home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

В порядке исключения прогноз погоды оказался верным. Предсказывали же ранние вечерние туманы, усиление ветра, увеличение осадков — и все до конца недели. Жара и так слишком долго продержалась, теперь настала очередь непогоды.

Первые капли дождя упали на землю, когда Бесси принесла наверх запоздалый ужин. Она уже дважды пыталась войти в комнату^ но Эмили так рыдала, что и думать о еде было нечего. Она и сейчас не испытывала голода, но прохладный ветерок, принесший с собой запах дождя, умиротворил ее душу и плоть.

, Подперев подбородок руками, Эмили смотрела из окна на приближавшуюся тучу. Нет сомнений, она слишком глубоко увязала во всем этом деле, чтобы думать об отступлении. Если ее чувства к Дэну Морану еще не были любовью, то будет лучше, если она поскорее полюбит его. Ибо теперь она опасалась, что и дня не сможет прожить без него. И в, этом смысле существовало лишь единственное решение вопроса, несмотря на то что она была на три года старше его, — замужество. Логикой тут и не пахло. Она никак не могла понять себя и как-то оправдать свое поведение с тех пор, как этот человек появился в ее жизни.

Но прежде чем вообще говорить о’свадьбе, следовало подумать в первую очередь о главном: как переправить его из собственного дома, из'Хевитта, штат Флорида, а желательно, вообще из страны. Она уже не раз спрашивала себя: по-прежнему ли выходит в море на своем рыболовном судне Том Дойль из Майами? За хорошие деньги, знала она, Том сделает все. Если бы ей удалось доставить Дэна в Майами и, соответственно, переправить обоих в Гавану. А оттуда они сами отправились бы куда-нибудь подальше. Когда есть деньги, выправить паспорта — не проблема.

Мысли лихорадочно сменяли одна другую. Из Гаваны можно добраться пароходом до какого-нибудь портового города Центральной Америки, а оттуда податься в Бразилию. Утром в понедельник надо проверить такую возможность.

Эмили не проголодалась еще, но Моран съел целую тарелку бульона, который Бесси сварила специально для него, и закончил трапезу бифштексом. Эмили же просто кусок не лез в горло.

— Ну и аппетит у вас! — заметила Бесси, неодобрительно взглянув на Эмили: — Но, независимо от аппетита, считаю, что вы слишком много занимаетесь… гимнастикой.

— Бесси! — одернула ее Эмили.

Моран усмехнулся и принялся за десерт.

— Я чувствую, ты мне симпатизируешь, Бесси, не так ли?

— Вы правы, — ответила она.

— А почему?

Бесси была искренней. „

— Во-первых, вы мне напоминаете одного высокого светлокожего негра, с которым я одно время гуляла еще до того, как познакомилась с Беном и вышла за него замуж. У того парня всегда было на уме лишь одно. В этом отношении он был просто талант! Ничего не скажешь. Зато во всех других он не стоил и цента.

— Бесси! — на сей раз более резко одернула ее Эмили.

Та пожала плечами.

— Твое дело, детка. Надеюсь, ты не будешь потом жалеть. Ты же знаешь, как я тебя люблю. Скорее сама погибну, чем увижу, что кто- то собирается тебя обидеть. Но если у тебя через девять месяцев появится ребенок, а этот господин отправится на электрический стул, то винить тебе будет некого, кроме себя самой.

Эмили поднялась.

— Ну, ладно, Бесси, можешь идти!

— Конечно, мэм, — скромно заметила Бесси. — Позвонишь, если что-нибудь понадобится.

Когда она вышла, Моран рассмеялся.

— Не обижайся на нее, дорогая. Конечно же, она беспокоится о тебе. — И серьезно добавил: — В некотором отношении она права. Продолжать в таком же духе — опасно. И если я исчезну, для тебя это будет, пожалуй, к лучшему.

— Нет!

— Что значит «нет»?

— Куда ты пойдешь?

— Не имею ни малейшего представления.

