home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Эмили верйулась в сумерках. Объехав дом, остановилась у черного входа, чтобы Бен мог сразу же отнести на кухню продукты, которые она привезла. Нажала на клаксон, и тотчас появился Бен. Вид у него был хмурый, видно, он собирался ложиться спать.

Эмили, уже сидя в машине, ощущала, как сильно устала за прошедший день; казалось, не хватит сил даже шевельнуть пальцем. Сколько же времени все это может продолжаться? — спрашивала она себя не раз, чувствуя себя так, словно ее пропустили через центрифугу.

Надо рассказать Дэну, что Уайт и Филипс убиты, и теперь все поиски сконцентрировались на поимке его и Тейлора.

Бен открыл дверцу машины.

— Могу я вам чем-нибудь помочь, мисс?

Эмили протянула ему ключ.

— В багажнике пакеты с продуктами. Отнеси их в дом.

Бен открыл багажник, вытащил пакеты.

— Это меня, конечно, не касается, мисс, — пробурчал он, — но, мне показалось, что в последнее время мы стали покупать гораздо больше продуктов, однако кухня Бесси не улучшилась.

, Эмили испытующе посмотрела на него. Бен, конечно, ничего не знал и ни о чем не догадывался. Просто он любил поворчать, что и делал по любому поводу. Тем не менее даже это его ворчание нельзя было сбрасывать со счета. Соблюдение тайны как раз и зависело от подобных мелочей.

— Это вам и в самом деле показалось, — рассеяла она его сомнения.

— Возможно, — согласился Бен. — Но и Бесси на этой неделе уже третий раз делает такой большой заказ. Не иначе как у моей старушки завелся в животе солитер.

Когда они оба вошла в кухню, Бесси обернулась через плечо и бросила:

— Решила, наконец, вернуться? — Она в этот момент как раз пробовала куриный бульон, стоящий на плите. — Совсем отбилась от дому. Я уж думала, что мистер Хи пригласил тебя на ужин.

— Он и хотел это сделать, — ответила Эмили и поинтересовалась, словно невзначай: — Все в порядке?

Бесси провела по своему лицу тыльной стороной ладони. Напряжение последних дней заметно сказалось и на ней.

— В абсолютном порядке. — Она подождала, пока Бен пошел к машине за остальными пакетами, и добавила: — Неужели ты не понимаешь, что делаешь? Когда же все это кончится?

— Понятия не имею.

Бесси на мгновение задумалась.

— Это меня, конечно, не касается, но тем не менее все это мне не нравится. В тюрьму за мелкие проказы не сажают.

— Его осудили несправедливо.

— Это он тебе так говорит.

— Ты сменила ему повязку днем?

— Попыталась это сделать, но он меня не подпустил к себе. Предпочитает, чтобы это сделала ты. — Она переменила тему разговора, увидев, что в кухне снова появился Бен с пакетами. — Ну, а теперь отправляйся наверх и прими ванну. И тебе совсем не обязательно спускаться к ужину. Я принесу наверх.

— Большое спасибо, Бесси.

Эмили добралась до середины лестницы, а потом остановилась. Еще неделю назад жизнь была как-то упорядочена и осмысленна, хотя не все в ней соответствовало ее идеалам. Теперь же — одна сплошная неразбериха. Было такое чувство, будто все время поднимаешься на высокую гору, рискуя ежесекундно свалиться в какую-нибудь расщелину. И неизвестно, можно ли было назвать ее чувства к Морану любовью. Она лишь ощущала на себе постоянное воздействие этого человека.

Едва Эмили дотрагивалась до него или он до нее, как она становилась другим существом. Даже мысль о том, чем они занимались всю последнюю неделю или, точнее, что она позволяла делать с собой, вгоняла ее в краску. Возможно, психолог из Майами была отчасти права, но только Моран разбудил в ней не тигрицу, а блудливую кошку.

Осторожно проскользнув к себе, она зажгла свет, сбросила. одежду, расстегнула бюстгальтер и стянула трусики. Потом пустила воду и тщательно намылилась.

Прохладная вода приятно ласкала ее разгоряченное тело. Смыв мыло, Эмили быстро растерлась полотенцем.

Когда она вышла из ванной, накинув халат, Моран уже зажег лампу на ночном столике и теперь смотрел на нее взглядом прищуренных глаз.

— Ты очень красивая, — сказал он. — Подойди ко мне. — И, когда она приблизилась к кровати, схватил ее за руку и притянул к себе. — А где же поцелуй, которым ты меня награждаешь, возвращаясь домой?

И он сам припал к ней долгим страстным поцелуем, а когда в ней начала закипать кровь, внезапно отпустил и рассмеялся.

— Ну, ладно, сперва одно, потом другое, — заметил он. — Ч^о ты узнала? Есть какие-нибудь новости?

— Да. Они пойманы в соседнем городе: Уайт и Филипс.

— Идиоты!..

— Но никто из них ничего не сказал.

— Откуда ты знаешь?

— Они мертвы. Убиты в перестрелке.

Эмили наблюдала за лицом Морана, пока тот переваривал эту новость. Он казался скорее обрадованным, чем огорченным.

— Бедняги! — наконец сказал он. — А что с Тейлором?

— Полиция считает, что ему удалось проскочить.

Голос Морана стал жестким:

— О’кей! Значит, остаюсь только я, и меня они собираются отправить на электрический стул за два убийства и изнасилование, которых я не совершал. — Он нежно погладил ее. — Знаешь что?

