home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Перед рассветом они проехали Саванну, и в ранние утренние часы достигли Чарлстона. Эмили никогда бы не поверила, что где-то может быть еще жарче, чем в Хевитте. Но здесь, несомненно, было жарче. С нее пот катился градом, она чувствовала себя усталой и голодной, мечтала о ванне и свежей одежде, но они были слишком близки к цели, чтобы делать теперь остановку. Она отвезет Дэна к его отцу, а потом остановится в отеле, примет ванну, передохнет пару часов и отправится в шестисотмильную поездку в Майами, чтобы оттуда организовать переезд в Гавану. Она уже пожалела, что сразу не отправилась в Майами.

Когда большая машина миновала многочисленные мосты, Моран замедлил ход. Город окружала сеть речушек, бухт и заливчиков. «Чарлстон — Южная Каролина, — было написано на щите при въезде. — Город на море, отличается от всех американских городов. Был основан в 1670 году во времена царствования Чарльза Второго Английского. По культуре и-торговле может сравниться только с Нью-Йорком, Филадельфией…»

— Обычные формулировки транспортного союза, — заметила

Эмили.

Моран ухмыльнулся.

— Верно. Я работал как-то на пароходике для туристов, который возил исторических фанатиков в Форт-Сэнтер. Я тогда познакомился с маленькой кошечкой, а потом ее папаша обвинил меня в прелюбодеянии. — Вспомнив об этом, он присвистнул сквозь зубы. — Да, симпатичная была девочка!

— Прошу тебя, Дэн! — перебила его Эмили. — Я ничего не желаю слушать про твоих женщин. Не хочу сама себе казаться дешевле, чем я есть на самом деле…

— Невинный ангелочек?

— Ты и сам отлично знаешь.

Эмили опасалась продолжить свою мысль. Она сунула в рот сигарету и снова повернулась на сиденье, чтобы еще раз внимательнее посмотреть на Дэна. Да, Моран за считанные часы несомненно изменился. Казалось, в нем соединились сейчас два человека. Теперь,4 когда он чувствовал себя в относительной безопасности, начали проявляться его дурные черты. И если даже она была влюблена в того человека, с которым познакомилась в Хевитте, то нынешнего она просто презирала.

Они подъезжали к центру Чарлстона, на улицах которого пробуждалась жизнь. Моран остановился перед светофором, и Эмили задрожала, когда их догнала полицейская машина. Небрежно держась одной рукой — за руль, другой коп ковырял во рту зубочисткой. Он бросил на Морана равнодушный взгляд, потом перевел его на Эмили и не торопился отводить от нее взора. Моран ухмыльнулся.

— Мне что, выйти и врезать ему?

— Нет, большое спасибо, — ответила она.

Когда зажегся зеленый свет, Моран поехал дальше. Какое-то время они ехали по широкому проспекту, параллельно реке, а потом Эмили потеряла ориентировку в лабиринте незнакомых улиц. Она испуганно вздрогнула, когда Моран остановился перед красивым старинным особняком.

— Поезжай дальше! — резко бросила она.

— Почему?

— Потому что за этим домом могут наблюдать.

— Послушай, дорогая, — терпеливо, словно малому ребенку, начал объяснять Моран. — Как я ужеговорил, я знаю, что делаю. Это не дом моего отца. Он живет приблизительно в квартале отсюда, на другой стороне улицы. Но тебе, дорогая, лучше вылезти сейчас и отправиться в поход, на разведку.

— В поход? Мне?

— Ну, конечно! Ведь кто-нибудь из нас должен узнать, следит ли за домом отца полиция. Тебя ведь местные не знают. Номер дома тебе, полагаю, знать не обязательно. Как увидишь строение с красной черепичной крышей, считай, дело сделано. Он там единственный в сво-, ем роде. — Дэн нагнулся и поцеловал ее.

— Зачем это? — спросила она, сдерживаясь из последних сил.