Эмили придвинула легкое кресло, села в него и посмотрела на Морана.

— Я могу задать тебе один откровенный вопрос, Дэн?

— Конечно.

— Много ли я значу для тебя?

— Мне кажется, я уже доказал тебе это.

Эмили покачала головой.

— Нет, я имею в виду другое. Ты, вообще-то, любишь меня?

— Да, именно люблю. Самое подходящее слово.

— И я не только… не только приятное разнообразие для тебя в постели? — нерешительно спросила Эмили.

Моран поднялся, заставив встать и ее.

— Не будь ребенком, крошка… Я всю жизнь искал такую, как ты.

Только бы он не вздумал меня сейчас обнять, мысленно заклинала его Эмили. Только не сейчас! Она облегченно вздохнула, когда он взял в руки ее лицо и поцеловал сперва в глаза, потом в губы.

— Я доставил тебе столько забот, дорогая, — прошептал он с нежностью. — Но я тебя так люблю, что никак не могу тобой насытиться.

Однако Эмили хотелось именно сейчас поставить все точки над «i».

— А это не потому… не потому, что ты полгода не знал женщин? Моран скривил губы.

— Я должен отвечать честно?

— Конечно.

— Ну, возможно, это обстоятельство тоже сыграло определенную роль…

Эмили легонько шлепнула его по щеке.

— Ты неисправим, Дэн. Но ты и в самом деле всерьез любишь меня? Достаточно сильно, чтобы жениться?

— Конечно! Я с ума схожу по тебе, крошка! Ты отлично это знаешь. Но к чему ты все это говоришь?

— Мы должны вывезти тебя из этого дома. Не знаю как, но с тех пор как я встретилась в аптеке с агентом ФБР, я стала смертельно бояться. И уже прикидывала в уме: если нам удастся добраться до Майами, то я смогу нанять там рыболовное судно, которое доставит нас в Гавану. Там мы могли бы пожениться, а потом переправиться в Центральную или Южную Америку.

Моран зажег сигарету и предоставил ей право первой затяжки.

— Такой вариант мне очень нравится. Очень нравится! — Он подошел к окну и посмотрел на косые полосы дождя. — Откровенно говоря, как только я подумаю, что сделает со мной эта банда, если поймает, страх берет. — Он посмотрел через плечо. — А я не хочу умирать, Эмили. Теперь, когда обладаю тобой…

— Ты не умрешь! — воскликнула она в страстном порыве. — Я не позволю, чтобы тебя убили за поступки, которых ты не совершал! Надо что-то придумать. Главное, пройти кордон на улице. Помоги мне что- нибудь придумать, Дэн.

Моран присел на край кровати.

— Хорошо! Можно совершить обманный маневр.

— Каким образом?

— Я уже говорил: если кто-то из ваших, местных, ограбил банк, а мы смогли бы подкинуть полиции какие-нибудь конкретные факты, намекнуть на кого-то, то вся эта банда бросилась бы ловить преступника и на какое-то время забыла бы обо мне. В одном яуверен: ФБР в таком случае наверняка перестало бы наступать нам на пятки.

— Возможно, ты и прав.

Моран задумчиво'продолжал размышлять вслух:

— Что я знаю об ограблении банка? Только то, что слышал вечером перед нашим побегом, или из газет, которые ты мне приносила. Насколько я понимаю, дело происходило следующим образом: сперва полиция опросила всех, кого можно было опросить, а теперь ФБР занимается всеми, кто был на Ли-стрит четвертого июля. Тем не менее до сих пор у них нет ни одного свидетеля, который видел бы, кто и как входил в банк.

— Все именно так и обстоит.

— А что с бензозаправщиком, который нашел труп? Как его зовут?

— Харрис. Сэм Харрис.

— А он мог бы быть этим человеком?

— Сомневаюсь. Полиция допрашивала его в течение нескольких часов.

— Откуда ты знаешь?

— От Хи.

Дэн криво усмехнулся.

