реннер до сих пор так и не решил, нравится доктор ему или нет. Но он готов был поспорить, что все эти расчудесные милашки, замужние или нет, которые снимали одежду в кабинете доктора Фландерса и затем выходили от него с довольными улыбками и зажатым в потном кулачке счетом, не захотели бы проходить дальнейшее обследование у какого-нибудь другого врача. Тем не менее, он был неплохим специалистом.

Фландерс подошел к полицейской машине, распространяя вокруг аромат своих неизменных сигар. '

— Прошу прощения, — извинился он. — На ранчо Бисон мне пришлось потратить времени больше, чем я предполагал.

Реннер выбрался из полицейской машины, держа Тамару на руках.

— Как по-вашему, она серьезно пострадала? — спросил Фландерс.

— Мы думаем, что переломов нет, — ответил за Курта Причард. — Вероятно, она в шоковом состоянии. Своим чудесным спасением девушка обязана Курту. Он вытащил ее из салона за минуту до того, как машина рухнула в пропасть.

— А тот человек, с которым она была?

— Он мертв. Так же, как и Эйнджел Гуттиерес.

Фландерс тыльной стороной ладони проверил пульс на шее Тамары. Затем, бросив сигару, приподнял веки и посветил фонариком.

— Хорошенькая маленькая девчушка, — констатировал он, закончив осмотр. — Она все время без сознания?

— Нет, — пояснил Причард, — она приходила в себя дважды. Первый раз в разбитой машине, когда Курт пытался вытащить ее. Она сказала ему на венгерском языке, что ее зовут Тамара Дараний и что водитель машины, который погиб, подобрал ее на автобусной остановке, Грейхаунд, в Коув-Спрингс.

— А когда второй раз к ней вернулось сознание?

— Сразу же после того, как Курт вытащил ее из машины. Она оказалась почти обнаженной и инстинктивно пыталась прикрывать свою наготу руками. Она ничего нам не объяснила, судя по ее действиям, последнее, что осталось в ее памяти, это попытка убитого позабавиться с ней.

Фландерс посмотрел на Реннера:

— Это так?

— Не знаю, — пожал плечами Реннер. — Мне стало плохо, а когда я пришел в себя, Причард уже накрывал ее одеялом.

Фландерс на мгновение задумался.

— Вы говорите, она пыталась прикрывать себя? Ей это удалось?

— Насколько это было возможно.

— Она с трудом двигала руками?

— Нет, не сказал бы, — ответил Причард. — А это имеет какое-то значение?

Фландерс откусил кончик новой сигары.

— Хочу проверить кое-что. — Он посмотрел на Реннера. — Что же вы стоите? Отнесите ее в какой-нибудь номер, и я осмотрю ее.

Реннер попросил Маннерса принести ключ от второго номера. Когда старик отпер дверь, он внес Тамару в комнату и осторожно положил ее маленькое тело на тридцатидолларовое покрывало, украшенное цветными монограммами с названиями известных на западе ранчо. Эти покрывала он купил, чтобы придать шикарный вид своему туристскому предприятию.

Раскинувшись на двойной кровати, Тамара выглядела удивительно хрупкой и незащищенной, скорее ребенком, чем женщиной. Ее лицо было перепачкано грязью и кровью. Обрывки листьев и веток застряли в ее волосах. Чулки порваны. Одна туфля осталась в машине, упавшей в пропасть. В подошве другой зияла дырка.

Доктор Фландерс присел к ней на кровать, измерил пульс и послушал сердце. Похоже, он остался доволен осмотром, затем повернул голову на подушке и ощупал ее пальцами.

Фландерс пожал плечами.

— Пока все в порядке. Полагаю, это шоковое состояние. Но ничего определенного сейчас сказать нельзя. '

Шериф Причард сухо произнес:

— Хочу заметить, что молния на брюках покойного была расстегнута. Так что, поскольку вы являетесь медицинским экспертом в нашем округе, вам надлежит произвести осмотр тщательнее. Если погибший изнасиловал ее, она может подать в суд и предъявить иск с оплатой за счет его имущества.

Фландерс коротко отрезал:

— Я знаю свои обязанности.

Он приподнял Тамарин свитер, чтобы осмотреть верхнюю часть ее тела. Затем быстро мотнул головой, и горячий пепел его сигары упал на розовый сосок ее обнаженной груди.

' Тамара вздрогнула^ но ее глаза так и остались закрытыми.

«Паршивый мясник», — в сердцах подумал Реннер и повернул голову туда, куда смотрел Фландерс. Они в комнате были уже не одни. Келси Андерс и четверо любопытных крестьян, Мэри и ее спутник вернулись в поместье и сейчас столпились в двери.

Фландерс стряхнул пепел с того места, куда он упал, вынул сигару изо рта и холодно произнес:

— Знаете, бывают времена, когда меня ненавидит все человечест во. Сейчас именно такой момент. Если вы, мужчины, до сих пор не знаете, как выглядит обнаженная женщина, вам и дальше не следует этого знать. Убирайтесь отсюда все! Все до единого! *

Он подал знак Мэри.

— За исключением шерифа Причарда и этой девушки. — Мокрым концом сигары он сделал жест в их сторону. — И вы тоже уходите, Реннер.

— Как скажете. — Он не испытывал сожаления, ибо знал, как вы-' глядит Тамара, и лишний раз убедился в ее привлекательности, не жедая, чтобы она испугалась. — Я буду рядом, если понадоблюсь, — только и сказал он.


Глава 1 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 4