— Это нечто вроде талисмана, — коротко ответил он и поцеловал ее еще раз, более страстно. Эмили охладила его пыл.

— О, Боже мой, Дэн! — недовольно пробормотала она. — Не будь мальчишкой…

— Ты что, больше меня не любишь?

— Люблю, но… — Она не стала ничего объяснять ему и вылезла из машины.

Моран снова взялся за руль.

— О’кей! — недовольно пробурчал он. — Поспеши, пока меня не увидел какой-нибудь коп. Ведь это все-таки мой родной город.

Эмили быстро поправила прическу и отправилась в путь. Все дома, мимо которых она проходила, были старинными — островки прошлых, более радостных времен. Перед одним из них негр с седыми волнистыми волосами подметал тротуар. Когда она проходила мимо, он стянул с головы шляпу.

— Доброе утро, мисс!

— Доброе утро! — с улыбкой ответила она.

Этот обмен приветствиями чуть заметно уменьшил ее внутреннее напряжение, которое копилось все эти долгие часы поездки. Через несколько Минут Дэн уже наверняка будет в доме отца, и она снова покатит дальше, в Майами.

Эмили мысленно принялась строить планы на будущее. Может, им лучше ехать и дальше вместе? В Майами она найдет Тома Дойля и договорится с ним относительно переезда в Гавану. Тогда пусть Дэн будет под рукой. Если Дойль сочтет нецелесообразным заходить в Чарлстон, он смог бы захватить Дэна из какой-нибудь пригородной бухты Майами. Все дело во времени, как любил говорить Хи.

Ей бы только не думать о Хи Тайере! А ведь его будет недоставать. Он вообще занял в ее жизни особое место, которое не занимал никто и никогда, ни Эверетт, ни Дэн, ни вообще кто-либо другой. Хи всегда оставался настоящим и надежным. И всегда под рукой, когда она в нем нуждалась.

Внезапно Эмили поняла, что по ее щекам текут слезы, и вытерла их тыльной стороной ладони. Неужели такое возможно: любить одновременно двух мужчин — одного за духовность, порядочность, а друго-' го — за то, что он просто… мужчина.

Дом Морана тоже был старым, покосившимся, но в свое время это, очевидно, был красивый особняк. Насколько она могла судить, внимательно несколько раз оглядевшись, никакого наблюдения за домом не велось.

Эмили остановилась под деревом, чтобы, поправить прическу, а потом пошла по дорожке к дому, почти скрытому зарослями кустарника. Звонок тоже оказался допотопным — проволока с колокольчиком внутри. Она потянула за проволоку и услышала звон.

Ждать, казалось, пришлось целую вечность. Потом еще и еще раз дернула за проволоку. Наконец дверь открылась, и на пороге показался хрупкий седой старик.

— Что вам угодно', мисс?

Отец Дэна с первого взгляда показался ей симпатичным. Годы и невзгоды оставили на его лице свои следы. Когда-то, очевидно, статная его фигура теперь представляла собой жалкое зрелище: на пороге стоял худой немощный маленький человечек. Тем не менее ощущалось, что под этой хилой телесной оболочкой скрывается сильная духом натура.

— Я — Эмили Хевитт, — представилась она. — И теперь пытаюсь помочь вашему сыну Дэну.

Старик молча смотрел на нее.

— Как вы, наверное, знаете, — продолжала Эмили, — неделю назад он убежал из тюрьмы во Флориде. Все это время я прятала его у себя в доме. А теперь хотела бы, чтобы вы приютили его у себя на несколько дней, — до тех пор, пока я не переправлю его за границу.

Поскольку старик продолжал лишь молча смотреть на нее, она засомневалась:

— Вы и в самом деле отец Дэна?

— Да, отец.

— Неужели вы меня не понимаете? Ваш сын — повторила она, — сейчас в трудном положении. Он ждет неподалеку отсюда, и с каждой минутой его положение становится все более опасным.