— Ну, конечно, я постоянно забываю, что прокурор сам не свой от твоих грудок. У тебя с ним было что-нибудь, дорогая?

— Это тебя не касается! — сердито ответила она. — Все, что было до того, как я тебя узнала, принадлежит мне одной.

— Это звучит как утвердительный ответ, — задумчиво бросил Моран. — И поэтому ты можешь обвести его вокруг твоих маленьких пальчиков. Но вернемся к Харрису. Он нашел труп и показал, что был в банке. А ведь и он тоже мог убить Миллера и украсть деньги?

— Мистер Харрис уважаемый бизнесмен, — запротестовала было Эмили.

— Но это еще ни о чем не свидетельствует. Ты бы немало удивилась, если бы узнала, как много уважаемых бизнесменов садится в лужу, а попав в такое положение, совершает самые невероятные поступки, лишь бы снова встать на ноги. Слушай внимательно: в тот день город был практически пуст. Все выбрались в лесок на праздник. А Харрис утверждает, что хотел разменять в банке какую-то купюру. Возможно, так оно и было. Но разве нельзя предположить, что, очутившись в банке и застав там одного Миллера, а также увидев открытый сейф, этот твой Харрис мог решиться… Искушение-то ведь слишком большое. Вот он и пристрелил Миллера, сгреб деньги и спрятал их в своей машине. А потом, сделав вид, что нашел Миллера убитым, забил тревогу.

— В это просто никто не поверит!

— Почему?

— Он не из таких. Кроме того, Харрис является членом многих гражданских союзов и содержит школу для взрослых в методистской церкви.

Моран прошелся по комнате.

— Ты все еще продолжаешь оставаться избалованным ребенком, Эмили! Постарайся вести себя как взрослая! — Он показал на открытое окно. — Ты же не знаешь, что у тебя там, за окном. Настоящие джунгли. И то, что Харрис содержит эту школу, еще ни о чем не говорит. Когда я ждал суда, со мной в камере сидел декан университета, который изнасиловал двенадцатилетнюю девочку.

Эмили скрестила руки на груди.

— Может быть, ты и прав. Но я все-таки не верю, чтобы Харрис мог совершить подобное.

— Тогда назови преступника ты.

— Не могу.

— Сколько выстрелов было сделано в Миллера? Полиция нашла пули?

Эмили попыталась вспомнить. Хи рассказывал ей, что много!

— Кажется, да… Да, нашла, теперь я точно вспомнила. Хи говорил, что передал их эксперту, который должен был выяснить, Из какого оружия они были выпущены и не соответствует ли это оружие тому, которое было использовано раньше при других ограблениях.

— Но оружие, из которого стреляли, они не нашли?

— Нет.

Моран налил себе кофе.

— В таком случае, все это — лишь выстрел в небо…

— Вот как?

— На твоем месте я бы завтра утром намекнул прокурору кое о чем. Точнее, я бы просто усомнился: достаточно ли серьезно полиция и ФБР проверили показания Харриса. Я лично не могу представить себе более благоприятного места, чем бензоколонка, где можно было бы спрятать похищенные деньги, — ведь там много всякого барахла: канистры из-под бензина и масла, горы покрышек, ремней и других запасных частей. — Моран отпил глоток кофе. — Там же очень легко спрятать и пистолет, из которого был убит Миллер.

Эмили отважилась на последнее слово протеста.

— Но что будет, если Харрис невиновен?

Моран пожал плечами.

— В этом случае ему нечего беспокоиться. Но если полиция начнет заниматься Харрисом, у нее не останется времени на меня.

Эмили кивнула.

— Я поговорю с Хи завтра утром.

Между тем дождь все усиливался, поднялся ветер. Моран закрыл окно, и опустил занавески.

— Даже если воспользоваться только соломинкой, то у меня все \ равно есть какой-то шанс. А теперь нам обоим лучше поспать. У тебя есть снотворное?

— Да.

— Отлично. Если оно нам понадобится, мы им воспользуемся.

Эмили поднялась с кресла.