— Да?

— А ведь ты могла бы совершенно спокойно превратиться в национальную героиню. Добропорядочную гражданку! Жители Хевитта, возможно, воздвигнут в твою честь памятник, если ты выдашь меня.

— Ты же отлично знаешь, что я не сделаю этого.

— Почему?

— Не смогу, и все тут! Ты ведь поклялся мне, что не убивал Мэрфи и не был соучастником изнасилования?!

Клянусь на Библии!

— А человек, которого ты застрелил во время игры в покер?

Моран начал терять терпение;

— Послушай, мы уже^ раз двадцать пережевывали все это. Я действовал так вынужденно, в целях самообороны.

— Хи говорит, что при этом ты пытался еще забрать и выручку этого заведения.

— Уважаемый господин прокурор жестоко ошибается. Я только играл. Во всем виноваты мои прежние, проделки…

— Ты имеешь в виду фальшивые чеки и изнасилование?

Моран зажег две сигареты и одну протянул Эмили.

— Правильно. — Он откинулся на подушку и выпустил струю дыма. — О, я отнюдь не ангел! И. никогда подобного не утверждал. — Он погладил ладонью ее лицо. — На моей совести много всякого разного. Однажды, когда мне было лет пятнадцать и я сидел на мели, я попытался ограбить бензоколонку, имея в руке игрушечный пистолет.

— А девочка?

— Она сама предложила, — ответил Моран. — > Она сама этого хотела, пока считала, что мой старик купается в золоте. Лишь когда отец отказался платить, она вдруг вспомнила, что ей. нет шестнадцати.

— Она тебе так же нравилась, как и я?

Его рука скользнула по ее ноге.

— С чего ты взяла?

— Просто так… И потом будет лучше, если ты перестанешь гладить меня по ноге.

— Почему?

— Потому что у меня от этого путаются мысли. А у нас должны быть ясные головы. Надо же как-то вызволить тебя отсюда.

— Ты что, смеешься?

— И это должно получиться.

— Но каким образом?

— Я обязательно что-нибудь придумаю.

— Почему вдруг такая спешка? Я что, уже надоел тебе?

— Нет.

— Тогда в чем же дело?

— Ограблением банка теперь занимается ФБР. Сегодня днем я встретила в аптеке их агента. Они пришли к выводу, что это дело рук кого-то из местных, допрашивают чуть ли не каждого в городе.

— Да! Неприятная история!

— Она вообще может кончиться трагедией, если они разнюхают твой след. А ведь я вынуждена теперь покупать больше и продуктов, и перевязочных средств. На это уже сегодня обратил внимание мой слуга.

Моран мгновение молчал.

— Да, с этим шутить нельзя. Эти мальчики из ФБР работают на совесть. И они своего не упустят. Но если предположить, что… имей в виду, что я лишь размышляю вслух…

— Я слушаю.

— Но если предположить, что банк ограблен действительно кем- то из местных… Они его выследят, и это обстоятельство, возможно, остановит их дальнейшие поиски… Тогда они оставят меня в покое. Может быть, им удастся найти и часть похищенных денег.

— Все может быть. Но только не говори мне, что ты знаешь, кто именно ограбил банк.

Моран рассмеялся.

— Нет, я просто размышляю. И мне кое-что приходит в голову. Скажи, а ты смогла бы передать информацию своему другу?

— Моему бывшему другу. Интересно только, как ты собираешься расследовать дело об ограблении, если этого не могут сделать ни Хи Тайер, ни бюро шерифа?

— Ты же знаешь старую поговорку: «Чтобы поймать вора, нужен" вор!»

— Перестань называть себя вором!

Моран загасил окурок сигареты свой и Эмили.

— Я с удовольствием помог бы им. Кассир был неплохой парень. Он иногда подходил к черному входу, когда мы отвозили мусор, кивал нам и говорил «доброе утро», словно мы были такие же люди, как и он сам.

Эмили не смогла подавить иронии:

— Очень мило со стороны мистера Миллера!

— Не правда ли? — с горечью ответил Моран. Он повернулся набок. — Ну и черт с ним! Как ты думаешь, Бесси еще много понадобится времени, чтобы принести нам сюда ужин?

— Если ориентироваться на то, что я видела в кухне, то не раньше, чем через четверть часа, — сказала Эмили, бросая взгляд на свои обрамленные бриллиантами часики.

Рука Морана лежала на ее бедре.

— Отлично!

Эмили легонько шлепнула его и выскользнула из его объятий.

— Только не начинай опять. У меня хватит времени до ужина только на то, чтобы сменить тебе повязку.

Она хотела подняться, но он притянул ее к себе.

— Забудь ты об этой повязке. Я провел в тюрьме полгода, неужели ты забыла? Кроме того, Бесси все знает о нас.

Эмили смутилась.

— Да, но…

— Что но?

— Не можем же мы только этим и заниматься?

Моран рассмеялся охрипшим голосом.

— Может быть, я смогу тебя переубедить?

И он покрыл ее глаза, щеки и нос поцелуями. Его влажные губы перекочевали с ее шеи на грудь и дальше…

Когда все кончилось, Эмили заметила, что плачет. Она пыталась вызвать в себе стыд и отвращение, но ей это не удалось.

— Теперь ты понимаешь, что я имел в виду? — спросил Моран.

— Да, — прошептала Эмили.

И уткнулась мокрым от слез лицом в подушки. Неужели это она, Эмили Хевитг? Неужели это она? Не может быть!


Глава 6 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 8