— Боюсь, вы заблуждаетесь, — наконец произнёс он хриплым от долгого молчания, едва слышным голосом. — Когда-то у меня действительно был сын Дэн, которого я очень любил. Но мой сын умер. Поэтому прошу меня извинить…

И прежде чем Эмили успела что-то ответить, старик закрыл перед нею дверь. В первое мгновение она протянула было руку с тем, чтобы опять дернуть за проволоку, но потом рука как-то сама собой опустилась: она поняла, что даже еслй будет трезвонить тут целый час, дверь больше не откроется. "

Отец Дэна сказал более чем определенно: для него сына больше не существует.

Обратный путь к машине показался бесконечным.

— Ну? — нетерпеливо спросил Моран. — Ты говорила с ним?

— Да.

— Он меня спрячет?

— Нет.

— Почему?

— Потому что ты для него умер.

— Выражайся яснее.

— Это я и пытаюсь сделать. — Она процитировала слова старика дословно, вплоть до последних: «Мой сын умер». — И он закрыл передо мной дверь.

Моран закурил сигарету, предложил и ей. Странно, но он, казалось, не был столь удручен, как сама Эмили.

— Вот, значит, что. Старик, стало быть, принял слишком близко к сердцу мое последнее заключение. Я втоптал его имя в грязь. — Он глубоко затянулся.*— Знаешь, я и раньше сомневался, стоит ли соваться к нему. Но потом все-таки решил, что сына-то он в беде не оставит.

— Ты не должен так говорить о своем отце.

Моран непонимающе пожал плечами.

— Ну, и что теперь?

— Честно говоря, понятия не имею.

Он выбросил сигарету и включил мотор.

— Здесь мы не можем оставаться. Поскольку в родном городе рано или поздно какой-нибудь коп меня непременно узнает, несмотря на весь этот маскарад… — Он нажал на педаль. — Попробуем пробиться в Майами.

— Имея за спиной такую тяжелую ночь в пути?

— У тебя есть другое предложение?

— Нет…

. — Ну, а поскольку нет, — резко бросил он, — предоставь это дело мне. Мы едем в Майами, и там ты найдешь возможность, чтобы выйти на контакт с капитаном, о котором ты мне говорила. — Дэн вытащил из кармана пистолет и положил его рядом с собой на сиденье. — И да хранит Бог того копа, который осмелится встать на моем пути!

— Только не это, Дэн! — запротестовала было Эмили. — Ты же мне обещал!

В какое-то мгновение ей показалось, что он ее ударит, но в последний момент Дэн, кажется, одумался и переключил свое внимание на дорогу.

— О’кей! Что же теперь делать? Повернуть обратно в Хевитт и сдаться твоим друзьям, которые, не задумываясь, отправят меня на электрический стул — за изнасилование и два убийства, которых я не совершал?

—. Нет, нет! — с неподдельной страстью выкрикнула она.

— Значит, ты не хочешь, чтобы меня казнили?

— Ты сам отлично это знаешь.

Моран с нежностью похлопал ладонью по пистолету.

— В таком случае, больше не обращай внимания на эту штучку. Договорились? Я воспользуюсь ею только в случае крайней необходимости. Она для нас с тобой нечто вроде страховки от несчастных случаев.

В центре Чарлстона движение было заметно менее интенсивным, но зато выезд на автостраду оказался напрочь забитым автомобилями. Эмили вся сжалась в клубок. Как в кошмарном сне, минутами ей казалось, что она несется на похоронных дрогах с сумасшедшим возницей на облучке. Только вместо дрог был ее собственный автомобиль. А за рулем уже не тот юноша, который менял ей когда-то покрышку, и не израненный мальчик, нуждающийся в уходе, и даже не нежный и страстный любовник, которому она отдавалась с такой лихой радостью. Конечно, пути назад не существовало: теперь ей предстояло, очевидно, только разделить его неизвестную судьбу.