— Но ведь сейчас только девять.

Моран легонько дотронулся до нее.

— Возможно, нам придут в голову и другие приятные мысли, как убить время.

Эмили ответила на его поцелуй.

— Прошу тебя, только не сейчас… Только не сегодня вечером, Дэн.

Моран рассмеялся.

— Как хочешь. Ты здесь хозяйка. И ты действительно завтра утром расскажешь Тайеру, что мы с тобой здесь выдумали?

— Обязательно! В самую первую очередь!

— Молодец девчонка! А потом, когда ты сменишь мне повязку… — Да?

— Я хочу, чтобы ты затянула мне рану как можно туже.

Эмили принесла все необходимое для перевязки-и разложила на' ночном столике. Потом принялась за рану.

— Но почему… почему я должна тебя перевязать сегодня крепче обычного?

— На тот случай, если мне придется быстро сматываться, — с неподдельной горечью усмехнулся Моран. — Если мне придется удирать от полиции, я не хотел бы останавливаться для того, чтобы поправить повязку.

Эмили так и передернуло от страха.

— Но ведь подобного… просто не может произойти!..

Обе его раны заживали. Каждый раз когда она их промывала и меняла бинты, она видела, что края их постепенно затягиваются. Скоро вообще останутся только рубцы.

Закончив перевязку, она на этот раз трижды вокруг тела туго облепила Дэна лентой лейкопластыря, как он того хотел.

Отлично! — Моран полюбовался ее работой, посмотревшись в зеркало шкафа. — Такая выдержит все, что угодно. — Он отнес медикаменты обратно в ванную, вернувшись, принес четыре таблетки снотворного и стакан с водой. — Две для тебя и две для меня. Пошли, проглотим их, и через двадцать минут ты окажешься в стране грез.

Не возражая, Эмили взяла таблетки, а Моран тем временем начал разбирать постель.

— Теперь остается только снять халат и быстро в постель.

Она позволила ему снять с себя халат и бросить на подоконник.

— А ты разве будешь спать в другой комнате?

Моран присел рядом с ней и начал теребить мочку ее уха.

— Поскольку я знаю твой характер, наверное, это будет самое лучшее. Эмили была тронута его покорностью. Она до сих пор так и не сумела до конца определить чувства, которые испытывала к нему. Не знала порою, как относиться, держать себя с ним в тот или иной момент. Дэн был для нее одновременно и супругом, и любовником, и ребенком.

Моран заботливо подвернул одеяло, чтобы было удобно, и поцеловал ее.

— До завтра, дорогая. Свет выключить?

— Да, пожалуйста. ‘

Когда он ушел, Эмили еще долго прислушивалась к шуму ветра за окном. Он усиливался, превращаясь временами почти в штормовой.

Ветви деревьев, ближнйх к дому, стучали и скребли по стенам, оконные стекла в рамах дребезжали. И, казалось, весь старый дом скрипел и стонал.

Но при закрытых окнах в комнате стало невыносимо душно. Простыня сбилась, подушка казалась слишком жесткой. Эмили, словно в страшном сне, чудилось, будто ее насильно заперли в комнате со зловонным воздухом, где она непременно задохнется. И* в полусне, полуреальности она испытывала такую жалость к самой себе! И это после всего, что она сделала для Дэна! Мог бы, по крайней мере, подержать ее в своих объятиях, пока она как следует не уснула…

Повинуясь внезапному порыву, Эмили соскочила с постели на пол и направилась к желтой полосе света, проникавшей из соседней комнаты.

Дэн сидел, облокотившись спиной о подушки большой двуспальной кровати, и читал спортивный раздел газеты.

Увидев Эмили, не удивился.

— Что случилось? Не можешь заснуть?

— Угу.

Он молча показал ей рукой на постель, приглашая присесть.

— Но только ты должна знать, что в таких случаях происходит…

Эмили кивнула с таким чувством, будто она, заведомо осведомленная обо всем, влезала в ловушку.


Глава 7 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 9