Солнце поднималось все выше и выше. Они остановились возле уединенного кафе в окрестностях Саванны, чтобы позавтракать, а потом сделали остановку перед Джексонвиллем, чтобы купить бутылку виски, без которой Дэн наверняка заснет за рулем. В этот долгий день ' им не раз попадались навстречу патрульные машины, но Моран вел автомобиль очень осторожно и не вызывал ничьих подозрений.

Когда день стал клониться к закату, они добрались до окраины Палм-Бич, а к десяти вечера перед ними вспыхнули наконец огни Майами-Бич.

Моран сбавил скорость.

— Мы переночуем в мотеле на пляже и позвоним твоему приятелю завтра утром. Ты уверена, что он отвезет нас в Гавану?

— Да, уверена.

— А почему, собственно, ты так уверена? Он что, твой бывший любовник?

Эмили почувствовала себя по уши в грязи.

— Нет, Том просто мой знакомый. Он знал мою мать, и за деньги сделает все.

— А кто, скажи, за деньги чего-то не сделает? И поскольку у нас речь зашла о деньгах…

— Да?

— Как у тебя насчет монет?

— Не понимаю.

— Ну, сколько у тебя с собой?

— Долларов четыреста — пятьсот.

— Этого не хватит, — довольно решительно констатировал Моран.

— Тогда я могу выписать чек. На любую сумму.

Дэн снисходительно посмотрел на нее.

— Если он захочет получить наличными, я смогу подбросить ему немного.

— Откуда у тебя деньги? — поинтересовалась Эмили.

Моран сдержанно ухмыльнулся.

— Это мое дело… — Он обратил внимание на вывеску мотеля, мимо которого они как раз проезжали, и свернул в ворота с надписью: «Летний тариф. Завтрак, бассейн и телевизор бесплатно. Остальное на самообслуживании».

Моран, притормозив, спросил:

— Ты готовить умеешь, детка?

— Не особенно хорошо, — призналась Эмили. — Мне никогда не приходилось готовить самой.

Моран ухмыльнулся.

— Ну, да, понятно, избалованная дочка богатых родителей! — Он показал ей на магазин, примыкавший к мотелю, одновременно являющийся и бензоколонкой и продовольственным магазином. — Как бы там ни было, но в то время, когда ты записываешь нас в книгу, я куплю продукты. До тех пор пока ты не свяжешься с Дойлем, безопаснее питаться у себя в номере.

Слишком усталая, чтобы возражать, она лишь пробормотала:

— Как хочешь, Дэн.

— г И постарайся заполучить домик получше.

— Под каким именем нас записать?

Он неожиданно взорвался:

Лейтенант Хаббард и его супруга! Как еще иначе? — Внезапно он о чем-то вспомнил: — О, кстати, дай-ка мне денег на продукты. У меня осталось маловато.

Эмили протянула ему кошелек, а когда он взял его, открыла дверцу со своей стороны и пошла к конторе. Там она<, заполнив карточки на имя лейтенанта Хаббарда и его жены, получила домик с видом на море.

Дул прохладный ветерок. Поджидая, когда Дэн принесет еду, она распахнула все окна и впервые за несколько часов почувствовала себя лучше..

Домик оказался мило и современно обставленным и состоял из гостиной, спальни, кухни и ванной. В кухонном Шкафу она нашла кофейник и поставила кипятить воду. Уж что-что, а кофе-то сварить она сумеет. До сих пор у Эмили не проходило легкое раздражение. Разве преступление быть дочерью богатых родителей? Дэну не следовало бы постоянно напоминать ей об этом. Но, с'другой стороны, его нельзя упрекать в несдержанности. Он ведь тоже сейчас в постоянном нервном напряжении. И, тем не менее, необходимо, не откладывая, поставить все точки над «i» и принять решение. Может быть, выспавшись как следует, завтра она сможет прийти к какому-нибудь четкому и ясному-выводу.

Эмили умылась в ванной, расчесала волосы и заколола их сзади «конским хвостом». Потом, повинуясь внезапному желанию, сбросила с себя все, кроме бюстгальтера и трусиков, и опустила ноги в ванну.

Дэну, однако, понадобилось много времени, чтобы закупить про, — дукты. Она дважды меняла и кипятила воду для кофе. Наконец он явился, буквально согнувшись под тяжестью пакетов. К тому же был явно пьян.

— Хэлло, куколка! Немножко разрядился, — объяснил он и отнес продукты на кухню. Когда вернулся, его форменный китель и рубашка были расстегнуты, а в руках он держал два стакана и полбутылки виски.

— Что скажешь насчет того, чтобы немного выпить в честь прибытия в Чарлстон?

Пригубив виски, она уже пожалела, что сбросила с себя верхнюю одежду. Дэн смотрел на нее с голодной жадностью, а ей в этот момент Хотелось только одного: поесть, помыться и лечь в постель.

Он присел рядом на кушетку.

Кто самый лучший водитель из всех, кого ты знаешь?

— Дэн! — уверенно сказала она.

— И ты совершенно права! Шестьсот миль до Чарлстона и ни разу не остановиться! А сколько попалось на дороге копов, которые ищут меня?!

Эмили допила свой стакан.

— Считай, что нам повезло.

— Повезло? Ну, что ты! — возразил он. — Везет глупым! А у меня голова на плечах. — Он подлил ей еще виски и одним глотком опорожнил свой стакан. — А как мы это отпразднуем? Попробуй угадай с трех раз…

Эмили позволила ему поцеловать себя, потом отодвинулась.

— Прошу тебя, Дэн, не надо! Я постараюсь напоить тебя кофе. Уже поставила воду.

— К черту кофе! Он может и подождать! А я терплю целый день…

— Разве так можно?

— А почему бы и нет?

— Это не очень красиво.

— Ах, так ты — порядочная девушка?

— По крайней мере, пытаюсь быть ею. — Эмили поднялась, чтобы выйти на кухню, но он тотчас вскочил и крепко прижал ее к себе, одновременно пытайсь расстегнуть на ней бюстгальтер.

— Только не кривляйся! Ты так же хочешь меня, как и я тебя! И не прикидывайся недотрогой.

— Нет, нет, только не сейчас!

— Почему?

— Я не хочу.

Моран удивленно посмотрел на нее пьяными глазами.

— О, Боже мой! Какие слова! С ума сойти!.. Знаешь, одно время я действительно думал, что не видать мне в жизни больше девочек… — Он ухмыльнулся. — А потом я нарочно оставил грабли на больничной дорожке…

У нее перехватило дыхание.

— Так ты сделал это специально?!

Он продолжал тискать ее. сжимая все сильнее.

— Конечно… А теперь ты моя, и перестань, пожалуйста, сопротивляться.

— Я не хочу… Не хочу!.. Ты пьян, Дэн…

— Не так уж я и пьян.

И окна все открыты. Кто-нибудь может заглянуть…

— Ну и пусть себе смотрит!

Он снова попытался повалить ее на кушетку, но поскользнулся, и оба они рухнули на столик перед кушеткой, да с такой силой, что затрещало дерево.

— Так-то оно лучше… много лучше… — Дэн тяжело дышал, наваливаясь на Эмили.

Она вывернулась.

— Только не так, Дэн! Прошу тебя…

Его лицо скривилось от ярости, и он изо всех сил ударил ее.

— Ты не будешь так вести себя со мной, девочка! Или считаешь, что я стану с тобой возиться, потому что у тебя много денег? Сейчас я * покажу тебе, кто здесь хозяин! — С этими словами он повалил Эмили на кушетку и грубо овладел ею.

Напрасно она пыталась отогнать мысли о только что происшедшем. Еще никогда она не чувствовала себя до такой степени униженной и опозоренной. И грязной. Будто искупалась в дерьме.

Она была уже не Эмили Хевитт, девушкой из порядочной семьи, а простой шлюхой, удравшей с каторжником и проведшей ночь с ним в дешевом мотеле.


Глава 11 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 13